Антибиотик при гнойных воспалениях: Антибактериальная терапия при лечении инфекций кожи

Содержание

Антибактериальная терапия при лечении инфекций кожи

Резюме. Инфекции кожи легкой и средней степени тяжести — патология, которую наблюдают достаточно часто. В США в отделения скорой помощи ежегодно обращаются около 10 млн человек с травматическими повреждениями мягких тканей различной степени тяжести. Наиболее частым осложнением в этих случаях является инфицирование раны. Начиная с 60-х годов для лечения инфекций кожи стали использовать антибиотики для перорального применения. Пероральную терапию иногда сочетали с препаратами для местного применения, однако их расценивали как менее эффективные по сравнению с препаратами, принимаемыми внутрь. В настоящее время доказано, что лекарственные препараты для местного применения в некоторых случаях более эффективны, чем препараты, принимаемые перорально.

ПЕРВИЧНЫЕ ИНФЕКЦИИ КОЖИ

Первичными инфекциями кожи называют такие инфекции, при которых кожа, окружающая место локализации инфекционного процесса, не повреждена. К патогенным микроорганизмам, в большинстве случаев вызывающим развитие первичных инфекций кожи, относятся

Staphylococcus aureus и стрептококки группы А (Str. pyogenes).

Наиболее часто встречающимися первичными инфекциями кожи являются импетиго, фолликулит, целлюлит и фурункулез. Импетиго характеризуется наличием элементов сыпи типа пузырей, при разрыве которых образуется глубокая эрозия; при подсыхании экссудата эрозии формируются толстые, рыхлые корки светло-желтого цвета. Ранее считали, что контагиозное импетиго имеет стрептококковую этиологию, а развитие буллезного импетиго вызывает S. аureus. В настоящее время результаты многих клинических исследований свидетельствуют об изменении распространенности этих возбудителей: чаще первичным возбудителем контагиозного импетиго оказывается S. aureus. По данным некоторых авторов, в 7798% случаев развитие импетиго вызывают стафилококки, в 3% случаев только стрептококки. Следует отметить, что исследования проводили среди лиц, проживающих в странах с развитой экономикой и относительно высоким уровнем жизни.

В странах с тропическим климатом и низким уровнем жизни наиболее частым возбудителем контагиозного импетиго остается Str. pyogenes.

ВТОРИЧНЫЕ ИНФЕКЦИИ КОЖИ

Вторичные инфекции кожи развиваются в тех случаях, если кожа в месте локализации инфекционного процесса уже была повреждена. В качестве примера можно назвать вторично инфицированные травматические повреждения кожи и вторично инфицированные дерматозы.

Наиболее часто вторичному инфицированию, в 80-90% случаев обусловленному стрептококками и стафилококками, подвергаются такие повреждения кожи, как порезы, ожоги, раны, в том числе хирургические. Вторично инфицированные дерматозы развиваются вследствие суперинфекции уже существующего патологического процесса, например экземы. Поврежденная кожа является входными воротами для возбудителя инфекции, а последующая инвазия и размножение бактерий приводят к развитию инфекционного процесса. Наиболее часто развитие вторично инфицированных дерматозов вызывают

S. aureus и стрептококки. Предполагают, что стафилококки не только являются основной этиологической причиной развития экземы, но и способствуют возникновению рецидивов заболевания, а также ухудшают течение уже существующего патологического процесса.

СОВРЕМЕННАЯ ТЕРАПИЯ ИНФЕКЦИЙ КОЖИ ЛЕГКОЙ И СРЕДНЕЙ СТЕПЕНИ ТЯЖЕСТИ

С 60-х годов использование антибиотиков для перорального применения было основным направлением терапии инфекций кожи легкой и средней степени тяжести. В большинстве стран современными препаратами выбора являются эритромицин, цефалексин и флуклоксациллин.

Несмотря на то, что пероральная антибиотикотерапия эффективна во многих случаях, она не лишена недостатков. Антибиотики для перорального применения вследствие своей системной активности часто вызывают развитие побочных реакций со стороны пищеварительного тракта, например диарею или тошноту. Важным условием для поддержания соответствующей концентрации антибиотика в крови является его регулярный и частый прием. Любое нарушение режима приема или дозирования препарата может значительно повлиять на его эффективность. При использовании антибиотиков для системного применения также могут развиваться аллергические реакции.

Еще одним недостатком лечения антибиотиками, применяемыми перорально, является быстрое развитие резистентности возбудителей к препаратам. Например, устойчивость S. aureus, обусловленная применением лактамных антибиотиков, достаточно распространена. По некоторым данным, ее уровень в мире достигает 90%. Около 10 лет назад чувствительность S. aureus к эритромицину достигала 90%. Наблюдение, в котором изучали течение различных инфекций кожи, показало, что 51,5% штаммов S. aureus, обнаруженных при бактериологическом исследовании гноя при фурункулезе, были устойчивы к эритромицину, при импетиго этот показаталь достигал 26,2%.

Некоторые антибиотики для системного применения используют для лечения внутрибольничных инфекций, что также приводит к развитию резистентности возбудителей к этим препаратам.

В настоящее время многие специалисты не рекомендуют назначать для местной терапии антибиотики, в состав которых входят компоненты, оказывающие системное действие. По данным литературы, резистентность возбудителей развивается в результате использования аминогликозидов, эритромицина и клиндамицина для местного применения.

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВЫБОР ТЕРАПИИ

Выбор местной или пероральной антибиотикотерапии зависит от многих факторов, однако локализация и распространенность инфекционного процесса являются определяющими. Местная терапия эффективна в том случае, если инфекционный процесс поверхностный и локализованный. Если патологический процесс достигает более глубоких структур кожи или поражена ее большая площадь, можно использовать антибиотики для перорального применения. Если есть проявления системной инфекции, например лихорадка, лимфаденопатия или сопутствующий стрептококковый фарингит, предпочтительнее назначить антибиотики перорально. В некоторых случаях больному с распространенной инфекцией кожи или при тяжелом течении инфекционного процесса врач может назначить и местную, и системную антибактериальную терапию.

Результаты многих клинических исследований не подтвердили предположения о том, что при лечении инфекций кожи легкой и средней степени тяжести местная терапия менее эффективна, чем прием препаратов внутрь. Например, доказано, что при инфекциях кожи легкой и средней степени тяжести монотерапия мупироцином (торговое название БАКТРОБАН) в форме крема или мази также эффективна и даже в некоторых случаях превышает по эффективности терапию эритромицином, клоксациллином и цефалексином, назначаемыми перорально. Лекарственные средства для местного применения удобны при использовании, их легче дозировать, чем препараты для перорального приема. При возможности выбора метода лечения многие пациенты отдали бы предпочтение местной терапии.

При проведении местной терапии риск развития системных побочных эффектов, в том числе со стороны пищеварительного тракта, минимален. При пероральном приеме антибиотик воздействует на микрофлору пищеварительного тракта, что нередко приводит к появлению резистентных к действию препарата штаммов микроорганизмов, заселяющих пищеварительный тракт. На фоне применения некоторых антибиотиков местно, например мупироцина, устойчивость возбудителей развивается очень медленно в отличие от антибиотиков, назначаемых внутрь. Кроме этого, более высокая концентрация антибиотика, которая создается в месте локализации инфекции, способствует эрадикации большего числа патогенных микроорганизмов.

Результаты сравнительного исследования эффективности и безопасности местного применения мупироцина и эритромицина, назначаемого перорально, при лечении импетиго у детей, показали, что мупироцин в отличие от эритромицина значительно реже вызывает развитие побочных эффектов.

ТРЕБОВАНИЯ К ПРЕПАРАТАМ ДЛЯ МЕСТНОЙ ТЕРАПИИ ИНФЕКЦИЙ КОЖИ

Антибактериальные препараты для местного применения должны:

  • обладать такой же эффективностью, как и препараты, предназначенные для перорального приема;
  • обладать хорошей переносимостью; обладать активностью в отношении всех основных возбудителей, вызывающих инфекции кожи легкой и средней степени тяжести;
  • выпускаться в лекарственных формах, удобных для применения как при первичных, так и при вторичных инфекциях кожи.

Антибактериальные препараты для местного применения не должны:

  • вызывать перекрестной резистентности к другим сходным антибиотикам, которые применяют для лечения тяжелых системных инфекций;
  • содержать компонентов, оказывающих системное действие.

Мупироцин, предназначенный для лечения инфекций кожи легкой и средней степени тяжести, является именно таким лекарственным препаратом, который отвечает этим требованиям. Он обладает уникальными фармакологическими свойствами, отличающими его от других антибиотиков:

  • высокоэффективен в отношении как стрептококков, так и стафилококков;
  • антибактериальная активность эквивалентна таковой пероральных антибиотиков;
  • не содержит в своем составе компонентов, оказывающих системное действие;
  • по химическому составу отличается от других антибиотиков невозможно развитие перекрестной резистентности микрофлоры;
  • не вызывает раздражения кожи; после 10 лет применения во всем мире устойчивость возбудителей к этому препарату выявляют с частотой менее 1%.

Эти факторы в сочетании с хорошей переносимостью и безопасностью позволяют считать применение мупироцина надежным альтернативным методом местной терапии инфекций кожи легкой и средней степени тяжести.

ЛИТЕРАТУРА

  • Atherton D.J. (1996) The clinical efficacy of mupirocin in the treatment of primary skin infections. International Clinical Practice Series, 12: 2535.
  • Burnett J.W. (1962) Management of pyogenic cutaneous infections. N. Engl. J. Med., 266: 164169.
  • Burnett J.W.
    (1963) The route of antibiotic administration in superficial impetigo. N. Engl. J. Med., 268: 7275.
  • Barton L.L., Friedman A.D. (1987) Impetigo: a reassessment of etiology and therapy. Pediat. Dermatol., 4: 185188.
  • Crawford W.W. et. al. (1979) Laboratory induction and clinical occurrence of combined erythromycin resistance in Corynebacterium acnes. J. Invest. Dermatol., 72: 187.
  • Dajani A., Ferrieri P., Wannamaker L. (1972) Natural history of impetigo II. Etiologic agents and bacterial interactions. J. Clin. Invest., 51: 28632871.
  • Dillon H.C. (1968) Impetigo contagiosa: suppurative and nonsuppurative complications I. Clinical, bacteriologic and epidemiologic characteristics. Am. J. Dis. Child, 115: 530541.
  • Finnerty E.F., Folan D.W. (1979) Changing antibacterial sensitivities of bacterial skin diseases: office practice 19771978. Cutis, 23: 227230.
  • Graham D.R. et al. (1980) Epidemic neonatal gentamycin methicillin-resistant Staphylococcus aureus infection associated with non-specific topical use of gentamycin. J. Paediat., 97: 972.
  • Grunberg R.N. et al. (1996) Results of the Alexander Project: a continuing, multicenter study of the antimicrobial susceptibility of community-acquired lower respiratory tract bacterial pathogens. Diagn. Microbiol. Infect. Dis., 25: 169181.
  • Kraus S. et al. (1997) Comparison of a new formulation of mupirocin calcium with oral cephalexin in the treatment of secondarily infected traumatic lesions (SITL). Proceedings of 37 th ICAAC, Toronto, Canada.
  • Leyden J.J. (1997) Therapy for acne vulgaris. N. Engl. J. Med., 336(16): 1156-1162.
  • Leyden J.J. (1990) Mupirocin: a new topical antibiotic. J. Am. Acad. Dermatol., 22(5Pt1): 879883.
  • Leyden J.J. (1992) Review of mupirocin ointment in the treatment of impetigo. Clin. Pediatr. (Phila), 31(9): 549553.
  • Martin de Nicolas M.M. et al. (1995) In vitro activity of mupirocin and eleven other antibiotics against 1500 Spanish clinical isolates of Staphylococcus aureus causing hospital infections Rev. Esp. Quimioterap., 8(2): 145150.
  • Ohana N. et al. (1989) Skin-isolated community-acquired Staphylococcus aureus: in vitro resistance to methicillin and erythromycin J. Am. Acad. Dermatol., 3: 544546.
  • Rice et al. (1990) Cost effectiveness of erythromycin versus mupirocin for the treatment of impetigo in children. Am. J. Dis. Child, 144: 443444.
  • Rogers M. et al. (1987) A three-year study of impetigo in Sydney. Med. J. Aust., 147: 6365.
  • Schachner L. et al. (1983) A therapeutic update of superficial skin infections. Pediatr. Clin. North Am., 30: 397404.
  • Tunnessen W. (1983) Cutaneous infections. Pediatr. Clin. North Am., 3: 515532.
  • Tunnessen W. (1985) Practical aspects of bacterial skin infections in children Pediatr. Dermatol., 2: 255265.
  • White A.R. et al. (1984) Antibacterial activity of mupirocin, an antibiotic produced by Pseudomonas fluorescens. Royal Society of Medicine International Congress and Symposium Series, 80: 4355.
  • Williams R.E.A. (1996) The clinical efficacy of mupirocin in the treatment of secondary skin infections. International Clinical Practice Series, 12: 923.

Резюме. Інфекції шкіри легкого і середнього ступеня тяжкості — патологія, яку спостерігають достатньо часто. В США у відділення швидкої допомоги щорічно звертаються біля 10 млн чоловік з травматичними пошкодженнями м’яких тканин різного ступеня тяжкості. Найчастішим ускладненням у цих випадках є інфікування рани. Починаючи з 60-х років для лікування інфекцій шкіри стали використовувати антибіотики для перорального застосування. Пероральну терапію інколи поєднували з препаратами для місцевого застосування, однак їх розцінювали як менш ефективні у порівнянні з препаратами, що приймають всередину. У нинішній час доведено, що лікарські препарати для місцевого застосування в деяких випадках більш ефективні, ніж препарати, що приймають перорально.

Ключові слова: інфекція, шкіра, антибіотики, мупіроцин, БАКТРОБАН

Summary. Mild to moderate skin infections are quite often seen in general medical practice. In USA, about 10 mln patients with traumatic soft tissue injuries of various severity are admitted to emergency departments. The most common complication in such cases is wound infection. Since 1960-ies oral antibiotics were implemented for treatment of skin infections. Oral antibiotics are sometimes combined with topical treatment, the latter usually being considered as less efficacious compared to oral drugs. For the time being it has been established that topical drugs in certain instances are more efficacious as compared to oral therapy.

Key words: infection, skin, antibiotics, mupirocin, BACTROBAN

Публикация подготовлена по материалам, предоставленным представительством компании СмитКляйн Бичем Фармасьютикалз в Украине.

Адрес представительства: 252070, Киев, Контрактовая пл., 10А, 3-й этаж. Тел.: (044) 4625947, 4906685

Антибиотики и антисептики для лечения хирургических ран, заживающих вторичным натяжением

Что такое «хирургические раны, заживающие вторичным натяжением»?

Это хирургические раны, которые оставляют открытыми для заживления в результате роста новой ткани, а не закрывают обычным способом с помощью швов или других методов, когда концы раны сводят вместе. Обычно этот метод (заживления раны вторичным натяжением) используют при высоком риске инфекции или большой потере тканей в области раны. Подобным образом часто лечат хронические раны в складке между ягодицами (пилонидальные синусы/пазухи) и некоторые виды абсцессов.

