Обезболивающие средства наркотические: Наркотические анальгетики в Анестезиологии. Классификация и механизм действия. Показания и противопоказания. Применение. Побочные эффекты.

Содержание

Наркотические анальгетики в Анестезиологии. Классификация и механизм действия. Показания и противопоказания. Применение. Побочные эффекты.

Механизм действия наркотических анальгетиков

Механизм действия наркотических анальгетиков (опиоидов) следует рассматривать в контексте нейрональных сетей головного мозга, модулирующих анальгезию, и функции различных типов рецепторов в этих сетях. Анальгетические эффекты обусловлены способностью опиойдов ингибировать передачу ноцицептивной информации на уровне задних рогов спинного мозга и активировать обезболивающие пути, спускающиеся из среднего мозга через ростральные вентромедиальные области мозга в задние рога спинного мозга.

В спинном мозге опиоиды действуют на уровне синапса, либо пресинаптически, либо постсинаптически. Опиоидные рецепторы обильно экспрессированы в желатинозной субстанции, где опиоиды препятствуют освобождению субстанции P из первичного сенсорного нейрона. Действия опиоидов в бульбоспинальных путях чрезвычайно важны для их аналгетической эффективности. Действие опиоидов на передний мозг, очевидно, способствует обезболиванию. Тем не менее,

роль опиоидных рецепторов во всех этих областях мозга пока еще не полностью выяснена.

У людей морфиноподобные средства вызывают анальгезию, сонливость, изменения в настроении и психическое помрачение. Важной особенностью опиоидной анальгезии является то, что она не связана с потерей сознания. Морфин, введенный в обычной дозе нормальному человеку, не испытывающему боли, может вызвать неприятные ощущения. Облегчение боли морфиноподобными опиоидами относительно селективно, при этом другие сенсорные модальности не затрагиваются. Пациенты часто жалуются, что боль все еще ощущается, но они чувствуют себя более комфортно. Есть существенная разница между болью, вызванной стимуляцией ноцицептивного рецептора с последующей передачей сигнала через интактный нейронный путь, и болью, вызванной повреждением нервных структур, часто включающей в себя нейральную гиперчувствительность (нейропатическая боль). Хотя ноцицептивная боль обычно легко поддается лечению опиоидами,

для нейропатической боли типично слабое реагирование на опиоидные аналгетики, что может потребовать повышения дозы препарата. Под действием опиоидных аналгетиков меняется не только ощущение боли
, но и эмоциональная реакция. Однако изменение эмоциональной реакции на болевые стимулы – не единственный механизм анальгезии.

Механизм полного обезболивания / Здоровье / Независимая газета

Врачи все чаще отказываются выписывать наркотические средства из-за угрозы уголовного преследования

Почти 38% врачей стараются не назначать пациентам наркосодержащие обезболивающие. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Проблема обезболивания грозит стать у нас вечной. Заместитель премьер-министра Ольга Голодец заявила на заседании Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере, что в течение 2018 года все неизлечимо больные пациенты должны получать наркотические и психотропные препараты: «Мы должны приложить все усилия, чтобы каждый нуждающийся получил помощь. Наша задача запустить в этом году, не в 2020-м, механизм полного обезболивания по всей стране. Он запущен, но он не работает со стопроцентным результатом». Надо понимать, механизм работает с перебоями. То есть неисправен. И этому есть подтверждение.

За последние сто лет человечество придумало много способов избавления от боли. Это и несложно, и недорого. Но применение анальгетиков у нас связано с огромными трудностями. Насколько положение трагично, показало самоубийство контр-адмирала Апанасенко, измученного невыносимыми болями от онкологического заболевания. При том, что обезболивающие средства есть, но получить их он не мог. Хотя контр-адмирал. Что уж говорить об обычных людях.

После этого вице-премьер Ольга Голодец сообщила: «Существует приказ ведомства, выпущенный в конце 2012 года, который снимает все бюрократические препоны при получении больными необходимых лекарственных средств. Сегодня врач-онколог имеет полное право выписать обезболивающее безо всяких бюрократических процедур. Так что та трагическая история, которая произошла с контр-адмиралом ВМФ, больше повториться не должна. Росздравнадзор уже начал проверять все учреждения здравоохранения РФ на предмет того, как изданный приказ исполняется».

Видно, плохо проверял Росздравнадзор, потому что через два года, в марте 2016-го, на заседании Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере Ольга Голодец также заявила о необходимости к осени 2016 года года создать в базе Фонда обязательного медицинского страхования регистр больных, нуждающихся в наркотических и психотропных препаратах. Регистр должен был быть готов до 1 ноября 2016 года, и в нем должно содержаться около 1 млн человек (предполагаемое число тех, кому нужны эффективные обезболивающие).

1 июля 2016 года правительство РФ утвердило план мероприятий «Повышение доступности наркотических средств и психотропных веществ для использования в медицинских целях». Речь в нем шла в том числе о необходимости создания реестра лиц, нуждающихся в назначении им наркотических лекарственных препаратов по медицинским показаниям.

Прошел еще год. Никакой регистр или реестр так и не появился. В роковом месяце марте, но уже 2017 года, Ольга Голодец вновь подняла вопрос об этом и поручила Министерству здравоохранения создать регистр пациентов, которым необходимо обезболивание препаратами, содержащими наркотические и психотропные вещества. Срок – 1 января 2018 года. «Разработана «дорожная карта». Эта тема остается в приоритете. Те люди, которым обезболивание нужно, должны его получать абсолютно открыто и своевременно», – подчеркнула вице-премьер. Наступило и прошло 1 января, и вновь пришел март – уже 2018 года. Регистра нет. Ни ФОМС, ни Минздрав не выполнили поручения вице-премьера.

Надо отдать должное Ольге Голодец – она опять подняла вопрос об обезболивании неизлечимых больных: «Пока у нас не будет стопроцентной уверенности и стопроцентной доступности для каждого пациента РФ, который нуждается в обезболивании, мы не снимем эту тему с повестки дня».

Что же это за заколдованная тема, что и кто мешает избавить пациентов от невыносимых мучений? Проще всего, конечно, обвинить врачей, которые не хотят выписывать содержащие наркотики средства. Привычно уже, что во всем виноваты медики. Да, это правда, не хотят врачи выписывать наркосодержащие препараты. Не потому, что злодеи, не потому, что не жалеют больных, а потому, что не хотят оказаться в тюрьме. Приказ, снимающий бюрократические препоны в получении больными необходимых лекарств, был выпущен в 2012 году, а врачу Алевтине Хориняк, которая выписала онкологическому больному обезболивающий препарат, вынесли обвинительное заключение в 2013 году.

По мнению директора Московского многопрофильного центра паллиативной помощи, учредителя фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер, уголовная ответственность врачей за неумышленные ошибки в работе с опиатами – одна из ключевых причин того, что люди в конце жизни обречены на невыносимые мучения.

Почти 38% врачей – больше трети – боятся уголовного преследования из-за назначения наркотических средств, показало исследование, проводившееся Ассоциацией профессиональных участников хосписной помощи и фонда помощи хосписам «Вера» в феврале 2017 года. В этом же исследовании ассоциации отмечалось, что за 2010–2015 годы в связи с нарушением правил оборота наркотических лекарственных средств правоохранительные органы возбудили в отношении медицинских и фармацевтических работников 153 уголовных дела. Были осуждены 68 человек: 67 из них оштрафовали, еще одного приговорили к трем с половиной годам условно. Тогда вице-премьер Голодец впервые дала поручение проработать вопрос о декриминализации ст. 228.2. Однако МВД выступило против.

Остается только добавить, что, по данным Международного комитета по контролю за наркотиками, Россия занимает 38-е место из 42 по доступности наркотического обезболивания в Европе и 82-е место в мире.   

Медработники стали чаще выписывать обезболивающие наркотические препараты

В 2018 г. количество выписанных рецептов на наркотические и психотропные лекарственные препараты выросло на 29% по сравнению с предыдущим годом. Такие данные представил Росздравнадзор в отчете о контрольной деятельности за исполнением субъектами мероприятий «дорожной карты» «Повышение доступности наркотических средств и психотропных веществ для использования в медицинских целях» (есть в распоряжении Medvestnik.ru).  Всего в 2016–2018 гг. в медицинских организациях было выписано 1,05 млн рецептов на наркотические лекарственные препараты, из них 410,5 тыс. – на неинвазивные формы наркотических анальгетиков. 

«В ходе анализа информации, предоставленной органами управления здравоохранением субъектов РФ и территориальными органами Росздравнадзора, установлено, что мероприятия «дорожной карты» на 2016–2018 год в целом выполнены», – говорится в материалах ведомства.

Количество лицензий, выданных аптечным и медицинским организациям на осуществление деятельности, связанной с оборотом наркотических средств, увеличилось в прошлом году на 24,6%. Однако это не решило проблему недостаточного количества мест отпуска наркотических лекарственных препаратов не только в сельской местности, но и в городских поселениях.

По данным ФГУП «Московский эндокринный завод», в 2018 г. объем заявленной регионами потребности в неинвазивных наркотических анальгетиках (ННА) увеличился в 4 раза по сравнению с 2014 г. (с 141,6 тыс. до 635,8 тыс. упаковок), фактическая выборка – в 9 раз (с 57,5 тыс. до 519,6 тыс. упаковок). Расчетный уровень обезболивания вырос в 7 раз (с 12 до 70%).  

Более 80% субъектов РФ представили в 2018 г. дополнительные заявки, позволяющие в полном объеме обеспечить потребность от 70 до 100% нуждающихся в обезболивании пациентов. Высокие показатели выборки ННА от годовой потребности достигнуты в 23 регионах. В их числе Самарская (105%), Брянская (100%), Магаданская (100%), Нижегородская (100%), Тюменская (100%), Псковская (99%) и Владимирская (98%) области, Пермский край (100%), Республика Дагестан (100%).  

Процент выборки менее 50%  зафиксирован в 12 субъектах РФ: Республика Ингушетия (49%), Томская (46%), Ивановская (45%), Ярославская (45%), Мурманская (41%), Тульская (39%), Тамбовская (35%), Волгоградская (34%) области, г. Севастополь (20%), республики Адыгея (41%), Северная Осетия–Алания (40%), Карачаево-Черкессия (18%).

Смертельно больных в 35 регионах РФ лишают обезболивающих

Паллиативная служба в некоторых регионах существует только на бумаге Фото: Алексей Андронов © URA.RU

Во многих российских регионах смертельно больные люди не могут получить паллиативную помощь, прежде всего наркотические обезболивающие. Проблема, которую федеральные власти решали после череды суицидов онкобольных, не решена более чем в трети субъектах федерации. Об этом URA.RU рассказали в проекте ОНФ «Регион заботы».

По всей стране выписываются рекомендации, а не рецепты на обезболивающее

Фото: Алексей Андронов © URA.RU

«С 2019 года „Регион заботы“ побывал в 35 субъектах. В основном уровень организации паллиативной медпомощи оставляет желать лучшего. Где-то этого вида помощи и вовсе нет. В 2021 году команда побывала в девяти субъектах РФ, и самое гнетущее впечатление произвел Дагестан. Здесь, на мой взгляд, оказание паллиативной медпомощи вообще никак не организовано», — поделилась проектный директор «Региона заботы» Анастасия Жданова.

В одном отделении, которое ревизоры видели в Дагестане, физически не было пациентов, во втором находились четверо, но не было никакой медицинской техники, в том числе и для кислородной поддержки, а также расходников. Сейф, где должны храниться наркотические и психотропные лекарственные средства, был закрыт на ключ.

Старшая медсестра, которая отвечала за обезболивание и у которой этот ключ находился, была на выходных. Когда сейф все же удалось открыть, оказалось, что там лежало одно-единственное обезболивающее. Последний раз им пользовались год назад.

Статья по теме

Наиболее распространенные проблемы: койки используются не по назначению, а нужные обезболивающее (лекарственные наркотические средства и психотропные вещества, которые выписываются на рецептурных бланках) трудно получить. Так, выездные бригады, обслуживающие людей амбулаторно, приезжают зачастую с препаратами, которые не могут купировать прорывы боли при онкологии. В некоторых регионах с собой возят, в лучшем случае, «Трамадол» или «Промедол» — в то время как на выезд к паллиативным пациентам необходимо включать в укладку морфин. В укладке нет того, что помогает. Более того, почти по всей стране выписываются рекомендации — не рецепты.

Пока эксперты «Региона заботы» видели выдачу рецептов только в Москве: чтобы родственник больного смог максимально быстро получить лекарство. Ведь с рекомендацией нужно идти в поликлинику, терапевту, врачебной комиссии, только потом в аптеку. Проходят недели. Между тем, проблему пытались решить на федеральном уровне еще в конце 2014 года после смерти контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который страдал от рака и вовремя не получал необходимых обезболивающих. В декабре того года президент Владимир Путин подписал указ, упрощающий получение наркотических обезболивающих. Быстро эта проблема не решилась — только в первом квартале 2015 года и только в Москве покончили с собой более 20 человек.

Спустя 6 лет ситуация улучшилась, но до сих пор есть такие регионы, которые не реагируют на представленные данные мониторинга экспертов проекта «Регион заботы», не готовы что-то менять и продолжают ориентироваться на официальные статистические данные.

Несмотря на то, что количество отделений, коек, хосписов, выездных бригад известно, эти цифры практически ничего не говорят об уровне оказания паллиативной медпомощи.

Статья по теме

При этом есть субъекты, в которых паллиативная помощь оказывается хорошо, хотя и не всегда надлежащим образом: Севастополь, Хабаровский край, Нижегородская и Иркутская области (не считая Москвы). На общем фоне выделяется Республика Мордовия, где региональный минздрав и специалисты на местах внимательны к организации паллиатива. В этих пяти субъектах также есть запрос руководства на повышение качества оказания медпомощи, поэтому с этими территориями «Регион заботы» ведет более тесное сотрудничество. С некоторыми другими регионами также поддерживается контакт.

«К сожалению, в России нет закрепленных на законодательном уровне стандартов оказания паллиативной медицинской помощи. В существующих же нормативно-правовых актах многие вещи не предусмотрены.

Лицензионные требования не содержат, например, прописанной необходимости использовать наркотические и психотропные препараты», — констатировала Жданова.

В январе учредитель Фонда помощи хосписам «Вера», директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи и руководитель «Региона заботы» Нюта Федермессер написала обращение к губернатору Московской области Андрею Воробьеву из-за ненадлежащего качества оказания помощи в регионе. К примеру, лекарства есть, но они не выдаются: врачи их не назначают. Единого реестра пациентов нет, горячей линии или координационного центра для обращений нет. В 2020 году паллиативную помощь недополучили 72% нуждающихся Подмосковья. Люди в итоге обращались в Центр паллиативной помощи в Москве. Хотя, как заметила Федермессер, закон запрещает тратить средства одного субъекта на помощь жителям другого. Попытки изменить ситуацию приводили к «регулярно меняющимся равнодушным министрам». Поэтому было объявлено, что с 2022 года Центр паллиативной помощи в Москве больше не будет оказывать помощь пациентам из Подмосковья.

URA.RU направило запрос в Минздрав РФ. На момент публикации ответ получен не был.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Урала в telegram-канале URA.RU и получайте все самые важные известия с доставкой в вашу почту в нашей ежедневной рассылке.