Зачем антибиотики и антиспетики используют в лечении хирургических ран, заживающих вторичным натяжением?

Одна из причин, по которым рану оставляют заживать вторичным натяжением после операции, это предполагаемый высокий риск развития инфекции в ране. Если рана уже инфицирована, антибиотики или антисептики применяют, чтобы уничтожить или замедлить рост микроорганизмов, вызывающих инфекцию, и предотвратить дальнейшее развитие и распространение инфекции. Также они могут способствовать заживлению раны. Даже если рана явно не инфицирована, в ней обычно присутствуют популяции микроорганизмов. Считают, что заживление пойдет лучше, если сократить число этих популяций микроорганизмов с помощью антибактериальных средств. Однако, нет четкой взаимосвязи между инфекцией и популяциями микроорганизмов в ранах и заживлением раны.

Что мы нашли

В ноябре 2015 года мы провели поиск максимально возможного числа рандомизированных контролируемых исследований, рассматривающих использование антибиотиков и антисептиков у участников с хирургическими ранами, заживающими вторичным натяжением. Мы обнаружили 11 исследований, в которых приняли участие 886 человек. Во всех исследованиях рассматривали различные сравнения. Были включены несколько различных типов ран. В исследованиях изучали раны после ампутации «диабетической стопы», хирургического лечения пилонидального синуса, лечения разнообразных типов абсцесса, хирургического лечения геморроя, осложнений после кесарева сечения и заживление «отверстий», образованных во время операции хирургами (таких, как колостома).

В большинстве исследований сравнивали различные виды антибактериального лечения с лечением, не обладающим антибактериальной активностью, а в четырех исследованиях сравнивали различные виды антибактериального лечения. Хотя в некоторых клинических испытаниях полагали, что один из видов лечения может быть лучше, чем другой, эти доказательства были ограничены размером исследований, способами их проведения и представления результатов. Число участников во всех исследованиях было низким, а в некоторых случаях даже очень низким. Во многих исследованиях отсутствовала важная информация о том, каким образом они проводились, что не позволяет говорить о правдивости их результатов. Чтобы выяснить эффекты антимикробного лечения хирургических ран, заживающих вторичным натяжением, необходимо больше исследований лучшего качества.

Данные актуальны по ноябрь 2015 года.

Гнойные заболевания, симптомы и лечение

Гнойные заболевания являются достаточно широко распространенными.

Такие заболевания опасны тем, что при несвоевременно начатом лечении очень велика вероятность возникновения осложнений, среди которых может быть даже частичное, а в редких тяжелых случаях – и полная потеря трудоспособности.

СИМПТОМЫ РАЗВИТИЯ ГНОЙНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

При данной патологии возникает воспалительная реакция с развитием общих и местных изменений.

Степень выраженности болезни зависит от обширности воспалительного процесса и общей реактивности организма.

При этом существует универсальное правило, согласно которому показанием к проведению хирургического лечения заболевания является любой гнойный процесс.

Симптомы, которые характерные для таких заболеваний:

  • Повышение температуры тела (иногда до фебрильных значений),

  • Симптомы гнойной интоксикации – головная боль, слабость, ухудшение работоспособности, апатия, адинамия, снижение аппетита, сонливость или, напротив, нарушение сна.

  • Боль в месте воспаления.

  • Гиперемия кожного покрова в зоне воспаления

  • Местное повышение температуры над очагом воспаления, сглаженность контуров борозд и линий

Все эти симптомы неспецифичны и могут наблюдаться при любой клинической форме гнойно-воспалительных заболеваний.

Кроме того, отмечаются специфические признаки для каждого в отдельности заболевания.

В зависимости от расположения можно определить вовлечение в патологический процесс определенных областей и вероятность развития осложнений.

Формы гнойных заболеваний и их признаки:

  • Фурункул — это острое гнойно-некротическое воспаление волосяного фолликула, сальной железы и окружающей подкожной клетчатки.

  • Панариций — скопление отделяемого преимущественно гнойного характера под кожей в области фаланги. При этом могут отмечаться общие симптомы заболевания, однако чаще всего они выражены незначительно. При осмотре на одной из фаланг пальцев, преимущественно проксимальной, определяется зона припухлости, гиперемии.

  • Фурункулез – это наличие нескольких фурункулов в различных областях, имеющих рецидивирующее течение. При фурункулезе больных необходимо обследовать для выявления нарушений обмена веществ (сахарный диабет, авитаминоз). Лечение проводится комплексное, включая и иммунотерапию.

  • Карбункул – это острое разлитое гнойно-некротическое воспаление нескольких близлежащих волосяных фолликулов и сальных желез с образованием некроза кожи и подкожной клетчатки, сопровождающееся признаками гнойной интоксикации. Локализация карбункулов чаще всего наблюдается на задней поверхности шеи, межлопаточной области. Обычно карбункул сопровождается лимфаденитом, а при локализации на конечностях – лимфангитом.

  • Флегмона – это острое гнойное разлитое воспаление клеточных пространств, не имеющие тенденцию к отграничению. Вызывается это заболевание чаще всего стафилококком, а также любой другой гноеродной микрофлорой. Инфекция может проникать в ткани через повреждения кожи и слизистых, после различных инъекций (так называемые постинъекционные флегмоны), лимфогенным и гематогенным путем, при переходе воспаления с лимфатических узлов, карбункула, фурункула и т. д. на окружающую их клетчатку.

  • Абсцесс – это ограниченное скопление гноя в различных тканях или органах, окруженное пиогенной капсулой. Возбудители и пути проникновения инфекции в ткани такие же как при флегмонах, хотя процент анаэробных возбудителей значительно выше.

  • Гидраденит- это гнойное воспаление потовых желез. Инфекция попадает при несоблюдении правил гигиены и повышенной потливости.

  • Мастит — это острое воспаление молочной железы. Мастит в основном развивается в послеродовом периоде во время лактации (лактационный мастит). Инфекция проникает в ткань железы через микротрещины в соске, а также и через молочные ходы при лактостазе.

  • Рожа. Рожей называют острое серозно-эксудативное воспаление кожи или слизистой. Инфекция попадает через микротрещины, ранки на кожном покрове.
     

ОСОБЕННОСТИ ЛЕЧЕНИЯ ГНОЙНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ.

Местная терапия болезни включает в себя консервативные и оперативные методы.

Консервативные методы лечения применяются на ранних стадиях заболевания до образования гнойника, а также в сочетании с оперативным лечением с целью более быстрого и эффективного лечения.

Местное лечение в стадии инфильтрата включает в себя воздействие на него с помощью физиотерапевтических методик.

Обязательно необходимо применение мазей, в состав которых входят антибиотик и противомикробные вещества.

 
ОПЕРАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ

В зависимости от размера гнойного очага при лечении возможно использование обезболивания.

После вскрытия гнойника в ходе хирургического лечения заболевания производят его очищение от гнойного экссудата.

Затем его промывают антисептическим веществом, растворами антибиотиков.

После окончания операции рану никогда не зашивают наглухо, для наилучшего дренирования.

Перевязки заключаются в удалении дренажей и замене их новыми, промывании раны раствором антисептика, заполнении раны мазью, содержащей антибиотик, наложении повязки для предотвращения инфицирования раны.

Профилактика гнойных заболеваний:

В профилактике многих гнойных заболеваний большое значение имеет оздоровление внешней среды, в которой живет и работает человек, т. е. улучшение условий труда и быта.

Так, например, в профилактике целого ряда гнойных заболеваний (фурункулез, пиодермиты и т. п.) большую роль играют мероприятия общегигиенического характера и уход за кожей (особенно рук) и др.

Врач хирург, Сарапульцев Герман Петрович.

Антибиотики при гайморите

Гайморит — серьезное заболевание, в основе развития которого лежит воспаление придаточных (гайморовых) пазух. В большинстве случаев причиной развития патологии являются патогенные микроорганизмы. К предрасполагающим факторам относится низкая защита иммунитета, анатомические особенности носовых ходов, околоносовых полостей, а также посттравматические изменения в данной зоне, которые нарушают вентиляцию в пазухах, сужают носовые проходы.

Несвоевременное начало терапии может привести к развитию тяжелых осложнений, а именно инфицированию полости уха, оболочек головного мозга. Заподозрить гайморит можно на основании следующих симптомов:

  • слизистые выделения из носа, которые постепенно приобретают гнойный характер и беспокоят более недели;
  • заложенность носа из-за отека тканей, гиперсекреции, что заставляет человека дышать через рот;
  • отсутствие обоняния;
  • изменение вкуса;
  • лихорадка выше 39 градусов;
  • боль в околоносовой области, которая распространяется на лоб, глазницы, зубы и усиливается при наклонах, поворотах головы;
  • недомогание;
  • сонливость;
  • снижение двигательной активности.

Чтобы вовремя диагностировать заболевание, необходимо пройти обследование у врача на этапе появления первых клинических признаков патологии. Проконсультироваться с квалифицированным отоларингологом можно в медицинском центре Здоровье столицы. Здесь работают опытные специалисты разного профиля, что позволяет оказать медицинскую помощь взрослым и детям.

Лечение гайморита основано на приеме антибактериальных средств. Они могут использоваться местно или системно. В зависимости от тяжести заболевания, состояния здоровья пациента, препараты могут назначаться для приема внутрь или инъекционно (внутримышечно, внутривенно).

Заметим, что дозу препаратов, вид антибиотика и длительность терапии устанавливает исключительно врач на основании результатов инструментального, лабораторного обследования. Самостоятельный прием лекарств может не только не принести облегчения общего состояния, но и ухудшить течение болезни, спровоцировать появление побочных реакций.

Далее рассмотрим группы антибактериальных средств, которые чаще всего используются в лечении гайморита.

  • Пенициллиновый ряд. Препараты выпускаются в комбинации с клавулановой кислотой. К представителям данной группы антибиотиков относится Флемоксин, Амоксиклав, Аугментин, Флемоксин. Лекарства широко применяются в лечении гайморита у малышей. Для них продаются препараты в форме суспензии с добавлением фруктовых наполнителей для придания приятного вкуса.
  • Цефалоспорины, такие как Цефтриаксон, Цефуроксим, Зефтера. Препараты делятся по поколениям, в зависимости от спектра действия в отношении патогенных микроорганизмов. Выбор лекарства осуществляется на основании результатов бакпосева биологического материала.
  • Макролиды (Кларитромицин, Сумамед, Фромилид, Макропен) — действуют на внутриклеточные бактерии (хламидии, микоплазмы). Они назначаются в случае, когда вышеперечисленные антибиотики не могут быть использованы из-за аллергических реакций или их неэффективности.

Для местной терапии назначаются антибиотики из группы аминогликозидов. Они имеют большее количество побочных эффектов в сравнении с другими препаратами, поэтому крайне редко назначаются для системного введения.

С целью интраназального введения применяются капли Полидекса. В своем составе они имеют не только антибиотик, но и сосудосуживающий, гормональный компонент. Спрей Изофра также назначается для местного использования. Помимо антибактериальных препаратов назначаются солевые растворы для промывания носовых ходов.

Комплексный подход терапии позволяет побороть инфекцию, уменьшить воспаление, устранить заложенность носа, восстановить носовое дыхание, облегчить общее состояние человека, а также предупредить развитие осложнений.

Последние Новости

Обзор основных фармакологических препаратов для использования в ветеринарной офтальмологии

Авторы: Васильева Е. В., ветеринарный врач-офтальмолог, ветеринарная клиника неврологии, травматологии и интенсивной терапии, г. Санкт-Петербург, 2019 г.

Фармакотерапия болезней глаз играет важную роль в ветеринарной офтальмологии. Первичное лечение большинства патологий основано на применении глазных и системных средств, и во многих случаях терапевтического лечения бывает достаточно для ликвидации заболевания или его успешного контроля. Медикаментозное лечение также требуется в пред- и послеоперационном периодах при выборе хирургической тактики. Подавляющее большинство ветеринарных врачей широкого профиля назначают средства местного и системного применения при болезнях глаз до того, как направить пациента к узкоспециализированному врачу. 
Неверный выбор медикаментов может привести к отсутствию излечения, осложнениям, необходимости выбора хирургического лечения, иногда радикального. 
В данной статье представлено описание основных фармакологических средств, применяемых в ветеринарной офтальмологии, для того чтобы помочь ветеринарным специалистам сделать выбор медикаментов рациональным и избежать осложнений, возникающих у пациентов.

Антимикробные средства

Одной из наиболее часто используемых групп лекарственных средств (зачастую излишне назначаемых) являются антимикробные препараты. Основное показание к применению препаратов этой группы – лечение и профилактика микробно-воспалительного процесса, локализованного в тканях глаза и ретробульбарном пространстве. 
Стоит помнить, что конъюнктивальный мешок в норме заселен условно-патогенной микрофлорой, а внутриглазные ткани при ненарушенной целостности оболочек глаза стерильны в абсолютном большинстве случаев.  
Конъюнктивит. У собак гнойный конъюнктивит вторичен по отношению к любому раздражению глаза (механическому, химическому) и не вызывается первичным инфекционным агентом. У кошек достаточно часто конъюнктивит бывает вызван первичным инфекционным агентом: вирусом герпеса или хламидией. Поэтому при лечении конъюнктивита у собак требуется ликвидировать причину заболевания и применять местный антибиотик (левомицетин, офлоксацин), а у кошек, помимо этого, как правило, требуется проводить системную противовирусную (см. далее) и/или противохламидийную терапию (доксициклин 10 мг/кг/сут. от 3 недель)1 4. Системные антибиотики для кошек в других случаях и для собак при конъюнктивите практически не используются. Кратность применения глазных средств с антибиотиками начинается от 3–4 раз в день и может достигать 1 раза в час в зависимости от тяжести инфекции. Только препарат, содержащий фузидиевую кислоту («Фуциталмик»), эффективен при использовании 2 раза в день, но стоит помнить, что спектр его активности лежит в грамположительном (Гр+) диапазоне, что делает данный препарат неприменимым при подозрении на инфекцию Pseudomonas.
Травмы, язвы, эрозии роговицы. В случае неосложненных эрозий и язв роговицы для профилактики гнойных осложнений возможно применение местных антибиотиков широкого спектра действия. В случае осложненных, инфицированных язв, травм роговицы рекомендовано использовать местные антибиотики широкого спектра действия с высокой активностью в отношении грамположительной (Гр+) и грамотрицательной (Гр­) флоры, в том числе и Pseudomonas aeruginosa – частой причины кератомаляции (фторхинолоны от 2-го поколения), с максимальной кратностью приема. Также рекомендуют дополнить лечение системными антибиотиками из группы тетрациклинов из-за их высокой концентрации в слезе и антипротеазной активности (доксициклин 10 мг/кг/сут.)1 2 4. 
При проникающих травмах роговицы в большинстве случаев показана хирургическая обработка, до этого местная терапия должна включать в себя антибиотики без консервантов (фабричного изготовления или растворы цефазолина 50 мг/мл, полученные с добавлением физиологического раствора). Системная антибиотикотерапия показана до и после операции (доксициклин, цефалоспорины 3-го поколения). 
Важно знать:
При проникающих травмах, сквозных язвах или при угрозе перфорации роговицы использование местных средств на жировой основе (мазей) противопоказано. 
Любимый всеми тобрамицин («Тобрекс») не активен против метициллинрезистентного золотистого стафилококка. 
Не менее любимый сульфацил натрия («Альбуцид») не активен против P. aeruginosa, а также вызывает сильное жжение при использовании.
Левомицетиновые капли не активны против P. aeruginosa, но имеют Гр+ и Гр- спектр активности. 
Системное применение энрофлоксацина у кошек может вызывать дегенерацию сетчатки и необратимую потерю зрения (особенно при превышении дозы препарата). 
Системное применение сульфаниламидов вызывает сухой кератоконъюнктивит.
Капли с гормонами и комбинированные капли «антибиотик + гормон» противопоказаны при нарушении целостности роговицы.  
Увеит (воспаление сосудистой оболочки глаза в целом). Применение антибиотиков оправдано при доказанной микробной природе увеита, наиболее часто используются системные препараты (клиндамицин при токсоплазмозе). В случае вирусной, опухолевой, травматической (без нарушения целостности оболочек глаза) природы увеитов местные и системные антибиотики не показаны.
Катаракта. Только в пред- и послеоперационный периоды используются местные и системные антибиотики широкого спектра действия, наиболее часто (системно) – амоксициллин + клавулановая кислота 12,5 мг/кг/12 часов, 7–14 дней, местно – полимиксин В и неомицин в составе комплексных капель «Макситрол» в течение 2–4 недель.
Ретробульбарный целлюлит/абсцесс. Использование системных антибиотиков показано как основное лечение в пред- и послеоперационный периоды (в случае абсцесса). Используются комбинации амоксициллина с клавулановой кислотой, цефалоспорины 3-го поколения, аминогликозиды (амикацин), чаще всего требуется комбинированная терапия препаратами нескольких групп (цефалоспорины + амикацин), при подозрении на анаэробную инфекцию назначают метронидазол4.  

Противовирусные средства

В данной статье рассматриваются противовирусные средства для кошек при герпесвирусной инфекции. 
Показаниями к применению специфической противовирусной терапии являются тяжелое осложненное течение инфекции (дифтеритические пленки на конъюнктиве, эрозии и отек роговицы, выраженная вторичная бактериальная инфекция), молодой или пожилой возраст животного, ослабление организма конкурирующим заболеванием.
Средства для местного применения. Большинство из них недоступно в России (идоксуридин 0,1–0,5 %, трифлуридин 1 %, цидофовир 0,5 %, ганцикловир 0,15 %). Идоксуридин и трифлуридин требуют частого применения (4–6 раз в день), цидофовир – 2 раза в день. Ганцикловир мазь и гель клинически не исследованы на кошках. Из местных средств, доступных в России, применяют ацикловир в форме 3%-й мази, однако в литературе описан положительный эффект у кошек только при использовании 0,5%-й мази 5 раз в день и отмечена ее высокая эффективность in vitro.  
Из личных клинических наблюдений 3%-я мазь ацикловира вызывала блефароспазм и усиление воспаления конъюнктивы у кошек.
Средства для системного применения. Все средства (ацикловир, валацикловир и ганцикловир), кроме фамцикловира, при приеме внутрь вызывают у кошек системную токсичность (угнетение функции костного мозга) и могут привести к летальному исходу. Фамцикловир в организме преобразуется в пенцикловир – активный метаболит, который клинически эффективен против герпесвируса у кошек и хорошо переносится пациентами. Современные дозировки фамцикловира составляют 90 мг/кг 2–3 раза в день внутрь сроком до 3–4 недель3, хотя ранее успешно применялись и более низкие дозы – 15–40 мг/кг 2 раза в день. 
L-лизин (биологически активная добавка) имеет спорную репутацию в ветеринарной офтальмологии из-за противоречивых данных о его эффективности и безопасности3 4.
Интерферон, лактоферрин, пробиотики и прочие средства с недоказанной эффективностью не могут быть рекомендованы в качестве эффективного этиотропного лечения при герпесвирусе у кошек4.  
Противовоспалительные средства
Для удобства разделим все препараты этой группы на 3 подгруппы: кортикостероиды, нестероидные противовоспалительные препараты и иммуносупрессоры.
Кортикостероиды. Показанием к их назначению могут быть блефарит (системное, реже местное применение), аутоиммунный и аллергический конъюнктивит (местное применение), аутоиммунный кератит (местное применение), эписклерит (местное, системное, субконъюнктивальное применение), увеит (местное, системное, субконъюнктивальное применение), хориоретинит (системное, интравитреальное применение).
При местном применении лучше всего проникают через роговицу ацетаты и алкоголи (преднизолона ацетат), нежели фосфаты4, однако на российском рынке в составе глазных средств присутствуют стероиды в виде дексаметазона натрия фосфата в составе монопрепаратов или комбинированных с антибиотиком. Стоит помнить, что средства на жировой основе (мази) не проникают внутрь глаза и, соответственно, не могут применяться при лечении увеита. Кратность применения местных препаратов с гормонами начинается от 3–4 раз в день. Побочные действия при местном применении: замедление процесса заживления и риск лизиса роговицы при ее повреждении, повышение внутриглазного давления, липидная кератопатия.
Субконъюнктивально препараты вводятся под бульбарную конъюнктиву в объеме 0,05–0,2 мл. Наиболее часто используют дексаметазон для инъекций (короткое действие – 1–2 дня), триамцинолон (длительное действие – до 3 недель). При этом типе введения возможно развитие тех же побочных эффектов, что и при системном применении препаратов.
Интравитреально в ветеринарии вводят пролонгированные кортикостероиды (триамцинолон) для борьбы с неинфекционным хориоретинитом/увеитом. Инъекцию в объеме не более 0,1 мл проводят, соблюдая правила асептики и антисептики, с использованием общей анестезии.
Для системного воздействия подходят инъекционные и таблетированные формы дексаметазона, преднизолона и метилпреднизолона. Преднизолон используют как противовоспалительный агент при подготовке к хирургическому лечению катаракты и после операции (от 1 мг/кг до 0,25 мг/кг в зависимости от тяжести воспаления). Необходимо помнить о возможных побочных эффектах при системном применении препаратов (нарушение функции и изъязвление ЖКТ, полиурия, полидипсия, полифагия, повышение уровня глюкозы в крови, ятрогенное поражение печени и надпочечников)5. 
Нестероидные противовоспалительные средства (НПВС) показаны для снижения внутриглазного воспаления и миоза. Среди местных препаратов наиболее часто применяются диклофенак 0,1 %, индометацин 0,1 %, непафенак 0,1 % – от 3–4 раз в день, бромфенак 0,09 % – 1 раз в день. Побочными эффектами могут быть повышение внутриглазного давления, замедление эпителизации роговицы, болезненность при использовании.
Показаниями для системного применения НПВС являются терапия увеита и снятие боли (в том числе и при хирургии катаракты, особенно у пациентов с сахарным диабетом, которым противопоказано применение кортикостероидов). Препаратами выбора являются мелоксикам («Локсиком», «Мелоксидил»), карпрофен («Римадил»), робенакоксиб («Онсиор»), назначаемые в дозах, указанных в инструкции, чаще без приема в первый день двойной дозы. Побочными эффектами системного применения НВПС могут быть нарушения функций ЖКТ (изъязвления) и почек, нарушение свертываемости крови. При длительном использовании препаратов требуется пристальный мониторинг лабораторных показателей вышеперечисленных функций6.
Иммуносупрессоры. Основные показания для местного применения – сухой кератоконъюнктивит и некоторые другие аутоиммунные поражения глаз. Циклоспорин А используется местно в виде капель на масляной основе в концентрации 1–2 % или в виде 0,2%-й мази для терапии сухого кератоконъюнктивита (1–2 раза в день) и системно при эписклерите, блефарите, экстраокулярном миозите в дозе 5 мг/кг 2 раза в день в течение 3 недель с последующим снижением дозы. Такролимус в форме 0,03%-й мази используется местно при сухом кератоконъюнктивите, паннусе и плазмоме (1–2 раза в день)4.
Противоглаукомные средства
К группе холиномиметиков (миотиков), улучшающих отток внутриглазной жидкости (ВГЖ), относят пилокарпин, карбахол и демекариум бромид. На российском рынке доступен пилокарпин, который выпускают в виде 1%-го монопрепарата и комбинированных форм с тимололом: «Фотил» (с 2%-м раствором пилокарпина) и «Фотил форте» (с 4%-м раствором пилокарпина). Применяют пилокарпин 3–4 раза в день. Препарат эффективен на ранних стадиях болезни, поэтому его редко применяют в ветеринарии из-за большого количества обращений владельцев животных к специалистам на поздних стадиях заболеваний. Из-за возникающего миоза пилокарпин не показан при люксации и сублюксации хрусталика в переднюю камеру глаза и при увеите. Раствор пилокарпина имеет низкий уровень рН, из-за чего вызывает болезненность при использовании, также побочными его действиями могут быть признаки системной токсичности (саливация, рвота, диарея).
Из α2-адренергических агонистов доступны 0,15–0,2%-й бримонидина тартрат («Альфаган», «Люксфен», «Бримонал») и его комбинации с тимололом («Комбиган»). Бримонидина тартрат активен за счет снижения выработки ВГЖ и используется в составе комплексной терапии (побочными эффектами могут быть миоз и брадикардия).
К группе β-блокаторов относят 0,25–0,5%-й тимолол, который используется в монорежиме и в комбинациях, и 0,5%-й бетаксолол  («Бетоптик»). Препараты данной группы также снижают выработку ВГЖ, к их побочным эффектам относят миоз, брадикардию и бронхоспазм. 
Ингибиторы карбоангидразы снижают выработку ВГЖ, но не влияют на размер зрачка. Для системного лечения (короткие курсы купирования острого приступа глаукомы) собакам назначают ацетазоламид («Диакарб») по 10–30 мг/кг/сутки в 3 приема, для местного применения – глазные капли с 2%-м дорзоламидом (монопрепараты «Дорзопт», «Трусопт») и в комбинациях с тимололом («Косопт», «Дорзопт плюс»), и 1%-м бринзоламидом  (монопрепарат «Азопт») и в комбинациях с тимололом («Азарга»). При системном применении побочными эффектами являются усиление диуреза, рвота, диарея, одышка, которые более выражены у кошек, поэтому им данные препараты для системного использования назначают редко и с осторожностью. При местном применении 2%-го дорзоламида у собак наблюдаются болезненность и блефарит.
Аналоги простагландинов (латанопрост 0,005 % – «Ксалатан», травопрост 0,004 % – «Траватан», биматопрост 0,03 % – «Биматан») улучшают отток ВГЖ, но вызывают миоз, что делает их применение нежелательным у животных с увеитом и сублюксацией/люксацией хрусталика в переднюю камеру глаза. Данная группа препаратов не имеет доказанной эффективности при глаукоме у кошек и лошадей, хотя миоз развивается и у этих животных.
Осмотические агенты снижают продукцию ВГЖ и объем стекловидного тела, обладают мочегонным эффектом, вводятся внутривенно (маннитол – «Маннит» в дозе 1–2 г/кг в течение 30 минут) и используются как метод снятия острого приступа глаукомы4 7.
При всем многообразии различных видов препаратов и их комбинаций универсального средства для контроля глаукомы все же не существует, и для достижения максимального гипотензивного эффекта требуется комбинировать средства разных групп с различным механизмом действия. Наиболее эффективны комбинации ингибиторов карбоангидразы с β-блокаторами и аналогами простагландинов.
Заключение
В заключение следует отметить, что рациональная фармакотерапия глазных болезней является основой успешного лечения и контроля над заболеваниями. Рациональная фармакотерапия должна базироваться на знаниях об этиологии и патогенезе заболеваний, фармакокинетике и фармакодинамике препаратов и их взаимодействии друг с другом. Важнейшими принципами должны быть строгое обоснование использования того или иного медикамента в каждом случае, отсутствие полипрагмазии, применение средств только с доказанной эффективностью.

Литература:

  1. Giguère S., Prescott J. F., Dowling P. M. Antimicrobial Therapy in Veterinary Medicine, 5th Edition // Wiley-Blackwell. – Ames. – 2013. – 704 p.
  2. Thomasy S. M., Maggs D. J. A review of antiviral drugs and other compounds with activity against feline herpesvirus-1 // Vet Ophth. – 2016. – № 19 (1). – P. 119–130.
  3. Gelatt K. N. Veterinary Ophthalmology, 5th Edition // Wiley-Blackwell. – Ames. – 2013. – 2170 p.
  4. Maggs D. J., Miller P. E., Ofri R. Slatter’s fundamentals of veterinary ophthalmology, 4–5th Edition // Elsevier. – St. Louis. – 2013. – 506 p.
  5. Giuliano E. A. Nonsteroidal anti-inflammatory drugs in veterinary ophthalmology // Vet Clin North Am Small Anim Pract. – 2004. – № 34 (3). – P. 707–723.
  6. McLeellan G. J., Miller P. E. Feline Glaucoma – A Comprehensive Review // Vet Ophth. – 2011. – № 14. – P. 15–29.

Раздел для практикующего врача, назначающего лечение, наглядно демонстрирующий применение новейших научных разработок в области медицины. Статьи носят рекомендательный характер, сочетая в себе практическую информацию и научные обзоры.

А.И. КРЮКОВ, д.м.н., профессор, Н.Л. КУНЕЛЬСКАЯ, д.м.н., профессор, Г.Ю. ЦАРАПКИН, д.м.н., А.С. ТОВМАСЯН, к.м.н., О.А. КИСЕЛЕВА, Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского Департамента здравоохранения г. Москвы

Тонзиллярная патология относится к наиболее распространенным во всем мире. Ей подвержены люди всех возрастов, но наибольшую актуальность воспалительные заболевания миндалин имеют в детском возрасте в связи с опасностью тяжелых осложнений. Алгоритмы лечения тонзиллярной патологии описаны в различных международных и национальных руководствах, тем не менее вопросы практического выбора антимикробных средств нередко вызывают трудности у практических специалистов.
 

До 80% острых и обострений хронических респираторных заболеваний сопровождается симптомом боли в горле, который является одной из наиболее частых причин обращения больных к педиатру, терапевту, оториноларингологу и врачам иных специальностей. Острое воспаление глотки является причиной 1,1% от всего числа посещений пациентами врачей; 6% от числа всех визитов к педиатру; острые тонзиллофарингиты входят в число 20 наиболее часто диагностируемых заболеваний [1, 2]. При этом боль в горле может являться доминирующей проблемой, неизбежно отражаясь на качестве жизни пациента [3]. Актуальность тонзиллярной проблемы определяется не только высокой распространенностью заболевания, но и значительным риском развития сопряженных системных заболеваний, таких как острая ревматическая лихорадка, бактериальный эндокардит, гломерулонефрит, токсический шок и т. д.