Во многих российских регионах смертельно больные люди не могут получить паллиативную помощь, прежде всего наркотические обезболивающие. Проблема, которую федеральные власти решали после череды суицидов онкобольных, не решена более чем в трети субъектах федерации. Об этом URA.RU рассказали в проекте ОНФ «Регион заботы». «С 2019 года „Регион заботы“ побывал в 35 субъектах. В основном уровень организации паллиативной медпомощи оставляет желать лучшего. Где-то этого вида помощи и вовсе нет. В 2021 году команда побывала в девяти субъектах РФ, и самое гнетущее впечатление произвел Дагестан. Здесь, на мой взгляд, оказание паллиативной медпомощи вообще никак не организовано», — поделилась проектный директор «Региона заботы» Анастасия Жданова. В одном отделении, которое ревизоры видели в Дагестане, физически не было пациентов, во втором находились четверо, но не было никакой медицинской техники, в том числе и для кислородной поддержки, а также расходников. Сейф, где должны храниться наркотические и психотропные лекарственные средства, был закрыт на ключ. Старшая медсестра, которая отвечала за обезболивание и у которой этот ключ находился, была на выходных. Когда сейф все же удалось открыть, оказалось, что там лежало одно-единственное обезболивающее. Последний раз им пользовались год назад. Наиболее распространенные проблемы: койки используются не по назначению, а нужные обезболивающее (лекарственные наркотические средства и психотропные вещества, которые выписываются на рецептурных бланках) трудно получить. Так, выездные бригады, обслуживающие людей амбулаторно, приезжают зачастую с препаратами, которые не могут купировать прорывы боли при онкологии. В некоторых регионах с собой возят, в лучшем случае, «Трамадол» или «Промедол» — в то время как на выезд к паллиативным пациентам необходимо включать в укладку морфин. В укладке нет того, что помогает. Более того, почти по всей стране выписываются рекомендации — не рецепты. Пока эксперты «Региона заботы» видели выдачу рецептов только в Москве: чтобы родственник больного смог максимально быстро получить лекарство. Ведь с рекомендацией нужно идти в поликлинику, терапевту, врачебной комиссии, только потом в аптеку. Проходят недели. Между тем, проблему пытались решить на федеральном уровне еще в конце 2014 года после смерти контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который страдал от рака и вовремя не получал необходимых обезболивающих. В декабре того года президент Владимир Путин подписал указ, упрощающий получение наркотических обезболивающих. Быстро эта проблема не решилась — только в первом квартале 2015 года и только в Москве покончили с собой более 20 человек. Спустя 6 лет ситуация улучшилась, но до сих пор есть такие регионы, которые не реагируют на представленные данные мониторинга экспертов проекта «Регион заботы», не готовы что-то менять и продолжают ориентироваться на официальные статистические данные. Несмотря на то, что количество отделений, коек, хосписов, выездных бригад известно, эти цифры практически ничего не говорят об уровне оказания паллиативной медпомощи. При этом есть субъекты, в которых паллиативная помощь оказывается хорошо, хотя и не всегда надлежащим образом: Севастополь, Хабаровский край, Нижегородская и Иркутская области (не считая Москвы). На общем фоне выделяется Республика Мордовия, где региональный минздрав и специалисты на местах внимательны к организации паллиатива. В этих пяти субъектах также есть запрос руководства на повышение качества оказания медпомощи, поэтому с этими территориями «Регион заботы» ведет более тесное сотрудничество. С некоторыми другими регионами также поддерживается контакт. «К сожалению, в России нет закрепленных на законодательном уровне стандартов оказания паллиативной медицинской помощи. В существующих же нормативно-правовых актах многие вещи не предусмотрены. Лицензионные требования не содержат, например, прописанной необходимости использовать наркотические и психотропные препараты», — констатировала Жданова. В январе учредитель Фонда помощи хосписам «Вера», директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи и руководитель «Региона заботы» Нюта Федермессер написала обращение к губернатору Московской области Андрею Воробьеву из-за ненадлежащего качества оказания помощи в регионе. К примеру, лекарства есть, но они не выдаются: врачи их не назначают. Единого реестра пациентов нет, горячей линии или координационного центра для обращений нет. В 2020 году паллиативную помощь недополучили 72% нуждающихся Подмосковья. Люди в итоге обращались в Центр паллиативной помощи в Москве. Хотя, как заметила Федермессер, закон запрещает тратить средства одного субъекта на помощь жителям другого. Попытки изменить ситуацию приводили к «регулярно меняющимся равнодушным министрам». Поэтому было объявлено, что с 2022 года Центр паллиативной помощи в Москве больше не будет оказывать помощь пациентам из Подмосковья. URA.RU направило запрос в Минздрав РФ. На момент публикации ответ получен не был.

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Кемеровская городская клиническая поликлиника №5»

Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения

«Клиническая поликлиника № 5»

Приказ № 180

от 22.10.2015 г.

г. Кемерово

 

Об утверждении порядка информирования граждан

о правилах назначения и выписывания обезболивающих препаратов

Во исполнение письма Минздрава РФ от 27 февраля 2014 г. N 25-4/10/2-1277, Приказа Минздрава РФ от 20.12.2012 N 1175н «Об утверждении порядка назначения и выписывания лекарственных препаратов, а также форм рецептурных бланков на лекарственные препараты, порядка оформления указанных бланков, их учета и хранения»

 

Приказываю:

 

1. Утвердить порядок  назначения и выписывания обезболивающих средств, в том числе наркотических средств и психотропных веществ (приложение № 1).

2. Разместить информацию о телефонах «горячей линии» по вопросам назначения, выписки и предоставления обезболивающих препаратов на информационном стенде.

3. Назначить ответственным за работу с амбулаторными пациентами, нуждающимися в обезболивающих препаратах, заместителя главного врача по амбулаторно-поликлинической помощи взрослому населению О.Н. Мирошниченко.

 

 

     Главный врач                                                  Малин М.В.

 

                                                                                                                  Приложение № 1

к приказу МБУЗ «КП № 5»

№ 180 от 22.10.2015 г.

 

Порядок  назначения и выписывания обезболивающих средств, в том числе наркотических средств (НС) и психотропных веществ (ПВ)

1.   Правом назначать и выписывать обезболивающие средства, в том числе наркотические и психотропные лекарственные препараты, обладают   медицинские работники: «узкие» врачи-специалисты, врачи-терапевты участковые, врачи общей практики (семейные врачи), фельдшеры, осуществляющие прием. 

2. Назначение и выписывание обезболивающих препаратов осуществляется по показаниям после осмотра пациента врачом.

3. Оформление рецептов наНС осуществляется в кабинете № 109 (кабинет централизованного оформления рецептов на НС), на основании соответствующей записи в амбулаторной карте.

4.    Прием   пациентов    в кабинете № 109 ведет врач-терапевт  Михайлова М.А. и по скользящему графику все врачи-терапевты участковые, врачи общей практики (семейные врачи), фельдшеры. Время работы кабинета совпадает с графиком работы поликлиники.

5. Прием пациентов или родственников пациентов, социальных работников для оформления рецептов на НС осуществляется вне очереди.

6. Назначение НС первичное, выписывание рецепта на НС первичное и повторное оформляется по решению ВК. Подпись главного врача, заместителя главного врача или руководителя структурного подразделения медицинской организации, оттиск круглой печати медицинской организации проставляется в момент оформления рецепта.

7. Для получения лекарственного препарата пациент (родственник пациента, социальный работник) с рецептом обращается в аптеку № 190.

 

    Телефоны «горячей линии»

По вопросам  назначения и выписывания обезболивающих средств обращаться к ответственному лицу заместителю главного врача Мирошниченко О.Н.,   кабинет № 432  тел.8 (3842) 54-79-20.

    Телефон «горячей линии» по вопросам назначения, выписки и предоставления обезболивающих препаратов на территории Кемеровской области:  тел. 8 (3842) 61-09-05,  ГБУЗ КО «Кемеровский областной хоспис»

   Телефон «горячей линии» Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения  8-800-500-18-35

Обезболивающие для онкобольных станут доступнее — Парламентская газета

Фото Вадима Жернова, Интерпресс-ТАСС

Правительство России утвердило «дорожную карту», предусматривающую повышение доступности наркотических средств и психотропных веществ, использующихся в качестве обезболивающих в медицинских целях. Соответствующее распоряжение премьер-министра Дмитрия Медведева размещено 11 июля на официальном сайте кабмина. 

Выписку рецептов на обезболивающие упростят

Проект документа был подготовлен Министерством здравоохранения России во исполнение поручений по итогам мартовского заседания Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере. В частности, план мероприятий предусматривает расширение номенклатуры наркотических лекарственных препаратов, используемых при болевом синдроме у онкологических больных, в том числе у детей, а также упрощение процедуры назначения и выписывания подобных средств.

«Предполагается, что реализация «дорожной карты» будет способствовать повышению доступности обезболивающей терапии, расширению номенклатуры наркотических и психотропных лекарственных препаратов, используемых при болевом синдроме, а также упростит процедуру их назначения», — указано в справке к распоряжению.

В полную силу закон не работает

Появление этой «дорожной карты» давно назрело, уверен член Комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России, детский онколог Владимир Круглый. «В настоящее время использование наркотических средств в медицинских целях регламентируется федеральным законом, который вступил в силу 1 июля прошлого года. Однако до сих пор этот закон работает не в полную силу, — подчеркнул сенатор. — Дело в том, что не все подзаконные акты, которые Правительство обещало выпустить, были в итоге подготовлены».

По словам парламентария, приезжая в регионы, он спрашивает врачей о том, как именно новый закон работает. «И оказывается, что до сих пор нет возможности выписать рецепт на обезболивающее паллиативному пациенту, если он не зарегистрирован по месту жительства, — рассказал Владимир Круглый. — Причём происходит это, даже несмотря на то, что ещё в 2015 году президент Владимир Путин дал прямое поручение организовать паллиативную помощь больным по месту их пребывания. Но и сегодня пациент, если он проживает не по адресу регистрации, должен получить временную прописку и только после этого врач сможет выписать рецепт на обезболивающее, содержащее наркотические средства и психотропные вещества».

Ещё одной проблемой, по словам Владимира Круглого, остаётся боязнь многих терапевтов выписывать подобные рецепты. «Несмотря на то что довольно много говорилось о том, что выписывать подобные рецепты терапевты имеют право, делать это они до сих пор опасаются, стараются перенаправить пациента к онкологу, — пояснил сенатор. — Нам же нужно добиться того, чтобы люди могли получить такие препараты без проблем, без хождения по дополнительным инстанциям».

Кроме того, сенатор указал на то, что наркотические обезболивающие бывают нужны и детям, однако их детских форм в нашей стране не выпускается. «К примеру, есть ампула на один миллилитр препарата, а ребёнку нужно лишь 0,3 миллилитра. Что делать в таких случаях, ампулу же после использования нужно сдать? Если ребёнок лежит в стационаре, проблем не возникает: врачи её заклеивают и сдают. А что делать, если он находится дома?» — интересуется сенатор.