В отечественной практике при острой инфекции с поражением миндалин обычно используют термин «ангина» или «тонзиллит», а воспаление лимфоидных фолликулов задней стенки глотки обычно характеризуют термином «фарингит». В клинической практике нередко, особенно в детском возрасте, наблюдается сочетание тонзиллита и фарингита, поэтому в литературе, особенно англоязычной, широко используют термин «тонзиллофарингит», предполагая воспаление стенок ротоглотки. В частности, к развитию бактериального тонзиллита чаще приводит инфекция, вызванная бета-гемолитическим стрептококком группы А (БГСА), фарингиты обычно вызваны респираторными вирусами, аденоидиты — вирусами, Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae, Staphylococcus aureus, Moraxella catarrhalis, эпиглоттиты — H. influenzae.

Острые тонзиллиты классифицируют на первичные (банальные) ангины (катаральная, фолликулярная, лакунарная, смешанная, флегмонозная), вторичные, возникающие при инфекционных заболеваниях (скарлатина, корь, дифтерия, сифилис и т. д.), при заболеваниях крови (лейкоз, агранулоцитоз, моноцитоз), атипичные (Симановского — Плаута — Венсана, вирусная, грибковая). В клинической практике наиболее часто встречается эпидемическая форма заболевания, когда инфекция передается воздушно-капельным или контактным путем и вызывает первичные ангины. В детском возрасте бактериальную природу имеют до 30% ангин; в подавляющем большинстве случаев этиологическим фактором является БГСА. Значительно чаще к развитию острого тонзиллита приводит вирусная инфекция, в первую очередь аденовирусы, респираторно-синцитиальные вирусы, вирус Эпштейна — Барр. Вирусные формы острых тонзиллитов преимущественно возникают в осенне-зимний период и преобладают у детей первых 3 лет жизни (до 90%), а в возрасте старше 5 лет увеличивается частота бактериальных форм (до 50%) [4]. Значимую роль в развитии заболевания в детском возрасте имеют также внутриклеточные возбудители — Mycoplasma pneumoniae, Chlamydia pneumoniae, которые высевают соответственно в 10—24 и 5—21% наблюдений, причем хламидиями инфицируется весь эпителий глотки, что может являться причиной хронизации процесса [5, 6].

Считается, что развитие ангины происходит по типу гиперергической аллергической реакции, причем к сенсибилизации организма приводит разнообразная микрофлора лакун миндалин и продукты белкового распада, а пусковым механизмом развития заболевания могут являться различные факторы экзогенной или эндогенной природы. Аллергический фактор может служить предпосылкой возникновения инфекционно-аллергических заболеваний, таких как ревматизм, гломерулонефрит, неспецифический инфекционный полиартрит, достаточно часто являющихся осложнением тонзиллита, особенно индуцированного БГСА, т. к. они обладает высокой адгезивной способностью к мембранам слизистых оболочек, устойчивостью к фагоцитозу, выделяют многочисленные экзотоксины, вызывающие сильный иммунный ответ, содержат антигены, перекрестно реагирующие с миокардом, а включающие их иммунные комплексы участвуют в поражении почек [7, 8].

Лечение острых тонзиллитов и фарингитов комплексное и включает ирригационную терапию, использование местных антибактериальных препаратов и системные антибиотики.

При вирусной этиологии тонзиллитов и фарингитов возможно ограничиться назначением ирригационной терапии и местных антисептиков, однако бактериальная этиология заболевания, особенно БГСА, требует обязательного применения системных антибиотиков.

В связи с этим крайне важно следовать принципам рациональной антибактериальной терапии, а именно: назначение препарата с целью максимально быстрого клинического и бактериологического выздоровления; спектр действия препарата должен соответствовать вероятному возбудителю инфекции, преодолевать возможно имеющиеся механизмы резистентности и создавать максимальную концентрацию в очаге инфекции. Что особенно актуально в педиатрической практике — назначаемый препарат должен быть удобен в применении.

Адекватная трактовка ведущего этиологического фактора (бактерии, вирусы, грибки, простейшие), клиническая форма ангины (первичная или вторичная), острота заболевания (при остром тонзиллите обычно один возбудитель, при обострении хронического — смешанная флора) [9] позволяют назначить терапию эмпирически, с учетом сведений о чувствительности к антибиотикам, способности препарата создавать адекватные концентрации в очаге инфекции и доказанной эффективности и безопасности его применения.

Традиционно препаратами выбора при БГСА-тонзиллите являются полусинтетические пенициллины широкого спектра действия. Они эффективны против наиболее вероятных возбудителей тонзиллита (БГСА), относятся к безопасным группам антибиотиков и все имеют пероральные формы. При типичной картине заболевания они рассматриваются в качестве препаратов выбора.    

Наиболее известный представитель данной группы — амоксициллин, который обладает выраженным бактерицидным эффектом. Механизм действия препарата связан с угнетением синтеза пептидогликана (вещества, являющегося основой бактериальной мембраны), что приводит к нарушению целостности клеточных мембран бактерий и их гибели. Амоксициллин активен в отношении штаммов Staphylococcus spp. и Streptococcus spp., а также Neisseria meningitidis, Neisseria gonorrhoeae, Escherichia coli, Salmonella spp., Shigella spp., Klebsiella spp. Терапевтические концентрации амоксициллина поддерживаются в плазме в течение 8 часов после перорального приема. Амоксициллин быстро абсорбируется в пищеварительном тракте и достигает пиковых концентраций в плазме в течение 1—2 ч после приема. Прием пищи практически не влияет на биодоступность и скорость абсорбции амоксициллина. Активный компонент устойчив в кислой среде желудка. Высокие концентрации действующего вещества создаются в бронхиальном секрете, мокроте, плазме крови, перитонеальной и плевральной жидкости, а также в тканях легких. Концентрации амоксициллина в тканях и биологических жидкостях пропорциональны принятой дозе.

В процессе метаболизма амоксициллина образуются фармакологически неактивные вещества. Порядка 50—70% принятой дозы экскретируется почками в неизменном виде, около 10—20% — печенью, остальная часть амоксициллина выводится в виде метаболитов. В настоящее время доступен амоксициллин российского производства Амосин (ОАО «Синтез», г. Курган). Препарат предназначен для перорального применения. Капсулы принимают до или после приема пищи через равные промежутки времени. Как правило, взрослым и детям старше 10 лет (при массе тела более 40 кг) назначают прием 500 мг амоксициллина трижды в сутки. При тяжелом течении заболевания дозу амоксициллина увеличивают до 750—1 000 мг трижды в сутки. Для детей от 5 до 10 лет терапевтическая доза составляет 250 мг амоксициллина трижды в сутки. Средний курс терапии длится от 5 до 12 дней (как правило, терапию продолжают в течение 2—3 дней после исчезновения клинических проявлений заболевания).

Однако следует учитывать, что H. influenzae, а также M. catarrhalis являются активными продуцентами β-лактамаз. Это диктует необходимость использования в качестве препаратов стартовой терапии защищенных аминопенициллинов, которые по праву считаются «золотым стандартом» терапии острой гнойно-воспалительной патологии лор-органов. Одним из наиболее часто применяемых антибиотиков при лечении тонзиллярной патологии является комбинированный препарат, содержащий полусинтетический пенициллин — амоксициллин и необратимый ингибитор лактамаз – клавулановую кислоту. На рынке амоксициллин клавуланат представлен рядом торговых наименований, среди которых можно выделить российский препарат Арлет®. Клавулановая кислота благодаря наличию в ее структуре β-лактамного кольца образует стойкие комплексы с лактамазами бактерий и защищает амоксициллин от разрушения этими ферментами. Такое сочетание компонентов обеспечивает высокую бактерицидную активность препарата. Арлет® активен в отношении как чувствительных к амоксициллину микроорганизмов, так и штаммов, продуцирующих β-лактамазы:

•    грамположительные аэробы: Streptococcus pneumoniae, БГСА, Staphylococcus aureus (кроме метициллинорезистентных штаммов), S. epidermidis (кроме метициллинорезистентных штаммов), Listeria spp., Enteroccocus spp.;
•    грамотрицательные аэробы: Bordetella pertussis, Brucella spp., Campylobacter jejuni, Escherichia coli, Gardnerella vaginalis, Haemophilus influenzae, H. ducreyi, Klebsiella spp., Moraxella catarrhalis, Neisseria gonorrhoeae, N. meningitidis, Pasteurela multocida, Proteus spp., Salmonella spp., Shigella spp., Vibrio cholerae, Yersinia enterocolitica;
•    анаэробы: Peptococcus spp., Peptostreptococcus spp., Clostridium spp., Bacteroides spp., Actinоmyces israelii.

Фармакокинетика амоксициллина и клавулановой кислоты имеет много общего. Оба компонента хорошо всасываются в желудочно-кишечном тракте, прием пищи не влияет на степень их всасывания. Пик плазменных концентраций достигается примерно через час после приема препарата. Амоксициллин и клавулановая кислота характеризуются хорошим распределением в жидкостях и тканях организма, созданием терапевтических концентраций в очагах инфекций верхних дыхательных путей (небные миндалины, слизистая оболочка глотки, околоносовых пазух, барабанной полости и т. д.). Амоксициллин выводится из организма почками в неизмененном виде путем тубулярной секреции и клубочковой фильтрации. Клавулановая кислота элиминируется через клубочковую фильтрацию, частично — в виде метаболитов. Небольшие количества могут выводиться через кишечник и легкими. Период полувыведения составляет 1–1,5 ч. У пациентов с тяжелой почечной недостаточностью период полувыведения амоксициллина увеличивается до 7,5 ч, клавулановой кислоты — до 4,5.

Амоксициллин/клавуланат характеризуется хорошей переносимостью. Нежелательные явления встречаются относительно редко в виде диареи, тошноты и кожной сыпи. Таблетки препарата Арлет® следует, не разжевывая, принимать внутрь во время еды, запивая небольшим количеством воды. Взрослым и детям старше 12 лет (или с массой тела более 40 кг) обычная доза при легком и среднетяжелом течении инфекций составляет 1 таблетку 250/125 мг 3 раза в сутки. При тяжелом течении инфекций назначают по таблетке 500/125 мг 3 раза в сутки, также при необходимости применяются таблетки препарата Арлет® в дозе 875/125 мг или по 1 таблетке 500/125 мг 3 раза в сутки. Курс лечения доходит до 5—14 дней. Длительность лечения определяет лечащий врач. Лечение не должно продолжаться более 14 дней без повторного медицинского осмотра.

При атипичных проявлениях болезни (микоплазменной и хламидофильной инфекции) препаратами выбора являются макролиды. Их рекомендуется использовать у детей в качестве стартовой терапии при лечении атипичных форм тонзиллита, а также в тех случаях, когда имеется непереносимость бета-лактамных антибиотиков. Макролиды рассматриваются как альтернативные антибактериальные средства, которые могут быть назначены в случае отсутствия эффекта от стартовой терапии, при развитии побочных и нежелательных явлений, связанных с применением препаратов первого ряда [10, 11].

Литература

1.    Nash DR, Harman J, Wald ER, Kelleher KJ. Antibiotic prescribing by primary care physicians for children with upper respiratory tract infections. Arch Pediatr Adolesc Med, 2002. 156. 11: 1114-1119.
2.    Panasiuk L, Lukas W, Paprzycki P. Empirical first-line antibioticotherapy in adult rural patients with acute respiratory tract infections. Ann Agric Environ Med, 2007. 14. 2: 305-311.
3.    Бабияк В.И., Говорухин М.И., Митрофанов В.В. Некоторые психологические аспекты проблемы «качества жизни» человека. Российская оторинолар., 2004. 1(8): 3-6.
4.    Таточенко В.К., Бакрадзе М.Д., Дарманян А.С. Острые тонзиллиты в детском возрасте: диагностика и лечение. Фарматека, 2009. 14: 65-69.
5.    Гаращенко Т.И., Страчунский Л.С. Антибактериальная терапия ЛОР-заболеваний в детском возрасте. В кн.: Детская оториноларингология: Руководство для врачей. Под ред. М.Р. Богомильского, В.Р. Чистяковой. Т. II. М.: Медицина, 2005: 275-317.
6.    Линьков В.И., Цурикова Г.П., Нуралова И.В., Панькина Н.А. Значение хламидийной инфекции в развитии хронических воспалительных заболеваний глотки. Новости отоларингологии и логопатологии, 1995. 3(4): 146-146.
7.    Крюков А.И. Клиника, диагностика и лечение тонзиллярной патологии (Пособие для врачей). М., 2011. 32 с.
8.    Лучихин Л.А. Ангина.  Оториноларингология: национальное руководство. Под ред. В.Т. Пальчуна. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008: 652–673.
9.    Гаращенко Т.И. Макролиды в терапии острого тонзиллита и его осложнений у детей. РМЖ, 2001. 9., 19: 812-816.

Источник: Медицинский совет, № 11, 2015

Абсцесс: лекарства, используемые при лечении

Абсцесс (нарыв) — местное скопление гноя, которое появляется из-за острой либо хронической локальной инфекции, вследствие которой начинается разрушение тканей в очаге.

Общие сведения

Абсцесс развивается при воспалении кожи или клетчатки под ней после проникновения микробов через ссадины, уколы, раны.

Характерной чертой абсцесса является то, что ткани, соседствующие с очагом воспаления, создают своеобразную стенку–мембрану, отделяющую зараженный участок и ограничивающую гнойниковый процесс и отмирание тканей, что является защитной реакцией организма.

Выделяют множество видов абсцессов: мягких тканей, паратонзилярный, легочный, постинъекционный и даже абсцесс мозга. Но, не зависимо от места их расположения, абсцессы всегда сопровождаются болевым синдромом и приносят массу неудобств.

Причины абсцесса

Чаще всего абсцесс возникает из-за очаговой бактериальной инфекции, преимущественно стафилококковой, так как она приводит к ослаблению иммунитета и снижает способность организма бороться с болезнями.

Существует множество способов попадания микробов в организм и путей возникновения абсцессов: микроскопические повреждения кожного покрова, нагноение скопления излившейся крови (гематомы), распространение инфекции из локального очага, а также фурункулы, кисты, гнойные инфекции и многое другое.

Возможно возникновение абсцесса вследствие попадания под кожу химических веществ, а также после медицинских манипуляций (подкожных вливаний, инъекций), произведенных без соблюдения асептических правил.

Симптомы

Существует возможность возникновения абсцесса как на коже, так и на любом органе или в тканях. Сложнее всего диагностировать абсцессы внутренних органов, а видимые снаружи абсцессы расположены в дерме, в мышцах или в клетчатке под кожей.

Первым признаком возникновения абсцесса является появление болезненного твердого узла и покраснения вокруг него. Через несколько дней или недель на этом месте образуется капсула, заполненная гноем.

Симптомы абсцесса совпадают с типичными проявлениями гнойно-воспалительных процессов, независимо от места их расположения. Как правило, это общая слабость, недомогание, высокая температура тела (в особо тяжелых случаях до 41°).

Завершающей фазой формирования абсцесса нередко является его самопроизвольный разрыв, приводящий к выходу гноя. При поверхностных абсцессах гной выходит наружу во внешнюю среду и в случае полного очищения нарыв теряет объем, спадает и, при отсутствии негативных влияний, со временем превращается в рубец.