По словам председателя исполнительного комитета «Движение против рака» Николая Дронова, с января по июнь этого года только лишь из Москвы к ним поступило восемь электронных писем и 90 звонков от онкологических больных с жалобами на недоступность противоопухолевых лекарств, четыре жалобы были на невозможность получить обезболивающие препараты.

«То есть мало того, что онкологических пациентов нормальным образом, полноценно не лечат, так на терминальной стадии ещё и не всех нуждающихся обезболивают, — подчеркнул эксперт. — Причём, как только мы пересылаем жалобы пациентов в Росздравнадзор и прокуратуру, Департамент здравоохранения сразу решает проблему применительно к конкретному пациенту, обратившемуся к нам за помощью».

В то же время, по словам Николая Дронова, ситуация с доступностью обезболивающих наркотических препаратов улучшается. «Народный фронт» и другие общественные объединения в прошлом году провели для этого серьёзную работу, — сказал он. — Процесс по повышению доступности движется, и я надеюсь, что с принятием «дорожной карты» он начнёт двигаться ещё быстрее».

Назначение наркотических и ненаркотических анальгетиков

В нашей поликлинике организована выписка наркотических и ненаркотических лекарственных препаратов для лечения болевого синдрома.

Для выписки лекарственных препаратов необходимо обратиться к участковому врачу-терапевту.

Для получения дополнительной информации обращаться:
Заместитель главного врача по медицинской части, председатель врачебной комиссии —
Волкова Наталья Геннадьевна
телефон: 8(831) 282-92-50
e-mail: [email protected]

Кто выписывает анальгезирующие препараты?
Назначение и выписывание лекарственных препаратов производится лечащим врачом, осуществляющим наблюдение за пациентом и его лечение в соответствии с приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 20.12.2012 г. №1175н «Об утверждении порядка назначения и выписывания лекарственных препаратов, а также форм рецептурных бланков на лекарственные препараты, порядка оформления указанных бланков, их учета и хранения».

Существует ли тактика лечения болевого синдрома?
Применяется единая тактика для лечения болевого синдрома. Это принцип ступенчатой терапии: от неопиоидных анальгетиков (НПВП, парацетамол, метамизол) при слабой боли до мощного опиоидного анальгетика при сильной боли. Лечащий врач после осмотра решит, какой лекарственный препарат будет для больного наиболее эффективным и безопасным в данный момент. Если пациент считает эффективность препарата недостаточной, ему необходимо обратиться к врачу для повторного осмотра. При этом для повышения эффективности и переносимости обезболивающей терапии анальгетика следует сочетать с адъювантными и/или симптоматическими средствами по индивидуальным показаниям.

Может ли гражданин с онкозаболеванием, не имеющий группу инвалидности, получить бесплатно обезболивающие препараты?
Гражданин с установленным онкологическим заболеванием, имеет право на выписку льготного рецепта при наличии медицинских показаний.

Может ли гражданин с онкозаболеванием, имеющий группу инвалидности, получить бесплатно обезболивающие препараты?
Граждане, имеющие право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг (перечень категорий определен статьей 6.1 главы 2 Федерального закона № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи») и сохранившие это право в части льготного лекарственного обеспечения, имеют право на получение лекарственных препаратов по рецепту врача бесплатно, согласно Распоряжению Правительства Российской Федерации от 30.12.2014 №2782-р.

Назначение и выписывание лекарственных препаратов гражданам, имеющим право на бесплатное получение лекарственных препаратов при оказании им первичной медико-санитарной помощи осуществляется медицинским работником исходя из тяжести и характера заболевания.

Может ли врач выписать рецепт на обезболивающие препараты за плату?
Да, врач может выписать пациенту рецепт на обезболивающий препарат на платной основе, но при этом он должен предупредить пациента, что данный препарат он может получить бесплатно, если гражданин имеет право на получение лекарственных препаратов за счет средств федерального или регионального бюджета.

Где можно ознакомиться с перечнями лекарственных препаратов, выписываемых бесплатно?

С перечнями лекарственных препаратов можно ознакомиться удобным для Вас способом:

  • В кабинете врача-терапевта участкового;
  • В кабинете заместителя главного врача по медицинской части;
  • На информационном стенде медицинской организации;
  • На сайте министерства здравоохранения Нижегородской области.
Кому выписываются обезболивающие препараты?
Назначение и выписывание наркотических и психотропных лекарственных препаратов списков II и III при оказании первичной медико-санитарной помощи производится пациентам с выраженным болевым синдромом любого генеза медицинским работником по решению врачебной комиссии (в случае принятия руководителем медицинской организации решения о необходимости согласования назначения с врачебной комиссией).

Если решение о необходимости назначения наркотических лекарственных препаратов принято, лечащий врач объяснит Вам порядок обеспечения данной группой препаратов.

Рецепт на лекарственный препарат может быть получен больным или его законным представителем.

Где можно получить обезболивающий препарат по рецепту врача?
Лекарство можно получить в аптечной организации, осуществляющей отпуск по льготному лекарственному обеспечению. Ваш лечащий врач подскажет Вам, где находится пункт отпуска.

Кто определяет кратность, дозу и продолжительность приема наркотических и психотропных веществ?
Кратность и доза вводимых наркотических и психотропных веществ определяется инструкцией к препаратам, и корректируется лечащим врачом по клинической ситуации.

В связи с индивидуальной чувствительностью и/или развитием толерантности, доза наркотических и психотропных веществ может превышать рекомендуемую инструкцией.

Комиссия по политике в отношении алкоголя и наркотиков: опиаты или опиоиды — в чем разница? : State of Oregon

Некоторые люди тщательно различают эти две группы наркотических средств, когда говорят о них. Другие люди используют эти два термина взаимозаменяемо или предпочитают один другому. Наш язык развивается; в последнее время многие люди, особенно журналисты и политики (и этот веб-сайт), склонны называть все эти наркотики «опиоидами».

В медицине используются как опиаты, так и опиоиды.Их могут назначать для облегчения боли, анестезии, подавления кашля, подавления диареи и для лечения расстройств, связанных с употреблением опиатов/опиоидов.

И опиаты, и опиоиды также могут незаконно употребляться людьми с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ.

Основное различие заключается в том, как производятся опиаты и опиоиды.

Опиаты

Опиаты представляют собой химические соединения, которые извлекаются или перерабатываются из натуральных растительных материалов (макового сока и волокон). Примеры опиатов:

  • Опиум
  • Морфин
  • Кодеин
  • Героин

Опиоиды

Опиоиды — это химические соединения, которые обычно не получают из природных растительных материалов.Большинство опиоидов «изготавливаются в лаборатории» или «синтезируются».

Хотя некоторые молекулы опиоидов — гидрокодон (например, викодин), гидроморфон (например, дилаудид), оксикодон (например, оксиконтин, перкоцет) — могут быть частично синтезированы из химических компонентов опиума, разработаны другие широко используемые опиоидные молекулы. и производятся в лабораториях. (Фраза «синтетический опиоид» считается излишней; почти все опиоиды синтезируются.)

Фармацевтическая промышленность создала более 500 различных молекул опиоидов.Некоторые из них широко используются в медицине, некоторые нет. Примеры хорошо известных опиоидов, используемых в медицине в США:

  • Декстрометорфан (доступен в США без рецепта, например, NyQuil, Robitussin, TheraFlu, Vicks)
  • Декстропропоксифен (например, Darvocet-N, Darvon)
  • Лоперамид (например, имодиум)
  • Гидрокодон (например, викодин)
  • Оксикодон (например, оксиконтин, перкоцет)
  • Оксиморфон (например, Опана)
  • Меперидин (например,г., Демерол)
  • Метадон (например, долофин)
  • Фентанил/фентанил (например, Ultiva, Sublimaze, пластырь Duragesic)
  • Карфентанил/карфентанил (например, Wildnil, для ветеринарного применения)

Опиаты и опиоиды

Обе группы препаратов являются «наркотиками». (Слово «наркотический» означает просто вызывающий сон или вызывающий онемение (от средневекового латинского  narcoticus , от греческого  narkoun  «отупляющий»).  

Обе группы наркотических средств точнее всего называть «опиатами и опиоидами», природными и синтетическими.Но в настоящее время, когда люди хотят сослаться на все эти препараты, они часто используют термин «опиоид».

Если человек зависит («пристрастился») к одному конкретному опиату или опиоидному наркотику, независимо от того, прописан ли он по медицинским показаниям или получен незаконным путем, он может обнаружить, что переход на другой опиат или опиоид может помочь сохранить его зависимость или зависимость. То есть замена одного опиата или опиоида другим может помочь предотвратить симптомы отмены. Большинство из нас слышали истории о людях с реальной, реальной болью, которые стали зависимыми от рецептурных болеутоляющих наркотических средств, а затем перешли на запрещенные опиоиды или опиоидный героин, когда закончились лекарства, отпускаемые по медицинским показаниям.