Что можете сделать вы при абсцессе

Абсцесс – хирургическая болезнь, поэтому, для избежания нежелательных осложнений, при первых его признаках следует обратиться к врачу.

Что может сделать врач

Врач поставит точный диагноз и назначит соответствующее лечение.

Что это такое, что вызывает и как лечится?

MSSA или метициллин-чувствительный Staphylococcus aureus — это инфекция, вызываемая типом бактерий, обычно обнаруживаемых на коже. Возможно, вы слышали, что это называется инфекцией стафилококка.

Для лечения стафилококковой инфекции обычно требуются антибиотики. Инфекции стафилококка классифицируются в зависимости от того, как они реагируют на это лечение:

Оба типа могут быть серьезными и даже опасными для жизни. В этой статье представлен обзор симптомов, причин и лечения MSSA.

Симптомы MSSA различаются в зависимости от места локализации стафилококка. MSSA может влиять на кожу, кровь, органы, кости и суставы. Симптомы могут варьироваться от легких до опасных для жизни.

Некоторые возможные признаки инфекции MSSA включают:

  • Кожные инфекции. Инфекции стафилококка, поражающие кожу, могут вызывать такие симптомы, как импетиго, абсцессы, целлюлит, гнойные шишки и фурункулы.
  • Лихорадка. Повышенная температура сигнализирует о том, что ваше тело борется с инфекцией.Лихорадка может сопровождаться потоотделением, ознобом, спутанностью сознания и обезвоживанием.
  • Боли и боли. Инфекции стафилококка могут вызывать боль и опухоль в суставах, а также головные и мышечные боли.
  • Желудочно-кишечные симптомы. Бактерии стафилококка могут вызывать пищевое отравление. Общие симптомы, связанные с пищевым отравлением стафилококком, включают тошноту, боль в животе, рвоту, диарею и обезвоживание.

Бактерии стафилококка обычно находятся на поверхности кожи, например, внутри носа.По оценкам Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), у 30 процентов людей в носу есть стафилококковые бактерии.

Иногда стафилококк безвреден. Это возможно без каких-либо симптомов.

В других случаях стафилококк вызывает незначительные и легко поддающиеся лечению инфекции кожи, носа, рта и горла. Инфекции стафилококка могут даже излечиться самостоятельно.

Инфекция стафилококка становится серьезной, если инфекция также присутствует в кровотоке, обычно в результате запущенной и нелеченной инфекции.Инфекции стафилококка могут вызвать опасные для жизни осложнения.

В медицинских учреждениях стафилококк особенно опасен, поскольку он может легко передаваться от человека к человеку.

Staph передается при контакте кожи с кожей, чаще всего при прикосновении к чему-то, что содержит бактерии, а затем распространяется на ваши руки.

Кроме того, бактерии стафилококка устойчивы. Они могут жить на таких поверхностях, как дверные ручки или постельные принадлежности, достаточно долго, чтобы у человека могла развиться инфекция.

Инфекции MSSA могут поражать детей, взрослых и пожилых людей.Следующие факторы могут увеличить ваши шансы на развитие инфекции MSSA:

Текущее или недавнее пребывание в медицинском учреждении

Бактерии стафилококка остаются обычным явлением в местах, где люди с ослабленной иммунной системой могут контактировать с людьми или поверхностями, несущими бактерии. Сюда входят:

  • больницы
  • клиники
  • амбулаторные учреждения
  • дома престарелых

Медицинские устройства

Бактерии стафилококка могут проникнуть в вашу систему через медицинские устройства, которые входят в организм, например:

  • катетеры
  • внутривенные ( IV) устройства
  • трубки для диализа, дыхания или кормления почек

Люди с ослабленной иммунной системой или хроническими заболеваниями

Сюда входят люди, у которых:

Люди, употребляющие инъекционные наркотики, такие как инсулин, также имеют повышенную риск.

Непокрытая или дренирующая рана

Бактерии стафилококка могут попасть в организм через открытую рану. Это может происходить среди людей, которые живут или работают в непосредственной близости или занимаются контактными видами спорта.

Совместное использование личных вещей

Совместное использование определенных предметов может увеличить риск заражения стафилококком. К таким предметам относятся:

  • бритвы
  • полотенца
  • униформа
  • постельное белье
  • спортивное снаряжение

Это обычно происходит в раздевалках или в общих жилых помещениях.

Негигиеничное приготовление пищи

Стафилококк может передаваться с кожи в пищу, если люди, работающие с пищевыми продуктами, не моют руки должным образом.

Если ваш врач подозревает стафилококковую инфекцию, он задаст вам вопросы о ваших симптомах и осмотрит вашу кожу на предмет ран или других признаков инфекции.

Ваш врач может задать вам вопросы, чтобы попытаться определить, подвергались ли вы воздействию стафилококковых бактерий.

Ваш врач может провести дополнительные тесты, чтобы подтвердить подозрение на стафилококковую инфекцию.Они могут включать:

  • Анализ крови. Анализ крови может определить высокое количество лейкоцитов (WBC). Высокое количество лейкоцитов — признак того, что ваш организм борется с инфекцией. Посев крови также может определить, есть ли инфекция в вашей крови.
  • Культура тканей. Ваш врач может взять образец из зараженной области и отправить его в лабораторию. В лаборатории образец вырастает в контролируемых условиях, а затем проходит тестирование. Это особенно полезно для определения того, является ли инфекция MRSA или MSSA, и какие лекарства следует использовать для ее лечения.

Вы должны получить результаты этих тестов в течение 2–3 дней, хотя культивирование тканей иногда может занять больше времени. Если инфекция стафилококка подтверждена, ваш врач может провести дополнительные тесты, чтобы проверить наличие осложнений.

Антибиотики обычно являются первой линией лечения стафилококковых инфекций. Ваш врач определит, какие антибиотики с наибольшей вероятностью подействуют на вашу инфекцию, в зависимости от того, как она была приобретена.

Некоторые антибиотики принимают внутрь, а другие вводят через капельницу.Примеры антибиотиков, которые в настоящее время назначают для лечения инфекций MSSA, включают:

  • нафциллин
  • оксациллин
  • цефалексин

Некоторые антибиотики, которые в настоящее время назначаются для лечения инфекций MRSA, включают:

  • линезолид
  • ванкомицин
  • Принимайте антибиотики точно в соответствии с предписаниями врача.Примите все лекарства, даже если вы уже чувствуете себя лучше.

    Дополнительные методы лечения зависят от ваших симптомов. Например, если у вас кожная инфекция, врач может сделать разрез, чтобы слить жидкость из раны.

    Ваш врач может удалить любые медицинские устройства, которые, как считается, способствуют заражению.

    Инфекции, вызванные стафилококком, могут вызвать ряд проблем со здоровьем, некоторые из которых опасны для жизни. Вот наиболее частые осложнения:

    • Бактериемия возникает, когда бактерии заражают кровоток.
    • Пневмония чаще поражает людей с заболеваниями легких.
    • Эндокардит возникает, когда бактерии поражают клапаны сердца. Это может вызвать инсульт или проблемы с сердцем.
    • Остеомиелит возникает при поражении костей стафилококком. Staph может достигать костей через кровоток, через раны или инъекции лекарств.
    • Синдром токсического шока — это потенциально смертельное состояние, вызываемое токсинами, связанными с некоторыми типами стафилококковых бактерий.
    • Септический артрит поражает суставы, вызывая боль и отек.

    Большинство людей выздоравливают от стафилококковой инфекции. Ваш период исцеления будет зависеть от типа инфекции.

    При попадании стафилококка в кровоток эти инфекции могут стать серьезными и опасными для жизни.

    В отчете CDC за 2019 год сообщается, что в 2017 году в кровотоке 119 247 человек в Соединенных Штатах были стафилококки. Среди этих людей 19 832 человека умерли. Другими словами, примерно 83 процента людей выздоровели.

    Восстановление обычно занимает несколько месяцев.

    Обязательно обратитесь к врачу, если вы подозреваете инфекцию MSSA.

    Что такое клиндамицин? Применение, дозировка, предупреждения и побочные эффекты

    Клиндамицин — антибиотик. Он останавливает рост бактерий.

    Врачи прописывают клиндамицин для лечения бактериальных инфекций. Препарат выпускается в пероральной, местной и инъекционной формах.

    Клиндамицин для местного применения — распространенное средство для лечения акне и бактериальных инфекций влагалища.

    Врачи применяют клиндамицин для лечения инфекций у людей с аллергией на пенициллин.Клиндамицин подходит не всем и может вызвать ряд серьезных побочных эффектов.

    В этой статье мы описываем использование, формы, дозировку, предупреждения и побочные эффекты клиндамицина.


    Люди используют клиндамицин для лечения бактериальных инфекций.

    Клиндамицин — антибиотик. Люди используют антибиотики для лечения бактериальных инфекций. Антибиотики, в том числе клиндамицин, не действуют при инфекциях, вызванных вирусами.

    Клиндамицин относится к семейству линкозамидов.Эти антибиотики действуют, нарушая способ производства белков бактериями.

    В зависимости от типа инфекции и дозировки клиндамицина препарат может убить или остановить рост бактерий.

    Врачи применяют клиндамицин для лечения различных бактериальных инфекций. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило клиндамицин для лечения:

    • инфекций крови
    • сепсиса, то есть заражения крови
    • инфекций брюшной полости
    • инфекций легких
    • инфекций женских половых путей
    • инфекций костей и суставов
    • Кожные инфекции

    Люди также могут принимать клиндамицин для целей, не одобренных FDA.Иногда врачи используют клиндамицин, например, для лечения сибирской язвы и малярии.

    Стоматологи также используют клиндамицин для профилактики эндокардита, инфекции внутренней оболочки сердца, которая может возникнуть после стоматологической процедуры у людей из группы риска.

    Перед операцией некоторым людям необходимо принять клиндамицин для предотвращения инфекций в области хирургического вмешательства.

    Существует четыре формы клиндамицина: инъекционный, интравагинальный, пероральный и местный.

    В следующей таблице перечислены формы клиндамицина с указанием их дозировок в миллиграммах (мг), миллиграммах на миллилитр (мг / мл) или в процентах.

    Дозировка клиндамицина то, что пропишет врач, будет зависеть от инфекции.

    Капсулы и гранулы для перорального применения


    Из-за риска колита врачи должны назначать клиндамицин только в том случае, если они подозревают, что другой антибиотик не подходит.

    Врачи должны назначать клиндамицин только людям, страдающим аллергией на пенициллин, или если они подозревают, что другой антибиотик не подходит. Это связано с риском колита, который представляет собой воспаление внутренней оболочки толстой кишки.

    Если возможно, врач должен взять образцы с места инфекции, чтобы проверить, какие бактерии вызывают инфекцию.

    Клиндамицин в капсулах может раздражать пищевод, трубку, идущую ото рта к желудку. Чтобы избежать этого раздражения, принимайте капсулы клиндамицина, запивая полным стаканом воды.

    Дозировки клиндамицина в капсулах для взрослых составляют:

    • для серьезных инфекций, 150–300 мг каждые 6 часов
    • для более тяжелых инфекций, 300–450 мг каждые 6 часов

    Дозировки для детей, которые могут проглатывать капсулы являются:

    • для серьезных инфекций, 8–16 миллиграммов на килограмм (мг / кг) в день, разделенных на три или четыре равные дозы
    • для более тяжелых инфекций, 16-20 мг / кг в день, разделенных на три или четыре части. четыре равные дозы

    Для людей, испытывающих трудности с глотанием, клиндамицин выпускается в гранулах, которые человек может растворить в воде.

    Вагинальный крем и свечи

    Клиндамицин местного применения может лечить бактериальные инфекции во влагалище.

    Крем поставляется с аппликатором. Введите во влагалище количество аппликатора, составляющее около 100 мг клиндамицина, один раз в день перед сном в течение 3 или 7 ночей подряд.

    Вагинальный крем Клеоцин безопасен для беременных женщин во втором и третьем триместрах. Беременной женщине требуется 7 дней лечения.

    Беременным женщинам нельзя использовать вагинальные свечи с клиндамицином.Исследователям еще предстоит подтвердить безопасность суппозиториев во время беременности.

    Чтобы использовать суппозиторий, введите одну таблетку суппозитория, которая эквивалентна 100 мг клиндамицина, во влагалище один раз в день перед сном в течение трех ночей подряд.

    Людям с колитом в анамнезе нельзя использовать кремы или суппозитории с клиндамицином.

    Лосьон, гель и раствор

    Врачи прописывают клиндамицин лосьон, гель и раствор для лечения акне.

    Человек с акне может наносить тонкий слой 1% лосьона Клеоцина Т или 1% раствора клиндамицина на пораженный участок кожи два раза в день.

    При появлении прыщей человек может наносить Клиндагель 1% один раз в день на пораженный участок.

    Клиндамицин может вызывать диарею. Всем, у кого был колит, следует избегать этого лечения.

    Инъекции

    Если у человека очень серьезная инфекция и он не может принимать другие антибиотики, он может получить клиндамицин в больнице.

    В следующей таблице приведены дозировки клиндамицина для инъекций в мг / кг в день и в мг в день.


    Диарея — наиболее частый побочный эффект при приеме антибиотиков.

    Одним из наиболее частых побочных эффектов большинства антибиотиков является диарея. Иногда при приеме клиндамицина у людей возникает сильная диарея.

    Клиндамицин может изменять бактериальный состав толстой кишки и вызывать чрезмерный рост бактерии Clostridium difficile ( C. difficile ). Эта бактерия продуцирует токсины, которые могут вызывать диарею, связанную с C. difficile (CDAD).

    CDAD — тяжелая и опасная для жизни инфекция. Если при приеме клиндамицина у человека развивается CDAD, врач немедленно прекращает прием антибиотика.

    Другие возможные побочные эффекты клиндамицина перорально или инъекционно включают:

    • боль в животе
    • раздражение пищевода
    • тошнота
    • рвота
    • аллергические кожные реакции
    • тяжелые аллергические реакции
    • воспаление влагалища
    • накопление жидкости под кожей
    • нарушение функции печени
    • нарушение функции почек
    • нарушение функции крови
    • нарушение функции иммунной системы
    • артрит

    Люди, использующие раствор клиндамицина или лосьон от прыщей, могут сообщать о побочных эффектах кожи, в том числе:

    • сухость
    • покраснение
    • ощущение жжения или покалывания
    • шелушение
    • зуд
    • жирность

    Например, когда человек использует Клиндагель от прыщей, наиболее частыми побочными эффектами являются зуд и шелушение кожи.

    Люди редко испытывают диарею или колит после местного применения клиндамицина. Однако некоторые люди сообщают о нарушениях работы брюшной полости.

    Клиндамицин суппозитории и вагинальный крем могут вызывать те же побочные эффекты, что и пероральные или инъекционные формы.

    В редких случаях при вагинальном применении клиндамицина у человека может развиться колит.

    Другие побочные эффекты использования суппозиториев клиндамицина или вагинального крема включают:

    • грибковые инфекции влагалища
    • воспаление влагалища и вульвы
    • расстройства влагалища или вульвы
    • вагинальная боль

    Люди с псевдомембранозными или при язвенном колите не следует принимать клиндамицин.Эти два состояния вызывают сильное воспаление слизистой оболочки кишечника.