Пациенты, перенесшие серьезные операции без опиоидов, находятся в больнице в более короткие сроки

Протокол исследования ускоренного восстановления после операции показывает, что ненаркотическое обезболивание является безопасным и эффективным при обширных колоректальных хирургических вмешательствах.

Посмотреть реферат

БОСТОН (понедельник, 22 октября 2018 г., 16:00 по восточноевропейскому времени): Опиоиды были основой контроля боли у пациентов, перенесших серьезные операции, но они могут вызвать привыкание у некоторых пациентов, а неиспользованные таблетки были определены как основной источник таблеток, обеспечивающих опиоидную эпидемию.Тем не менее, хирурги в больнице Огайо разработали протокол лечения, который отправляет людей домой после колоректальных операций без каких-либо опиоидов для снятия боли, что приводит к сокращению пребывания в больнице. Исследователи представили свои выводы на клиническом конгрессе Американского колледжа хирургов в 2018 году.

«Более 75 процентов наших плановых пациентов с колоректальным раком перенесли операцию, не требуя наркотических анальгетиков в послеоперационном периоде, в том числе после выписки», — сказала ведущий автор София А.Хораттас, доктор медицинских наук, Кливлендская клиника Акрон (Огайо) General Hospital. «За этот период времени наши показатели удовлетворенности пациентов улучшились, а также улучшилось восприятие пациентами контроля над болью».

Протокол расширенного восстановления после операции (ERAS), используемый командой, включает в себя обучающую часть для пациентов об обезболивании перед процедурами, превентивном обезболивании, использовании неопиоидной общей анестезии во время операций, модифицированных блокадах брюшных нервов. и послеоперационные программированные ненаркотические анальгетики.Все восемь общих хирургов в Кливлендской клинике Akron General приняли протокол в 2016 году, и исследователи исследования оценили результаты 155 пациентов, перенесших плановые (не экстренные) операции на толстой кишке с резекцией по протоколу ERAS.

В целом 83% (128) пациентов не нуждались в наркотических препаратах после операции. Среди тех, кто это делал, использование опиоидов перед процедурами было индикатором того, что им потребуются опиоиды для снятия боли после этого, как это сделали девять из 15 таких пациентов (56 процентов).Среди оставшихся 140 пациентов, которые не принимали опиоиды до операции, 85% (119) не нуждались в наркотиках после операции.

Исследователи обнаружили, что пациенты, получавшие наркотическое обезболивание после операций, обычно проводили больше времени в больнице; в среднем 2,7 дня против 2,3 дня для ненаркотической группы.

Ключевым элементом протокола является проведение ознакомительной беседы с пациентом перед операцией, в ходе которой пациент встречается с хирургом и координатором по уходу.«Пациенты получили образовательные материалы о протоколе ERAS, и их ожидания были учтены в отношении более короткой продолжительности пребывания, отказа от наркотических обезболивающих препаратов, раннего выхода на улицу в тот же день операции и тщательного наблюдения со стороны лечащей бригады», — д-р — объяснил Гораттас. «Обучение пациентов сыграло большую роль в соблюдении протокола, и удовлетворенность пациентов улучшилась, поскольку они смогли избежать длительного голодания, добиться улучшенного контроля боли без побочных эффектов наркотической анальгезии и раньше выписаться домой.»

Для превентивной анальгезии пациенты получили одну дозу ацетаминофена, габапентина (лекарство от нервных болей) и целекоксиба (целебрекс, сильнодействующий нестероидный противовоспалительный препарат) в предоперационном отделении. В операционной пациенты подвергались анестезии кетамином, который вызывает и поддерживает анестезию, и лидокаином, обезболивающим средством, оба из которых обеспечивают обезболивание и седативный эффект без опиоидов. Перед тем, как хирург сделал разрез, пациенты получали блокаду поперечного нерва в плоскости живота (TAP) для облегчения боли сразу и в течение 72 часов после операции.Хирурги Кливлендской клиники Akron General с тех пор приняли ERAS для других крупных абдоминальных операций, таких как бариатрические процедуры, гинекологические процедуры и операции на половых / мочевыводящих путях, а также операции на печени и желчном пузыре.

Доктор Хораттас сказал, что другие учреждения могут воспроизвести аналогичный протокол ERAS, сначала назначив ключевой персонал в других отделениях больницы для участия в команде. В Кливлендской клинике Akron General представители отделений хирургии, анестезии, фармации и сестринского дела встретились, чтобы обсудить цели ERAS и имеющиеся в их распоряжении ресурсы.

«Наш протокол был уникальным в нашем подходе к обучению пациентов и межведомственному обучению, а также в нашей мультимодальной анальгезии с блокадой TAP/прямого нерва и строгом соблюдении протокола», — сказал д-р Horattas. «Одной из замечательных особенностей нашего протокола является его воспроизводимость. После того, как мы разработали нашу программу, мы обнаружили, что ее можно стандартизировать для разных отделов с постоянно воспроизводимыми результатами».

Соавторы доктора Хораттаса: Келли Дж. Бар, RN; Джеймс Рейссиг, PharmD; и Марк С.Horattas, MD, FACS.

«FACS» означает, что хирург является членом Американского колледжа хирургов.

# # #

Об Американском колледже хирургов

Американский колледж хирургов — научно-образовательная организация хирургов, основанная в 1913 году с целью повышения стандартов хирургической практики и улучшения качества ухода за всеми хирургическими пациентами. Колледж посвящен этической и компетентной практике хирургии.Его достижения значительно повлияли на курс научной хирургии в Америке и сделали его важным защитником всех хирургических пациентов. Колледж насчитывает более 80 000 членов и является крупнейшей организацией хирургов в мире. Для получения дополнительной информации посетите сайт www.facs.org.

Мощное наркотическое обезболивающее для одобрения FDA: уколы

Морфин и оксикодон (активный ингредиент оксиконтина) сами по себе являются сильными наркотическими обезболивающими средствами.Moxduo, препарат, который в настоящее время находится на одобрении FDA, будет сочетать морфин и оксикодон в одной капсуле. Рич Педрончелли/AP скрыть заголовок

переключить заголовок Рич Педрончелли/AP

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов пытается решить, следует ли одобрить новое мощное обезболивающее, отпускаемое по рецепту, которое предназначено для быстрого облегчения сильной боли и имеет меньше побочных эффектов, чем другие опиоиды.

В то время как некоторые эксперты по боли говорят, что лекарство может стать ценной альтернативой для некоторых пациентов с сильной болью, препарат (называемый Moxduo) также вызывает опасения, что он может усугубить эпидемию злоупотребления отпускаемыми по рецепту обезболивающими и передозировок.

Консультативный комитет FDA проводит однодневное слушание во вторник, чтобы решить, следует ли рекомендовать агентству одобрить препарат.

Moxduo впервые объединяет морфин и оксикодон в одной капсуле.Он предназначен для быстрого облегчения боли у пациентов, страдающих от сильной боли в результате несчастных случаев или операций, таких как замена коленного сустава, операции на спине или онкологические операции, говорит Эд Рудник, главный операционный директор QRxPharma, компании, производящей Moxduo.

Препарат позволяет пациентам принимать меньшие дозы двух наркотиков, чем если бы они принимали только одно из лекарств, говорит Рудник.

«Мы считаем, что добились некоторого преимущества в снижении риска некоторых респираторных осложнений от этих сильных опиоидов», — говорит он.

Угнетение дыхания и другие респираторные осложнения являются наиболее серьезными рисками, связанными с этими препаратами, — основной причиной смерти людей от чрезмерного приема.

Некоторые эксперты по боли считают, что идея Moxduo хороша. Многие пациенты не могут принять достаточное количество морфина или оксикодона, чтобы облегчить дискомфорт из-за риска для дыхания и других побочных эффектов, таких как тошнота, рвота, головокружение и сильный зуд.

Пациенты, которые теоретически могли бы получить пользу от такой таблетки, — это «нормальные люди, такие как вы и я», — говорит д-р.Джозеф Одетт из Гарвардской медицинской школы. «А потом вдруг мы попадаем в ужасную аварию или делаем операцию и… нам что-то нужно. И используются типичные агенты, и вдруг возникают все эти ужасные побочные эффекты».

Но Одетт не уверена, что компания уже доказала, что у Moxduo меньше побочных эффектов.

«На самом деле они не проделали тяжелой работы, чтобы абсолютно показать… на людях с реальными проблемами боли, что синергия имеет большое значение, — говорит Одетт, — по сравнению с простым использованием агентов, которые у нас [уже] есть. .»

И некоторые эксперты опасаются, что у Moxduo будут свои проблемы.

«У меня серьезные опасения по поводу этого продукта, — говорит Эндрю Колодный, специалист по зависимостям в Phoenix House. Он также возглавляет организацию «Врачи за ответственное назначение опиоидов», которая борется за ужесточение контроля над отпускаемыми по рецепту обезболивающими.

Миллионы людей уже пристрастились к этим разрешенным наркотикам, говорит Колодный, и тысячи людей ежегодно умирают от передозировок. Он опасается, что Moxduo только усугубит ситуацию.

«Это чистый морфин и чистый оксикодон», — говорит он. «Этот продукт очень легко использовать не по назначению, его очень легко раздавить и вдохнуть или раздавить и ввести инъекцию. Так что он значительно более опасен, чем продукты, с которыми он мог бы конкурировать», — Колодный. Он цитирует Vicodin и Percocet как конкурирующие препараты, которые содержат множество других ингредиентов (в дополнение к наркотику), что затрудняет злоупотребление ими таким образом.

У пациентов с сильными болями уже есть множество вариантов, говорит он, и маркетинговый толчок к назначению Moxduo может привести к проблемам.

«Если они выведут этот продукт на рынок и смогут организовать торговый персонал, входящий и выходящий из кабинетов врачей, поощряющий выписывание рецептов с маркетинговым заявлением о том, что это более безопасный продукт … Я полагаю, что это может усугубить уже серьезный кризис общественного здравоохранения», — говорит Колодный Shots.

Со своей стороны, Рудник утверждает, что у производителя уже есть убедительные доказательства того, что Moxduo является более безопасным болеутоляющим средством с меньшим количеством побочных эффектов.И он оспаривает утверждения о том, что Moxduo легче злоупотреблять.

«Я понимаю жестокое обращение и понимаю тоску, которую испытывают некоторые из этих людей, потерявших близких из-за передозировки наркотиков», — говорит Рудник. «Я потерял брата из-за передозировки наркотиков в 2002 году, и это было очень тяжело».

Рудник обещает, что его компания установит систему для быстрого обнаружения любых признаков злоупотребления Moxduo. По словам Рудника, QRxPharma также разрабатывает версию препарата, которая затруднит злоупотребление им.

Новые правила в отношении наркотических обезболивающих причиняют горе ветеранам и VA

Новые федеральные правила, усложняющие получение наркотических болеутоляющих средств, наносят неожиданный урон тысячам ветеранов, которые зависят от этих отпускаемых по рецепту лекарств для лечения широкого спектра заболеваний, таких как отсутствие конечностей и посттравматический стресс.

Ограничения, принятые Управлением по борьбе с наркотиками прошлым летом для сдерживания национальной эпидемии злоупотребления опиоидами, впервые фактически вынуждают ветеранов ежемесячно возвращаться к врачу, чтобы возобновить лечение, хотя многие уже боролись записаться на прием в перегруженные медицинские учреждения VA.И даже если пациенты могут записаться на прием, новые правила создают дополнительные трудности для многих, кто живет на значительном расстоянии от медицинских центров.

Хотя более жесткое регулирование распространяется на всех, кто принимает опиоидные болеутоляющие, особенно тяжело оно бьет по ветеранам, потому что многие из них лечатся от ужасных травм, полученных во время долгих войн в Ираке и Афганистане, и стали зависеть от подорванного здоровья Департамента по делам ветеранов. система оказания медицинской помощи.

Правила появляются во времена потрясений для Вирджинии.Широко распространенная проблема агентства с отставанием пациентов стала очевидной в прошлом году, когда выяснилось, что сотрудники скрывали, как долго ветераны должны были ждать помощи, даже по таким насущным вопросам, как рак и предотвращение самоубийств.

[Как VA развила свою культуру сокрытия]

Резко ограничивая доступ к вызывающим сильную зависимость болеутоляющим, правительство пытается повернуть вспять то, что Центры по контролю и профилактике заболеваний назвали «наихудшей наркозависимостью». эпидемия в истории страны, убившая больше людей, чем героин и крэк.Правила распространяются на «комбинированные продукты гидрокодона», такие как викодин.

По данным VA, более полумиллиона ветеранов сейчас принимают опиоиды по рецепту.

Эксперты по боли в штате Вирджиния говорят, что, оглядываясь назад, они чрезмерно лечили ветеранов, а врачи в Пентагоне и штате Вирджиния теперь говорят, что использование болеутоляющих способствует семейным ссорам, бездомности и даже самоубийству среди ветеранов. Исследование, проведенное Американской ассоциацией общественного здравоохранения в 2011 году, также показало, что уровень передозировки среди пациентов с ВА почти вдвое превышает средний показатель по стране.

Но некоторые ветераны говорят, что их действие зависит от этих обезболивающих, и теперь, не имея возможности получить своевременное продление рецепта, они страдают от синдрома отмены, который напоминает приступ паники и грипп одновременно.

Крейг Шредер был ранен в результате взрыва самодельной бомбы, когда служил капралом морской пехоты в «Треугольнике смерти», районе к югу от Багдада. Он страдает от черепно-мозговой травмы, которая повлияла на его слух, память и движения, а также от боли, связанной со сломанной стопой и лодыжкой и грыжей межпозвонкового диска в спине.Он находился на стабильном режиме приема опиоидов.

Но после того, как правила DEA были введены в действие, он не мог записаться на прием к своему врачу в течение почти пяти месяцев, сказал он. Большую часть времени он оставался в постели в своем доме в Северной Каролине.

«Это был кошмар. Я просто испытывал невыносимую, ужасную боль», — сказал он. «Я даже не мог пойти в отделение неотложной помощи, потому что эти врачи не пишут такие сценарии».

Его жена, Стефани Шредер, сказала, что назначение для него службы по делам ветеранов превратилось в работу с частичной занятостью и ее «главную миссию в жизни».«Хотя частью проблемы была нехватка врачей, она сказала, что также заметила, что Вирджиния стала враждебно относиться к пациентам, которые просили обезболивающие.

«Внезапно VA начинает относиться к людям, принимающим обезболивающие, как к новым прокаженным», — сказала она. «Такое ощущение, что нам годами говорили принимать эти препараты, не предлагали никаких других идей, а теперь мы вдруг демонизированы, люди второго сорта».

Должностные лица организации Disabled American Veterans, обслуживающей ветеранов, заявили, что Вирджиния должна проявить больше сострадания и помочь ветеранам во время перемен.

«Мы обращаемся к ветеранам с пожизненной инвалидностью, у которых никогда не было проблем с зависимостью. Они принимали эти наркотики в течение десятилетий, а затем внезапно наступил бум, полное изменение отношения», — сказала Джой Илем, заместитель национального законодательного директора группы.

Гэвин Уэст, руководитель клинических операций в штате Вирджиния, сказал, что с осени предпринимаются систематические усилия, чтобы связаться с ветеранами, чтобы объяснить новые правила, более широкие опасения по поводу употребления опиоидов и альтернативные варианты лечения.В то же время, по его словам, агентство работает над тем, чтобы ветераны получили доступ к необходимой медицинской помощи.

«Управление по борьбе с наркотиками хорошо поработало над безопасностью опиоидов, — сказал он. Но он добавил: «Как вы уравновешиваете чувствительность пациентов и новые правила, когда вдруг у ветерана, который лечился этим лекарством 15 или 20 лет, все изменилось?»

Чтобы помочь пациентам приспособиться к изменениям, Роллин Галлахер, национальный директор штата Вирджиния по обезболиванию, сказал, что сотрудники лично встречаются с ветеранами.«Существует реальная тревога от боли и потери контроля над этой болью. Мы осознаем тот факт, что нам нужно обратить на это внимание», — сказал он.

Агентство недавно учредило программу Choice Card для ветеранов, которая позволит тем, кто стоит в длинном списке ожидания, или тем, кто живет более чем в 40 милях от больницы штата Вирджиния, посещать частные клиники. Ветераны говорят, что инициатива сложная и запутанная. В этом месяце официальные лица штата Вирджиния признали, что ветераны используют эту программу реже, чем предполагалось.

[Ветераны говорят, что новые карты выбора вызывают больше проблем]

Чиновники DEA отказались комментировать конкретные проблемы, которые новые правила создают для ветеранов. Барбара Л. Каррено, пресс-секретарь DEA, заявила в своем заявлении, что все, включая «практикующих, нанятых Управлением по делам ветеранов США», должны соблюдать новые правила. Чиновники заявили, что правила являются ответом на многочисленные медицинские исследования, которые показали, что уровень передозировки опиоидами в Соединенных Штатах выше, чем где-либо еще.

Чиновники Управления по борьбе с наркотиками предлагают некоторую гибкость, позволяя врачам выписывать рецепты на срок до 90 дней, устанавливая их дату. Но многие врачи VA не будут этого делать из-за опасений по поводу мошенничества или смертельных передозировок; врачи говорят пациентам, что им нужно приходить каждый месяц, говорят медицинские работники.