    Побочные эффекты клиндамицина могут ухудшить эти два состояния.

    Врачи должны назначать клиндамицин только людям с бактериальными инфекциями. Это помогает снизить устойчивость бактерий к клиндамицину. Узнайте больше об устойчивости к антибиотикам здесь.

    Лекарственные взаимодействия могут возникать при использовании любой формы клиндамицина.

    Врачи должны с осторожностью назначать клиндамицин людям, принимающим нервно-мышечные блокаторы.Эти препараты играют роль в определенных медицинских процедурах и операциях.

    Когда люди принимают пероральные формы клиндамицина, печеночный фермент CYP3A4 расщепляет его в организме. Стимулирование функции этого фермента может вызвать снижение уровня клиндамицина. Если что-то ингибирует CYP3A4, уровень клиндамицина может повыситься в крови.

    Некоторые лекарства могут влиять на функционирование CYP3A4. Когда люди принимают стимуляторы CYP3A4 вместе с клиндамицином, врачи должны следить и убедиться, что антибиотик работает.

    Если человек принимает ингибитор CYP3A4 с клиндамицином, повышенные уровни антибиотика могут вызвать побочные эффекты. Врачи должны контролировать любое усиление побочных эффектов.

    Клиндамицин и линкомицин являются единственными членами семейства линкозамидов.

    Линкомицин выпускается только в виде раствора для инъекций и назначается врачами при серьезных инфекциях.

    В зависимости от инфекции и наличия у человека аллергии и побочных эффектов от антибиотиков врач может вместо этого выбрать другой класс антибиотиков.

    Клиндамицин — эффективный антибиотик при различных серьезных инфекциях. Люди также используют клиндамицин для лечения акне.

    Существует много возможных побочных эффектов клиндамицина, и врачи должны взвесить преимущества и риски перед назначением этого антибиотика.

    Людям с колитом в анамнезе следует избегать приема клиндамицина, поскольку он может нанести вред их здоровью.

    Когда возникают серьезные побочные эффекты, они, как правило, поражают людей, принимающих пероральные или инъекционные формы клиндамицина, но могут возникать у людей, использующих местные формы.

    Прочтите статью на испанском языке.

    Антибиотики для кожи | Выбирая с умом

    Когда они вам нужны, а когда нет

    Кожные проблемы иногда могут выглядеть как инфекции, особенно если они красные, опухшие или болезненные. Так что может показаться, что лечить их антибиотиками — хорошая идея. Но некоторые кожные проблемы возникают вовсе не из-за инфекций. Поэтому лечение их антибиотиками может принести больше вреда, чем пользы.

    Узнайте о ситуациях, когда антибиотики для кожи не нужны. Также узнайте, как поговорить со своим врачом о том, когда могут потребоваться антибиотики.

    Антибиотики не помогают, если ваша кожа не инфицирована

    Экзема вызывает покраснение, зуд и шелушение кожи. У людей с экземой на коже часто бывает много бактерий. Но это не значит, что микробы вызывают инфекцию. Тем не менее, некоторые врачи лечат экзему антибиотиками, которые вы принимаете внутрь (в таблетках или в жидкой форме), чтобы убить микробы.

    Антибиотики также не помогают избавиться от зуда или покраснения. И они не делают вашу экзему менее серьезной. Кроме того, бактерии на коже обычно возвращаются через месяц или два, если не раньше.

    Вы можете лучше контролировать экзему с помощью лосьонов и других средств. Чтобы облегчить зуд и отек, узнайте у врача о других методах лечения, например о кремах и мазях, содержащих лекарства. Вы можете получить их по рецепту или без него.

    Воспаленные кисты обычно не требуют антибиотиков

    Опухшие, красные и болезненные образования под кожей обычно представляют собой воспаленные кисты или небольшие фурункулы.Обычно при любой из этих проблем антибиотики не нужны.

    Воспаленные кисты иногда проходят сами по себе. Если они продолжают воспаляться, большие или болезненные, врач может открыть и дренировать кисту, сделав небольшой разрез. Некоторые кисты можно удалить хирургическим путем. Оба являются простыми процедурами, которые можно выполнить в кабинете врача. После этого киста, скорее всего, заживет сама по себе без антибиотиков.

    Большинство хирургических ран не требуют антибиотиков

    Некоторые врачи назначают кремы или мази с антибиотиками, чтобы предотвратить инфицирование ран после операции.Хотя инфекции по-прежнему случаются в больницах и центрах амбулаторной хирургии, риск заражения довольно низок. А местные антибиотики для кожи не снижают риск заражения. Другие меры, такие как хорошее мытье рук персоналом, помогают лучше предотвратить заражение. Вазелин (вазелин и дженерик) может помочь заживлению ран, сохраняя их влажными. Кроме того, это дешевле и менее вероятно, что рана будет болеть.

    Опасности супербактерий

    Каждый год не менее 2 миллионов американцев заболевают супербактериями.

    Около 23 000 из них умирают в результате.

    Около 14000 американцев ежегодно умирают от бактерий Clostridium difficile (C. diff). Эта инфекция вызывается антибиотиками. Это вызывает сильный понос и часто высокую температуру.

    Отек и покраснение в нижней части ног, возможно, не требуют лечения антибиотиками

    Если одна или обе голени опухшие и красные, обратитесь к врачу, чтобы узнать, почему. В большинстве случаев, если обе голени отекли и покраснели одновременно, это не из-за инфекции.Это означает, что вам не нужны антибиотики.

    Есть много других причин, по которым ваши голени могут опухать и краснеть. Например, у вас может быть варикозное расширение вен или тромб в ноге. У вас может быть аллергия на что-то, к чему вы прикасались, например, на моющее средство или мыло. Отек ног может быть признаком болезни сердца.

    Перед тем, как прописать антибиотик, ваш врач должен поговорить с вами и провести любые анализы, необходимые для исключения этих проблем. Даже в этом случае вам следует принимать антибиотики, только если есть явные признаки инфекции, например целлюлита.Это распространенная кожная инфекция, вызывающая покраснение и отек.

    Кому нужны антибиотики при кожных проблемах?

    Антибиотики нужны только при признаках кожной инфекции. Сюда могут входить:

    • Шишки с гноем
    • Трещины и язвы, источающие гной
    • Рана с сочащимся гноем или с желтыми корками
    • Очень жарко или холодно
    • Лихорадка
    • Высокое количество лейкоцитов
    • Корочки цвета меда
    • Очень красная или теплая кожа с другими признаками инфекции
    • Рана красная, болезненная, опухшая или теплая

    Антибиотики могут быть опасны

    Если у вас инфекция, антибиотики могут спасти вам жизнь.Но антибиотики также могут быть вредными, если вы принимаете их, когда они вам не нужны. Чем больше антибиотиков вы используете, тем меньше вероятность того, что они подействуют, когда они вам понадобятся.

    Антибиотики могут вызывать побочные эффекты. Антибиотики, которые вы принимаете внутрь, могут вызвать расстройство желудка, рвоту, диарею и вагинальные дрожжевые инфекции. Также они могут вызывать аллергические реакции. К ним относятся сыпь, отек, зуд и затрудненное дыхание. Побочные эффекты от антибиотиков вызывают почти 1 из 5 обращений в отделение неотложной помощи.

    Кремы и мази с антибиотиками могут замедлить заживление ран. И они могут вызвать покраснение, отек, образование волдырей, истощение и зуд.

    Антибиотики могут вызывать супербактерии. Более половины всех антибиотиков, используемых в США, не нужны. Это согласно Центрам по контролю и профилактике заболеваний. Прием антибиотиков, когда они вам не нужны, может породить «супербактерий». Это бактерии, которых трудно убить. Они могут затруднить выздоровление и вызвать проблемы со здоровьем.Вы можете передавать супербактерии другим людям.

    Антибиотики — пустая трата денег. Антибиотики, которые вы принимаете внутрь, могут стоить от 8 до более 200 долларов. Кремы и мази с антибиотиками могут стоить от 5 до более 150 долларов. Кроме того, вам может потребоваться больше средств на лечение и лечение из-за побочных эффектов и супербактерий от антибиотиков.

    Этот отчет предназначен для использования при разговоре со своим врачом. Это не заменяет медицинские консультации и лечение.Вы используете этот отчет на свой страх и риск.

    © Consumer Reports, 2016. Разработано в сотрудничестве с Американской академией дерматологии.

    08/2016

    Использование антибиотиков при острых инфекциях верхних дыхательных путей

    2. Gonzales R, Мэлоун округ Колумбия, Маселли JH, Sande MA. Чрезмерное употребление антибиотиков при острых респираторных инфекциях в США. Клиническая инфекция .2001. 33 (6): 757–762.

    3. Smucny J, Фэйи Т, Беккер Л, Глейзер Р. Антибиотики при остром бронхите. Кокрановская база данных Syst Rev . 2004; (4): CD000245.

    4. Гонсалес Р., Бартлетт Дж. Г., Бессер Р.Э., и другие.; Американская академия семейных врачей; Американский колледж врачей-Американское общество внутренней медицины; Центры по контролю за заболеваниями; Американское общество инфекционных болезней.Принципы правильного использования антибиотиков для лечения неосложненного острого бронхита: история вопроса. Энн Интерн Мед. . 2001. 134 (6): 521–529.

    5. Национальный институт здравоохранения и передовой клинической практики. Инфекции дыхательных путей — назначение антибиотиков. http://www.nice.org.uk/nicemedia/live/12015/41323/41323.pdf. По состоянию на 14 августа 2012 г.

    6. Shields MD, Буш А, Эверард М.Л., Маккензи С, Примхак Р, Британский торакальный, Общество Кашель; Группа рекомендаций.Рекомендации BTS: рекомендации по оценке и лечению кашля у детей. Грудь . 2008; 63 (добавление 3): iii1 – iii15.

    7. Подкомитет Американской академии педиатрии по лечению острого среднего отита. Диагностика и лечение острого среднего отита. Педиатрия . 2004. 113 (5): 1451–1465.

    8. Мичиганский университет. Система здоровья. Руководство по клинической помощи: средний отит. http://www.med.umich.edu/1info/fhp/practiceguides/om/OM.pdf. По состоянию на 14 августа 2012 г.

    9. Coker TR, Чан Л.С., Ньюберри SJ, и другие. Диагностика, микробная эпидемиология и лечение антибиотиками острого среднего отита у детей: систематический обзор. JAMA . 2010. 304 (19): 2161–2169.

    10. Розенфельд Р.М., Анды D, Бхаттачарья Н, и другие. Руководство по клинической практике: синусит у взрослых. Otolaryngol Head Neck Surg . 2007; 137 (3 доп.): S1 – S31.

    11. Arroll B, Кинили Т. Антибиотики от насморка и острого гнойного ринита. Кокрановская база данных Syst Rev . 2005; (3): CD000247.

    12. Ward MA. Отделение неотложной помощи при острых респираторных инфекциях. Заражение семенами респира . 2002. 17 (1): 65–71.

    13. Шах РК, Роберсон Д.В., Джонс Д.Т. Эпиглоттит в эпоху вакцины против Hemophilus influenzae типа b: меняющиеся тенденции. Ларингоскоп .2004. 114 (3): 557–560.

    14. Таннер К., Фитцсиммонс Дж., Кэррол ЭД, Флуд TJ, Кларк Дж. Э. Эпиглоттит Haemophilus influenzae типа b как причина острой обструкции верхних дыхательных путей у детей. BMJ . 2002. 325 (7372): 1099–1100.

    15. Фэрбенкс DN. Карманное руководство по антимикробной терапии в отоларингологии — хирургии головы и шеи. 13 изд. http://www.entnet.org/EducationAndResearch/upload/AAO-PGS-9-4-2.pdf. Проверено 14 августа 2012 г.

    16. Treanor JJ, Хайден Ф.Г., Врооман П.С., и другие.; Группа по изучению пероральной нейраминидазы США. Эффективность и безопасность перорального ингибитора нейраминидазы осельтамивира при лечении острого гриппа: рандомизированное контролируемое исследование. JAMA . 2000. 283 (8): 1016–1024.

    17. Джефферсон Т., Демичели В, Риветти Д, Джонс М, Ди Пьетрантонж C, Риветти А. Противовирусные препараты от гриппа у здоровых взрослых: систематический обзор [исправление опубликовано в Lancet.2006; 367 (9528): 2060]. Ланцет . 2006. 367 (9507): 303–313.

    18. Шварц С.Р., Коэн С.М., Дейли Ш., и другие. Рекомендации по клинической практике: охриплость голоса (дисфония). Otolaryngol Head Neck Surg . 2009; 141 (3 доп. 2): S1 – S31.

    19. Джилл Дж. М., Флейшут П., Haas S, Пеллини Б, Кроуфорд А, Нэш БД. Использование антибиотиков при инфекциях верхних дыхательных путей у взрослых в амбулаторных условиях: исследование национальной амбулаторной сети. Фам Мед . 2006. 38 (5): 349–354.

    20. Центр РМ, Эллисон Джей Джей, Cohen SJ. Ведение фарингита: определение противоречий. J Gen Intern Med . 2007. 22 (1): 127–130.

    21. Винтер Б. Риновирусные инфекции верхних дыхательных путей. Proc Am Thorac Soc . 2011; 8 (1): 79–89.

    22. Штейнман М.А., Гонсалес Р, Линдер Я., Landefeld CS. Изменение использования антибиотиков в амбулаторной практике по месту жительства, 1991–1999 гг. Энн Интерн Мед. . 2003. 138 (7): 525–533.

    23. Харпер С.А., Брэдли Дж. С., Englund JA, и другие.; Экспертная группа Американского общества инфекционных болезней. Сезонный грипп у взрослых и детей — диагностика, лечение, химиопрофилактика и управление вспышками в учреждениях: руководящие принципы клинической практики Американского общества инфекционистов. Клиническая инфекция . 2009. 48 (8): 1003–1032.

    24.Fiore AE, Фрай А, Шей Д, Губарева Л, Bresee JS, Uyeki TM; Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Противовирусные средства для лечения и химиопрофилактики гриппа — рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Recomm Rep . 2011; 60 (1): 1–24.

    25. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Сводная статистика здоровья взрослых в США: Национальное интервью по вопросам здоровья, 2009 г.http://www.cdc.gov/nchs/data/series/sr_10/sr10_249.pdf. По состоянию на 14 августа 2012 г.

    26. Thomas M, Зевать БП, Цена D, Лунд V, Муллол Дж. Fokkens W; Европейский документ с изложением позиции по группе риносинуситов и носовых полипов. Руководство EPOS по первичной медико-санитарной помощи: Европейский документ с изложением позиции по первичной медико-санитарной диагностике и лечению риносинуситов и полипов носа, 2007 г. — резюме. Prim Care Respir J . 2008. 17 (2): 79–89.

    27.Гонсалес Р, Бартлетт Дж. Г., Бессер Р.Э., Хикнер Дж. М., Хоффман-младший, Sande MA; Американская академия семейных врачей; Общество инфекционных болезней Америки; Центры по контролю за заболеваниями; Американский колледж врачей-Американское общество внутренней медицины. Принципы правильного использования антибиотиков для лечения неспецифических инфекций верхних дыхательных путей у взрослых: история вопроса. Энн Интерн Мед. . 2001. 134 (6): 490–494.

    28.Чау А.В., Беннингер М.С., Ручей I, и другие.; Американское общество инфекционных болезней. Руководство IDSA по клинической практике острого бактериального риносинусита у детей и взрослых. Клиническая инфекция . 2012; 54 (8): e72 – e112.

    29. Williams JW Jr, Агилар C, Корнелл Дж, и другие. Антибиотики при остром гайморите Кокрановская база данных Syst Rev . 2008; (2): CD000243.

    30. Пул MD. Острый бактериальный риносинусит: клиническое влияние резистентности и восприимчивости. Am J Med . 2004; 117 (доп. 3А): 29С – 38С.

    31. Фалагас МЭ, Карагеоргопулос DE, Грамматикос А.П., Matthaiou DK. Эффективность и безопасность короткой и длительной антибактериальной терапии острого бактериального синусита: метаанализ рандомизированных исследований. Br J Clin Pharmacol . 2009. 67 (2): 161–171.

    32.Klein JO. Средний отит. Клиническая инфекция . 1994. 19 (5): 823–833.

    33. Хейккинен Т, Тонкий М, Чонмайтри Т. Распространенность различных респираторных вирусов в среднем ухе во время острого среднего отита. N Engl J Med . 1999. 340 (4): 260–264.

    34. Питкяранта А, Виролайнен А, Джеро Дж, Арруда Э, Хайден Ф.Г. Выявление риновирусных, респираторно-синцитиальных вирусов и коронавирусных инфекций при остром среднем отите с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскриптазой. Педиатрия . 1998. 102 (2 pt 1): 291–295.

    35. Чонмайтри Т. Взаимодействие вирусов и бактерий при остром среднем отите. Pediatr Infect Dis J . 2000; 19 (5 доп.): S24 – S30.

    36. Розенфельд Р.М., Кей Д. Естественная история нелеченого среднего отита. Ларингоскоп . 2003. 113 (10): 1645–1657.

    37. Tähtinen PA, Лайне МК, Хуовинен П., Ялава J, Руусканен О, Руохола А.Плацебо-контролируемое испытание противомикробного лечения острого среднего отита. N Engl J Med . 2011. 364 (2): 116–126.

    38. Хоберман А, Paradise JL, Rockette HE, и другие. Лечение острого среднего отита у детей до 2 лет. N Engl J Med . 2011. 364 (2): 105–115.

    39. Роверс ММ, Гласзиу П., Аппельман К.Л., и другие. Антибиотики при остром среднем отите: метаанализ с индивидуальными данными пациента. Ланцет . 2006. 368 (9545): 1429–1435.

    40. Glasziou PP, Дель Мар CB, Сандерс С.Л., Хайем М. Антибиотики при остром среднем отите у детей Кокрановская база данных Syst Rev . 2004; (1): CD000219.

    41. Козырский А, Классен Т.П., Моффатт М, Харви К. Краткосрочный курс антибиотиков при остром среднем отите Cochrane Database Syst Rev . 2010; (9): CD001095.

    42. Leach AJ, Моррис PS.Антибиотики для профилактики острого и хронического гнойного среднего отита у детей Кокрановская база данных Syst Rev . 2006; (4): CD004401.

    43. Американская академия семейных врачей; Американская академия отоларингологии — хирургия головы и шеи; Подкомитет Американской академии педиатрии по среднему отиту с выпотом. Средний отит с выпотом. Педиатрия . 2004. 113 (5): 1412–1429.

    44. Институт усовершенствования клинических систем.Диагностика и лечение респираторных заболеваний у детей и взрослых: процент пациентов со стрептококковым фарингитом, которым был проведен экспресс-тест на стрептококк группы А или посев на стрептококк. http://qualitymeasures.ahrq.gov/content.aspx?id=32415. По состоянию на 26 сентября 2012 г.

    45. Bisno AL, Гербер М.А., Гвалтни Дж. М. младший, Каплан Е.Л., Schwartz RH; Американское общество инфекционных болезней. Практическое руководство по диагностике и лечению стрептококкового фарингита группы А. Клиническая инфекция . 2002. 35 (2): 113–125.

    46. Bisno AL. Острый фарингит: этиология и диагностика. Педиатрия . 1996; 97 (6 пт 2): 949–954.

    47. Купер Р.Дж., Хоффман-младший, Бартлетт Дж. Г., и другие.; Американская академия семейных врачей; Американский колледж врачей-Американское общество внутренней медицины; Центры по контролю заболеваний. Принципы правильного применения антибиотиков при остром фарингите у взрослых: история вопроса. Энн Интерн Мед. . 2001. 134 (6): 509–517.

    48. Эбелл М.Х. Принятие решения на месте оказания помощи: боль в горле. Фам Прак Манаг . 2003. 10 (8): 68–69.

    49. Чоби Б.А. Диагностика и лечение стрептококкового фарингита. Ам Фам Врач . 2009. 79 (5): 383–390.

    50. McIsaac WJ, Белый D, Танненбаум Д, Низкая DE. Клиническая оценка для снижения ненужного использования антибиотиков у пациентов с ангиной. CMAJ . 1998. 158 (1): 75–83.

    51. McIsaac WJ, Гоэль V, К Т, Низкая DE. Обоснованность оценки боли в горле в семейной практике. CMAJ . 2000. 163 (7): 811–815.

    52. Lan AJ, Колфорд Дж. М., Колфорд Дж. М. мл. Влияние частоты дозирования на эффективность 10-дневной терапии пенициллина или амоксициллина при стрептококковом тонзиллофарингите: метаанализ. Педиатрия . 2000; 105 (2): E19.

    53. Снежный V, Моттур-Пилсон С, Купер Р.Дж., Хоффман-младший; Американская академия семейных врачей; Американский колледж врачей-Американское общество внутренней медицины; Центры по контролю заболеваний. Принципы правильного применения антибиотиков при остром фарингите у взрослых. Энн Интерн Мед. . 2001. 134 (6): 506–508.

    54. Reveiz L, Кардона А.Ф., Оспина Е.Г. Антибиотики при остром ларингите у взрослых Кокрановская база данных Syst Rev .2007; (2): CD004783.

    55. Рафей К., Лихенштейн Р. Экстренные случаи инфекционных заболеваний дыхательных путей. Педиатрическая клиника North Am . 2006. 53 (2): 215–242.

    56. Гульдфред Л.А., Lyhne D, Беккер BC. Острый эпиглоттит: эпидемиология, клиника, лечение и исход. Дж Ларингол Отол . 2008. 122 (8): 818–823.

    57. González Valdepeña H, Вальд ER, Роза E, Унгканонт К, Casselbrant ML.Иммунизация против эпиглоттита и Haemophilus influenzae: опыт Питтсбурга — пятилетний обзор. Педиатрия . 1995. 96 (3 ч. 1): 424–427.

    58. Ирвин Р.С., Бауманн М.Х., Болсер DC, и другие.; Американский колледж грудных врачей (ACCP). Диагностика и лечение кашля. Краткое изложение: клинические рекомендации ACCP, основанные на фактических данных. Сундук . 2006; 129 (1 доп.): 1С – 23С.

    Антибиотики для лечения бронхоэктазов — Новости бронхоэктазов сегодня

    Антибиотики обычно используются у людей с бронхоэктазами для лечения рецидивирующих инфекций легких.Они используются для лечения и профилактики обострений, а также для уменьшения количества бактерий, присутствующих в легких.

    Ведение бронхоэктазов

    Помимо рекомендованной физиотерапии и ингаляционного флутиказона, которые могут уменьшить воспаление и улучшить обструкцию дыхательных путей, некоторым людям может потребоваться длительный прием пероральных антибиотиков при бронхоэктазах из-за повторяющихся обострений или обострений. 2 Антибиотики можно также вдыхать с помощью небулайзера.

    Иногда легкие людей с бронхоэктазами хронически инфицированы бактериями, размножающимися в слизи.Из-за утолщения и рубцевания стенки дыхательных путей, которые типичны для бронхоэктазов, эффективность лечения антибиотиками может быть снижена. Более тяжелые инфекции или инфекции у людей, которые клинически нездоровы или не реагируют на пероральные антибиотики, могут нуждаться в внутривенном введении антибиотиков и, возможно, в условиях больницы.

    Одной из наиболее сложных для лечения бактерий является Pseudomonas aeruginosa . Он устойчив к большинству антибиотиков в обычных дозировках.

    Исследования использования антибиотиков при лечении бронхоэктазов

    Пять исследований, посвященных длительному применению антибиотиков при гнойных бронхоэктазиях, дали положительные результаты в отношении антибиотиков, влияющих на объем и количество бактерий в мокроте.Азитромицин уменьшал количество обострений по сравнению с обычным лечением, в то время как гентамицин, вдыхаемый дважды в день в течение трех дней, улучшал выработку мокроты, инфекцию, обструкцию дыхательных путей и способность выполнять упражнения. Ингаляция тобрамицина дважды в день в течение четырех недель удалила Pseudomonas aeruginosa у 35% группы участников и улучшила состояние у 62% пациентов в этих исследованиях. Ингаляции цефтазидима и тобрамицина два раза в день в течение 12 месяцев снизили количество госпитализаций и продолжительность пребывания в больнице.

    Лечение антибиотиками при обострениях бронхоэктазов

    Люди с бронхоэктазами могут откашлять значительное количество мокроты, даже если они здоровы. Поэтому важно выявить обострения или вспышки болезни, когда они возникают, чтобы начать соответствующее лечение.

    Пероральные антибиотики, которые в настоящее время используются для лечения обострений бронхоэктазов у ​​взрослых, включают амоксициллин, 500–1000 мг три раза в день против Streptococcus pneumoniae и Haemophilus influenzae; коамоксиклав, 625 мг 3 раза в день, для Moraxella catarrhalis; флуклоксациллин, 500–1000 мг четыре раза в день, для Staphylococcus aureus; рифампицин, 400–600 мг один раз в день, фуцидин, 500 мг три раза в день, и ципрофлоксацин, 750 мг два раза в день, для синегнойной палочки и колиформ (палочковидные бактерии, обычно присутствующие в кишечнике).

    Внутривенные антибиотики могут потребоваться в тяжелых случаях или если пероральное применение не помогает при обострении. В настоящее время в таких случаях используются внутривенные антибиотики: бензилпенициллин по 1,2 г четыре раза в день против Streptococcus pneumoniae; цефуроксима 1,5 г три раза в день или цефтриаксона 2 г один раз в день для Haemophilus influenzae и ванкомицина Moraxella catarrhalis для MRSA; цефтазидим по 2 г 3 раза в день для Pseudomonas aeruginosa; и цефуроксим 1.5 г 3 раза в день при кишечной палочке.

    Антибиотики длительного действия при бронхоэктазах

    Антибиотики длительного действия используются у людей с бронхоэктазами для улучшения симптомов болезни, уменьшения частоты обострений и улучшения качества жизни. К ним относятся амоксициллин, 500 мг два раза в день, против Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae и Moraxella catarrhalis; флуклоксациллин, 500–1000 мг два раза в день, для Staphylococcus aureus; и триметоприм 200 мг два раза в день для MRSA.

    Будущие стратегии лечения антибиотиками

    Лечение людей с бронхоэктазами антибиотиками может измениться по мере роста интереса к ингаляционным формам лечения как альтернативе пероральным антибиотикам. Были разработаны новые небулайзерные (амикацин, азтреонам, колистин и фосфомицин с тобрамицином) и сухой порошок (ципрофлоксацин, колистин и тобрамицин) формы, которые могут принести пользу этим пациентам.

    Bronchiectasis News Today — это исключительно новостной и информационный сайт об этом заболевании.Он не предоставляет медицинских консультаций, диагностики или лечения. Этот контент не предназначен для замены профессиональных медицинских рекомендаций, диагностики или лечения. Всегда обращайтесь за советом к своему врачу или другому квалифицированному поставщику медицинских услуг по любым вопросам, которые могут у вас возникнуть относительно состояния здоровья. Никогда не игнорируйте профессиональные медицинские советы и не откладывайте их поиск из-за того, что вы прочитали на этом сайте.

    Новая модель хронического гнойного среднего отита на мышах и ее использование в доклинической оценке антибиотиков

    Резюме

    Хронический гнойный средний отит (CSOM) — это запущенное педиатрическое заболевание, поражающее 330 миллионов человек во всем мире, для которого не было введено никаких новых лекарств уже более десяти лет .Мы разработали мышиную модель, полезную для доклинической оценки лекарств и открытия антимикробных препаратов. В нашей модели использовались иммунокомпетентные мыши, перфорация барабанной перепонки и инокуляция люминесцентной Pseudomonas aeruginosa, что позволило отслеживать численность бактерий в режиме реального времени в течение 100 дней. Возникшая в результате хроническая инфекция проявляла характерные черты клинической CSOM, включая ингибирование заживления барабанной перепонки и гнойные выделения из уха. Мы оценили стандартную терапию фторхинолоном офлоксацином и продемонстрировали, что эта терапия привела к временному снижению бактериальной нагрузки.Эти данные согласуются с клинической проблемой персистирующей инфекции в CSOM и необходимостью определения терапевтических результатов, которые оценивают конечную точку эрадикации после терапии. Мы пришли к выводу, что эта новая модель CSOM на мышах имеет ценность для исследования новых потенциальных методов лечения.

    ВВЕДЕНИЕ

    Хронический гнойный средний отит (CSOM) поражает более 330 миллионов человек во всем мире и является наиболее частой причиной необратимой потери слуха среди детей в развивающихся странах ( 1 ).CSOM в настоящее время считается тропическим педиатрическим заболеванием, которому не уделяется должного внимания, и варианты лечения не улучшились за десять лет ( 2 , 3 ). Он характеризуется хроническим выделением и инфицированием среднего уха, при этом бактерии Pseudomonas aeruginosa (наиболее распространены) и Staphylococcus aureus составляют примерно 80% заболеваний ( 4 6 ). Бактерии колонизируют среднее ухо через отверстие в барабанной перепонке и вскоре после этого образуют сообщество биопленок, тем самым затрудняя попытки лечения и полного искоренения инфекции ( 7 ).Клиницисты диагностируют CSOM после наблюдения за хроническим выделением среднего уха и сбора мазков из среднего уха для микробиологических тестов на культуру. Было показано, что они имеют высокий уровень ложноотрицательных результатов, часто считающихся отрицательными при посеве, несмотря на свидетельства инфекции при электронной микроскопии или полимеразной цепной реакции (ПЦР) ( 8 ).