Согласно исследованию, опубликованному в июньском номере Журнала Американской медицинской ассоциации, половина всех возвращающихся военнослужащих страдает от хронической боли. Таким образом, новое поколение врачей-наркологов настаивает на поиске альтернативных способов помочь ветеранам справиться с хронической болью.Некоторыми альтернативами являются иглоукалывание, терапия ярким светом и медицинская марихуана. В рамках инициативы на сумму 21,7 миллиона долларов США с Национальными институтами здравоохранения Вирджиния ищет методы лечения, которые могли бы заменить опиоиды.

«В наших больницах проводятся очень интересные мероприятия по борьбе с хронической болью и заботе о наших ветеранах. Есть больницы VA, которые используют устройства альфа-стимуляции для лечения боли и депрессии», — сказал секретарь VA Роберт Макдональд. «Это будет только продолжаться и становиться лучше.И мы приближаемся к этому».

[Федеральные исследования ищут альтернативы вызывающим привыкание опиоидам для ветеранов, страдающих от боли]

Тем временем, однако, ветераны говорят, что они продолжают нести бремя новых ограничений на наркотические обезболивающие.

Сержант штаба армии в отставке, служивший в Ираке, на условиях анонимности по соображениям медицинской тайны сказал, что не может водить машину из-за осколков в бедре и тазу. Он едет на автобусе почти два часа для «одноминутной консультации», чтобы получить лекарства.По его словам, он принимает их уже более девяти лет и никогда не имел проблем с зависимостью.

Майк Дэвис, армейский капрал в отставке, сказал, что сломал левую руку от локтя до кончиков пальцев, когда упал с ракеты «Першинг» во время маневров в Германии в 1979 году. За эти годы он перенес шесть операций.

После последнего, в 2003 году, ему прописали опиоиды, и он сказал, что с тех пор принимает их. Дэвис, который сейчас работает социальным работником в Иллинойсе, сказал, что ему повезло найти комбинацию болеутоляющих средств, которая работает на него.

«Для ветерана просто оскорбительно предполагать, что он злоупотребляет этими наркотиками», — сказала его жена Линда Дэвис, которая работает его личным защитником пациентов. «Я полностью осознаю, что люди покупают лекарства у врачей, а некоторые врачи назначают слишком много. Но я думаю, что они должны понимать, что между наркоманией и зависимостью есть реальная разница».

Но Эндрю Колодный, президент организации «Врачи за ответственное назначение опиоидов», назвал новые правила Управления по борьбе с наркотиками «самым важным изменением, которое может произойти.Лучший способ вылечить любую болезнь, будь то лихорадка Эбола или опиоидная зависимость, — это перестать создавать больше людей с этой болезнью».

В то же время, по его словам, Вирджиния должна сделать гораздо больше, чтобы помочь ветеранам пройти трудный переход.

— К сожалению, здесь пострадавшие ветераны, — сказал Колодный. «Администрация создала этот бардак, настойчиво набрасываясь на таблетки в качестве решения. Но это не то, что вы можете просто резко остановить».

Газета Washington Post создала сообщество в Facebook, где ветераны могут поделиться своим опытом.Если вы уже служили, присоединяйтесь сюда: www.facebook.com/groups/478888458878205.

Внутривенное/внутримышечное обезболивание при родах — Brigham and Women’s Hospital

Обезболивающие препараты, вводимые в кровоток, могут облегчить, но не устранить боль во время родов.

Это лекарства, которые вводятся внутривенно (через капельницу) или внутримышечно (с инъекцией) для уменьшения родовой боли и обычно назначаются акушером или акушеркой и вводятся медсестрой.

Опиоиды для обезболивания

Опиоиды давно используются в акушерстве для облегчения боли при родах. Хотя сегодня доступно большое количество наркотиков, лишь немногие из них широко используются при родах. К ним относятся меперидин (Демерол®), морфин, фентанил, буторфанол (Стадол®) и налбуфин (Нубаин®).

Эти лекарства попадают в кровоток и позволяют лучше переносить боль при родах, хотя обычно они не обеспечивают полного обезболивания.Степень облегчения от этих лекарств действительно разная, но они могут уменьшить боль и сделать ваши роды более терпимыми

Подавляющее большинство женщин, у которых нет регионарной анестезии в родах, выберут один из этих препаратов, который можно принять перед эпидуральной или спинальной анестезией.

Анальгезия, контролируемая пациентом

Если лекарств, назначенных акушером, недостаточно для удовлетворительного облегчения боли, анестезиолог может организовать введение этих лекарств через внутривенный инфузионный насос, которым вы управляете.Этот метод обезболивания называется обезболиванием, контролируемым пациентом, или PCA.

С этой опцией у вас есть кнопка, которую можно активировать, когда вы захотите облегчить боль. Помпа запрограммирована на введение определенного (установленного) количества лекарства в вашу систему. Вы можете контролировать, сколько лекарств вам нужно, в зависимости от того, какой дискомфорт вы испытываете во время схваток.

Анестезиолог и медсестра/медбрат будут следить за внутривенными препаратами, которые вы вводите.Помпы АКП запрограммированы таким образом, что вы не можете принять слишком много лекарства.

Побочные эффекты

Основным недостатком препаратов для внутривенного введения является то, что они могут вызывать сонливость и сонливость. Кроме того, могут быть другие побочные эффекты, такие как тошнота, рвота, снижение дыхания, зуд, запор и задержка мочи.

Воздействие на ребенка

Наркотики проникают через плаценту и попадают в кровоток ребенка. В результате у ребенка могут проявиться некоторые побочные эффекты.Внутриутробно частота сердечных сокращений ребенка может незначительно изменяться. Но нет никакого известного долгосрочного эффекта из-за этого изменения в структуре сердечного ритма.

У ребенка есть способность метаболизировать лекарства, но он делает это медленнее, чем мать. После рождения ребенок может быть немного сонным. Опять же, маловероятно, что на ребенка повлияет небольшое количество лекарства матери, но важно понимать, что лекарство действительно влияет на ребенка.

Эффект от приема лекарств матерью у ребенка может зависеть от дозировки препарата в зависимости от времени рождения. Если у ребенка достаточно времени, чтобы расщепить лекарство, можно увидеть лишь минимальный эффект.

Преимущества и риски применения опиоидов при хронической боли

Опиоиды (наркотики) являются мощными анальгетиками (обезболивающими), которые могут быть эффективными и безопасными при приеме под тщательным медицинским наблюдением. Но они имеют побочные эффекты и могут привести к зависимости, поэтому их использование при длительном лечении хронической боли несколько спорно.

GIPhotoStock/Getty Images

Что такое опиоиды?

Некоторые опиоиды получают из растений, некоторые производятся в лаборатории, а другие, такие как эндорфины, естественным образом присутствуют в организме.

Опиоиды очень эффективны при лечении сильной боли. Фактически, они часто используются для лечения острой боли, такой как послеоперационная боль, а также сильной боли, вызванной такими заболеваниями, как рак.

Типы

Существует несколько типов опиоидов, используемых для лечения хронической боли, и между ними есть некоторые различия.

Вариации включают:

  • Продолжительность действия: Опиоиды бывают длительного и короткого действия.
  • Форма введения: Опиоиды можно использовать в виде пластыря на коже, внутривенно (в/в в вену), перорально или в виде ректальных суппозиториев. Некоторые опиоиды можно использовать более чем одним способом, но другие ограничиваются только одним способом доставки.
  • Состав: Опиоиды, такие как оксикодон и гидроморфон, являются «прямыми наркотиками»; Тайленол № 3 и викодин смешивают с другими болеутоляющими средствами, такими как ацетаминофен.

Другой класс опиоидов, определяемый как агонист/антагонист, сочетает в себе лекарства, уменьшающие боль, с лекарствами, снижающими вероятность зависимости. К ним относятся бупренорфин и буторфанол.

Побочные эффекты и другие осложнения

Многие люди с хронической болью могут годами принимать одну и ту же дозировку опиоидов без развития толерантности к препарату или развития физической зависимости от препарата.

Иногда страдающих хронической болью, принимающих опиоиды, ошибочно называют «наркоманами», даже если они не соответствуют фактическим критериям зависимости.Иногда существует определенное клеймо, связанное с приемом наркотических обезболивающих, что может расстраивать человека с сильной хронической болью.

Однако зависимость и пристрастие являются законными опасениями, и они могут серьезно мешать жизни человека.

В дополнение к толерантности и физической зависимости опиоиды имеют ряд других потенциальных побочных эффектов.

К ним могут относиться:

  • Сонливость
  • Спутанность сознания
  • Тошнота
  • Запор
  • Задержка мочи
  • Затрудненное дыхание
  • Сексуальная дисфункция

Часто медицинские работники начинают давать опиоиды с очень низких доз и постепенно увеличивают их, пока не будет достигнут терапевтический уровень.

Опиоиды, как правило, поражают пожилых людей и детей больше, чем взрослых, поэтому эти группы населения необходимо контролировать особенно тщательно.

Некоторые лекарства могут негативно взаимодействовать с опиоидами, поэтому требуется тщательный мониторинг, если вы также регулярно принимаете другие рецепты. Обязательно сообщите своему лечащему врачу о любых других лекарствах, которые вы принимаете, в том числе о тех, которые вы покупаете без рецепта, чтобы избежать возможных осложнений. Травяные добавки также следует обсудить, потому что возможны неблагоприятные взаимодействия.

Алкоголь увеличивает риск спутанности сознания и седативного эффекта при использовании с опиоидами, а их комбинация может привести к опасным для жизни осложнениям.

Руководство CDC по назначению опиоидов при хронической боли

Из-за увеличения числа передозировок, связанных с использованием опиоидов для лечения боли, не связанной с раком, Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) выпустили рекомендации по безопасному использованию опиоидов у людей с хронической болью.

Рекомендации включают:

  • Опиоиды не следует использовать в качестве терапии «первой линии» при хронической боли.Прежде чем прибегать к опиоидам, следует использовать другие неопиоидные обезболивающие препараты. К неопиоидным обезболивающим относятся нестероидные противовоспалительные препараты, такие как Advil (ибупрофен), трициклические антидепрессанты и противосудорожные препараты (противосудорожные), такие как нейронтин (габапентин). Когда необходимы опиоиды, их следует использовать вместе с этими другими подходами к лечению (чтобы свести к минимуму необходимую дозу опиоидов).
  • Должны быть установлены цели терапии. Необходимо определить, что добавление опиоидной терапии улучшит функцию или качество жизни в достаточной степени, чтобы оправдать риск возникновения возможных побочных эффектов.
  • Необходимо провести беседу между пациентом и медицинским работником, в которой пациент четко понимает риски и преимущества использования опиоидов для лечения боли.
  • В первую очередь следует использовать опиоиды с немедленным высвобождением (в отличие от опиоидов длительного действия).
  • Следует назначать наименьшую эффективную дозу препарата. (Есть таблицы, в которых сравниваются дозы различных наркотиков, если вы будете переходить с одного лекарства на другое.)
  • Короткий курс наркотических средств может быть назначен для лечения острой боли, возникающей на фоне хронической боли.
  • Требуется внимательное наблюдение. В начале лечения визиты в клинику следует проводить один раз в неделю или, по крайней мере, несколько раз в месяц. Когда эти лекарства используются в течение длительного времени, их использование следует оценивать не реже одного раза в три месяца, и если боль не уменьшается, лечение следует прекратить.
  • Медицинские работники должны использовать стратегии для уменьшения злоупотребления лекарствами. Это может включать использование комбинации агониста/антагониста, если существует возможность злоупотребления.
  • Практикующие врачи должны использовать данные программы мониторинга рецептурных препаратов (PDMP), чтобы убедиться, что другой медицинский работник не прописывает опиоиды тому же пациенту.
  • Анализ мочи на наркотики следует проводить, чтобы убедиться, что человек принимает назначенные ему лекарства и не принимает препараты, которые могут помешать лечению.
  • По возможности опиоиды не следует комбинировать с бензодиазепинами.
  • В случае возникновения зависимости от опиоидов поставщики медицинских услуг должны быть готовы предложить лечение от наркозависимости.

Зачем вообще использовать опиоиды?

С таким количеством споров вокруг их использования при хронических болевых состояниях вы можете задаться вопросом, почему медицинские работники вообще назначают опиоиды.

Проще говоря, иногда преимущества опиоидов перевешивают их риски. Опиоиды очень эффективны для уменьшения сильной боли, и многие люди, которые не получили облегчения от других методов лечения, находят облегчение только при употреблении опиоидов. Многим людям с хронической болью опиоиды могут помочь вернуть им качество жизни.Негативные побочные эффекты и зависимость затрагивают некоторых людей, но эти проблемы затрагивают не всех.

Прежде чем назначать вам опиоиды, ваш лечащий врач должен провести полное медицинское обследование, включая подробный анамнез и медицинский осмотр. Некоторые практикующие врачи могут начать с испытания опиоидов, постепенно увеличивая дозу, наблюдая за вами на предмет возможных осложнений. И у вас будут регулярные запланированные последующие встречи для контроля вашего состояния.

наркотических обезболивающих продлевают боль у крыс | Архив журнала Colorado Arts & Sciences Magazine

Исследователи CU-Boulder показывают, что использование опиоидных лекарств для лечения боли может фактически усугубить и продлить боль.

Джим Скотт

Темная сторона болеутоляющих — резкое увеличение их использования и способность вызывать злоупотребление, зависимость и тысячи смертельных передозировок ежегодно в Соединенных Штатах — находится в новостях практически каждый день.

Приготовьтесь к еще одному удару по луку: теперь было показано, что опиоиды, такие как морфин, парадоксальным образом вызывают усиление хронической боли у лабораторных крыс, результаты, которые могут иметь далеко идущие последствия для людей, говорится в новом исследовании, проведенном под руководством Университета Колорадо в Боулдере. .

Линда Уоткинс

Исследование, проведенное ассистентом профессора Калифорнийского университета в Боулдере Питером Грейсом и заслуженным профессором Линдой Уоткинс, показало, что всего несколько дней лечения морфином вызывают хроническую боль, которая продолжается в течение нескольких месяцев, усиливая высвобождение болевых сигналов от специфических иммунных клеток в спинной мозг. Результаты показывают, что недавняя эскалация назначений опиоидов людям может быть причиной хронической боли, сказала Грейс.

«Мы впервые показываем, что даже кратковременное воздействие опиоидов может иметь долгосрочные негативные последствия для боли», — сказала Грейс, которая вместе с Уоткинсом является преподавателем факультета психологии и неврологии Калифорнийского университета в Боулдере.«Мы обнаружили, что лечение усугубляет проблему».

Статья об исследовании была опубликована 30 мая в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Исследование показало, что повреждение периферического нерва у крыс посылает сообщение от поврежденных нервных клеток к иммунным клеткам спинного мозга, известным как глиальные клетки, которые обычно действуют как «домработницы», удаляя нежелательный мусор и микроорганизмы. Первый сигнал о боли переводит глиальные клетки в состояние готовности, готовя их к дальнейшим действиям.

Питер Грейс

«Я смотрю на это как на включение диммера на спинном мозге», — сказала Грейс.

Когда травму лечили опиоидами всего пять дней, глиальные клетки ускорились, вызвав каскад действий, включая воспаление спинного мозга. Уоткинс сказала, что первоначальные болевые сигналы в спинной мозг и последующее лечение, вызванное морфином, представляют собой процесс с двумя ударами, который она сравнила с пощечиной человека.

«Первая пощечина тебе сойдет с рук, но не вторая», — сказала она.«Этот один-два удара заставляет глиальные клетки взорваться, заставляя болевые нейроны сходить с ума».

Команда обнаружила, что болевые сигналы от периферического повреждения в сочетании с последующим лечением морфином работали вместе, вызывая сигнальный каскад глиальных клеток. Каскад производит клеточный сигнал от белка, называемого интерлейкином-1бета (IL-1b), который увеличивает активность чувствительных к боли нервных клеток в спинном и головном мозге. Это может привести к увеличению продолжительности боли на несколько месяцев.

«Последствия для людей, принимающих опиоиды, такие как морфин, оксикодон и метадон, велики, поскольку мы показываем, что краткосрочное решение принимать такие опиоиды может иметь разрушительные последствия, усиливая и продлевая боль», — сказал Уоткинс. «Это очень уродливая сторона опиоидов, которая раньше не была известна».

По данным Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками, в 2015 году около 20 000 американцев умерли от передозировки отпускаемых по рецепту опиоидных обезболивающих.

С другой стороны, исследователи нашли способы блокировать специфические рецепторы на глиальных клетках, которые распознают опиоиды.Это может позволить облегчить боль, потенциально предотвращая хроническую боль. По словам Грейс, команда использовала технологию дизайнерских лекарств, известную как DREADD, для выборочного отключения целевых глиальных клеток, чего раньше не делали.

В исследовании также участвуют профессор Хьюберт Инь из Института BioFrontiers CU-Boulder, а также исследователи из Университета Аделаиды в Австралии, Университета Северной Каролины, Китайской академии наук, Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками, Национального института по алкоголю. Злоупотребление и алкоголизм и Университет Цинхуа в Пекине.

Исследование частично финансировалось Американским обществом боли, Национальным советом по здравоохранению и медицинским исследованиям Австралии, Национальным фондом естественных наук Китая, Национальным институтом по борьбе со злоупотреблением наркотиками, Национальным институтом стоматологических и черепно-лицевых исследований и Национальным институтом алкоголя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.