    Адаптивная резистентность P. aeruginosa , обусловленная состоянием роста биопленки и клетками-персистерами, субпопуляцией метаболически неактивных бактерий в пределах P.aeruginosa , вносят существенный вклад в трудности, возникающие при лечении CSOM ( 9 , 10 ). Фторхинолоновые антибиотики, являющиеся современным стандартом лечения в клинической CSOM, эффективны в уничтожении метаболически активных свободно плавающих бактерий, но менее эффективны против биопленок и могут усиливать образование биопленок и индуцировать клетки-персистеры ( 11 , 12 ). Даже после агрессивной терапии персистирующие и адаптивно резистентные клетки могут повторно заселять нишу биопленки после прекращения терапии фторхинолоном ( 13 , 14 ).Поскольку не существует эффективного лечения этих клеток-персистеров биопленки, конечным результатом является многократное хирургическое вмешательство по удалению биопленки и пожизненная борьба с этим заболеванием. Показатели успешного хирургического вмешательства составляют всего 60% ( 15 ).

    Одним из факторов, ограничивающих разработку новых методов лечения CSOM, является отсутствие соответствующих животных моделей для изучения этого заболевания. Большая часть того, что известно о CSOM, заимствовано из моделей и моделей острой инфекции, которые не связаны с бактериями, которые, как известно, вызывают CSOM ( 16 ).В моделях острого среднего отита на животных наблюдается дозозависимая крупная бактериальная инвазия и широко распространенное повреждение улитки или быстрое выведение патогена, не репрезентативного для человеческого заболевания ( 16 ). Это представляет собой ограничения изучения хронического состояния на моделях острой инфекции. Модель, воссозданная на мышах, идеальна с учетом их анатомического и физиологического сходства со средним ухом человека, естественного возникновения среднего отита, обширных фоновых исследований, определяющих их геном и иммунную систему, а также возможности создания больших и эффективных экранов пропускной способности in vivo для терапии последовательным, эффективным и воспроизводимым способом.До сих пор не существовало животной модели CSOM, которая воспроизводила бы человеческое заболевание с точки зрения хроничности инфекции, толерантности и использования человеческого патогена P. aeruginosa , поскольку предыдущие мышиные модели использовали естественные мышиные патогены и не использовали привести к нагноению хронической раны ( 17 ). Более крупных животных сложно изучать из-за извилистости их наружных слуховых проходов, что препятствует прямому доступу к среднему уху ( 18 ). Модель CSOM приматов, отличных от человека, была успешной только в 10%, а инфекция длилась не более 3 недель ( 18 ).

    Чтобы преодолеть эти пробелы в строгости, мы предлагаем исследовать in vivo в рамках утвержденной модели хронической инфекции. Мы разработали новую модель, которая имитирует человеческую инфекцию в сопоставимой микробиологии и гистопатологии, а также демонстрирует сопротивляемость, то есть рецидив заболевания после прекращения приема антибиотиков. Модель показывает восстановление активной инфекции после прекращения местного лечения антибиотиками, что может быть использовано в качестве критерия первичного результата для тестирования новых противомикробных препаратов против CSOM.

    РЕЗУЛЬТАТЫ

    Генерация

    мыши P. aeruginosa CSOM, модель

    Мы впервые ввели P. aeruginosa в пространство среднего уха. Люминесцентные бактерии вводили непосредственно в среднее ухо через перфорированную барабанную перепонку с предварительной окклюзией евстахиевой трубы или без нее. График разработки модели показан на рис. 1А. Развитие модели и анатомия среднего уха показаны на рис. 1В. В этих исследованиях использовались мыши CBA / CaJ из-за их сохраненного слуха в течение как минимум 2 лет жизни, что делает его оптимальным для изучения потери слуха, и штамм C57Bl / 6J, обычно используемую линию мышей для иммунологических исследований ( 19 ).

    Рис. 1. Генерация модели P. aeruginosa на мышах с хроническим гнойным средним отитом .

    Схема разработки модели. ( A ) График инокуляции бактерий и введения антибиотиков. За 1 день до инокуляции бактерий мышам выполняли процедуры окклюзии евстахиевой трубы и острой перфорации барабанной перепонки. Инфекцию контролировали после инокуляции живых анестезированных животных с помощью системы визуализации LagoX In Vivo (IVIS). Лечение антибиотиками (два раза в день) начиналось на 10-й день после заражения и продолжалось 14 дней.После лечения мышей наблюдали с помощью IVIS на предмет рецидива заболевания. ( B ) Осевой вид анатомии среднего уха, имеющий отношение к созданию модели хронического гнойного среднего отита на мышах (CSOM; иллюстратор: Chris Gralapp). Инфекция представлена ​​в пространстве среднего уха и слуховом проходе. На изображении барабанная перепонка перфорирована; в нашей модели эту процедуру проводят перед посевом бактерий. Посев бактерий и введение антибиотиков могут проникать в пространство среднего уха через открытую барабанную перепонку через слуховой проход.В некоторых случаях блокирование евстахиевой трубы перед посевом бактерий использовалось для распространения инфекции. Окклюзия евстахиевой трубы была выполнена транстимпанической или трансцервикальной процедурой с введением точек гуттаперчи и описана далее в разделе «Материалы и методы».

    Мы спросили, как бактериальный посевной материал повлиял на установление хронического заболевания в этой модели. Инокуляция с повышением дозы P. aeruginosa PAO1 в среднее ухо позволило определить дозу, необходимую для достижения хронической инфекции, и затем охарактеризовать степень заболевания, возникшего в результате инфекции.Исход хронической инфекции на ране барабанной перепонки определяли с использованием балльной шкалы, разработанной для оценки инфекций среднего уха. Классификация хронических инфекций среднего уха in vivo проводилась отологом на основе клинических признаков, используемых для оценки и классификации заболеваний у людей, включая факторы видимого воспаления, наличие перфорации барабанной перепонки, наличие экссудата или нагноения и воспалительные процессы. признаки на слизистой оболочке среднего уха (изображения критериев классификации; рис.S1).

    Затем была определена корреляция между транстимпаническим и трансцервикальным методами в развитии хронической инфекции путем оценки восстановленных колониеобразующих единиц (КОЕ; рис. S2). Высокая степень корреляции ( r 2 = 0,875, P = 0,002) указала на то, что транстимпанический метод был подходящей заменой трансцервикального метода в модели CSOM, при этом первый допускал минимально инвазивную процедуру, которая могла должно быть выполнено менее чем за 2 минуты вместо инвазивной хирургии и длительного периода восстановления, необходимого в трансцервикальной модели.

    При бактериальной инокуляции (1,64 × 10 7 КОЕ) PAO1, которая привела к воспроизводимым хроническим инфекциям с использованием транстимпанического метода окклюзии евстахиевой трубы, большинство мышей CBA / CaJ продемонстрировали заживление ран барабанной перепонки (66%, n = 23/35 для степени 0, I или II), и только 34% имеют отличительные признаки CSOM ( n = 12/35 для степени III или IV). Затем инокулятивная доза для мышей CBA / CaJ была дополнительно увеличена (до 2,4 × 10 7 КОЕ) для получения высоко воспроизводимых открытых ран (100% группы, n = 10/10 при степени IV) (рис.2А, слева; таблица критериев оценки, рис. 2Б).

    Рис. 2 Характеристика новой модели мышей P. aeruginosa CSOM.

    ( A ) Инфекции, классифицированные отологами. Номер, соответствующий каждой степени слева направо: PAO1 CBA / CaJ, PAO1 C57Bl / 6J и PA14 C57Bl / 6J. ( B ) Критерии клинической классификации CSOM мыши. ( C ) CSOM, отслеживаемая с помощью IVIS у мышей CBA / CaJ [репрезентативные изображения 14-го дня постинокуляции (dpi)]. Красный сигнал представляет собой люминесценцию ложного цвета в единицах яркости при 14 dpi, слева направо: PAO1 CBA / CaJ, PAO1 C57Bl / 6J и PA14 C57Bl / 6J.( D ) Долговременная стабильность CSOM. Зависимая от времени бактериальная биолюминесценция PAO1 CSOM мышей CBA / CaJ (слева) и C57BL / 6J (справа) в модели CSOM ( n = 4 на группу, отдельные мыши в каждом столбце). Зеленый цвет указывает на снижение, а красный — на более высокую бактериальную нагрузку. Хроническая инфекция все еще присутствовала у всех животных, показанных до 100 дня. ( E ) Флуоресцентные бактерии в выпоте среднего уха CSOM мышей CBA / CaJ после 14 dpi. Красная флуоресценция (PAO1.mCherry) и зеленая флуоресценция (pUCP.eGFP). ( F ) Бактериальное бремя болезни, измеренное с помощью IVIS и обычных КОЕ / мл при выздоровлении, сильно коррелирует, что позволяет предположить, что IVIS является полезным суррогатом для количественной оценки бактерий in vivo. Количество бактерий in vivo измеряли с помощью люминесцентного сигнала PAO1.lux и сообщали как интенсивность люминесценции за вычетом фона (log 10 п / с).

    Использование более низкой дозы (1,64 × 10 7 КОЕ) штамма PAO1 у мышей C57Bl / 6J с транстимпанальной окклюзией евстахиевой трубы привело к менее тяжелым инфекциям среднего уха по сравнению с мышами CBA / CaJ, большинство из которых были связаны с полное заживление ранее существовавшей перфорации барабанной перепонки, диагноз соответствует среднему отиту с выпотом (25/32 при степени I, представляет скопление выпота в среднем ухе и наблюдается выпуклость за интактной барабанной перепонкой; рис.2А, посередине). У мышей C57BL / 6J, у которых хроническая инфекция среднего уха развивалась при 1,64 × 10 7 КОЕ штамма PAO1, перфорация барабанной перепонки зажила почти у всех (~ 97%) мышей (рис. 2A, в середине). Дальнейшее повышение дозы (до 2,4 × 10 7 КОЕ) привело к появлению мышей, у которых также не развился CSOM ( n = 3). Инокуляция 1,64 × 10 7 КОЕ PA14, более вирулентного, но обычно используемого штамма P. aeruginosa , без предварительной окклюзии, привела к 82% CSOM (14/17 для степеней III и IV) и 18% (3 / 12) инфекции I степени (рис.2А, справа). Таким образом, оптимальными условиями для мышей C57Bl / 6J была инокуляция 1,64 × 10 7 КОЕ PA14, где CSOM (степени III и IV) однозначно воспроизводимо развивался без предшествующей окклюзии евстахиевой трубы через перфорированную барабанную перепонку (рис. 2A, справа). . Фигура S3 демонстрирует, что разные линии мышей показали дифференциальную чувствительность к штамму P. aeruginosa PA14. Инфекция 2,4 × 10 7 КОЕ PA14 в мышиной модели перфорации барабанной перепонки без окклюзии евстахиевой трубы переносилась у C57BL / 6J, но была быстро летальной у мышей CBA / CaJ, с уровнем смертности до 60% в первые дни после инокуляции .При дозах более 1,64 × 10 7 КОЕ любого штамма люминесцентных бактерий все мыши приобрели хронические инфекции, что подтверждено визуализацией IVIS (система визуализации in vivo) через 14 дней после инокуляции (рис. 2С).

    Характеристика новой модели CSOM, имитирующей болезнь человека.

    Модель на мышах оценивалась в течение 3 месяцев, исследуя изменения в интенсивности бактериальной люминесценции (бактериальная люминесценция зависит от метаболически активных и потребляющих кислород бактерий).Инфекция биопленки сохранялась в течение> 100 дней с минимальными изменениями нагрузки по данным IVIS. Мониторинг бактериальной инфекции в режиме реального времени путем оценки люминесценции с использованием изображений IVIS позволил оценить стабильность инфекции между начальной и конечной точками времени (рис. 2D). Это указывает на стабильную инфекцию в модели CSOM с течением времени как для мышей CBA / CaJ, так и для мышей C57Bl / 6J.

    Затем мы спросили, есть ли у мышиной инфекции черты CSOM человека, включая хроническую инфекцию, которая часто дает отрицательные результаты посева, и наличие биопленки в слизистой оболочке среднего уха.Наша модель CSOM была охарактеризована с помощью флуоресценции и сканирующей электронной микроскопии (SEM), дополненной культуральными стандартами для оценки хронических инфекций биопленок. При использовании методов, аналогичных тем, которые используются для культивирования бактерий от инфекций CSOM человека, бактерии в выпоте из среднего уха CSOM мыши было трудно количественно определить ex vivo, и они неоднократно были ниже предела обнаружения для количественной культуры (т. Е. Неопределяемые КОЕ, n = 10). Однако при использовании флуоресцентно меченных штаммов Pseudomonas присутствие бактерий в выпоте среднего уха нашей модели было подтверждено ex vivo через 14 дней после инокуляции с помощью микроскопии (рис.2E). Количественная оценка была воспроизводимой при проведении в гомогенатах тканей всего участка инфекции, включая окружающую барабанную буллую кость и слизистую оболочку среднего уха. Количественные измерения бактерий (в КОЕ на миллилитр) из гомогената среднего уха ex vivo сильно коррелировали ( r 2 = 0,733, P <0,0001) с количественным считыванием бактерий IVIS по интенсивности люминесцентного света (фотон / с; рис. . 2F).

    Уже через 1 день после инокуляции на мышиной модели CSOM с помощью SEM были обнаружены структуры биопленок (рис.3). Совместные эксперименты проводились, когда инфицированные и неопытные мыши (с перфорацией барабанной перепонки и транстимпанальной окклюзией евстахиевой трубы) находились в одной и той же клетке для обеспечения потенциальной передачи. Однако инфицированные мыши никогда не передавали инфекцию наивным животным даже после совместного проживания в течение ~ 1 месяца (неопределяемые КОЕ в среднем ухе у животных с окклюзией евстахиевой трубы и перфорацией барабанной перепонки, n = 5). Мы также искали распространение бактерий в модели мыши CSOM и обнаружили, что инфекция была ограничена зараженным ухом (рис.S4). Только во время летальных инфекций ( n = 2) бактерии выделялись из других тканей (среднее КОЕ / мл на орган: среднее ухо, 3,2 × 10 6 ; трахея, 1,6 × 10 5 ; мозг, 1,3 × 10 3 ; печень 1,4 × 10 3 ; мазок из носа 1,4 × 10 2 ). Это контрастирует с мазками из носа из модели переносимой хронической CSOM, которые неоднократно были ниже предела обнаружения для КОЕ ( n = 6). Побочные эффекты, включая вестибулярные симптомы, были редкостью, но в одном случае P.aeruginosa был обнаружен абсцесс у мышей CBA / CaJ с помощью IVIS (рис. S5). Это животное избавилось от инфекции среднего уха, но у него остался внебрюшинный абсцесс.

    Рис. 3. Демонстрация биопленок слизистой оболочки P. aeruginosa на мышиной модели CSOM.

    Изображения с помощью сканирующей электронной микроскопии (СЭМ) ткани среднего уха ( A ) контрольной (неинфицированной) слизистой среднего уха и ( B ) P. aeruginosa — инфицированного среднего уха.Маленькие оранжевые стрелки указывают на P. aeruginosa , внедренные в биопленку слизистой оболочки среднего уха. Мышей C57BL / 6J инокулировали P. aeruginosa PAO1 через 1 день после окклюзии евстахиевой трубы и острой перфорации барабанной перепонки. Структуры биопленок были обнаружены in vivo на поверхности слизистой оболочки среднего уха в течение 24 часов после инокуляции. Биопленки не наблюдались ни в каких образцах, взятых из неинфицированного контроля, для которых изображение SEM показало нормальную поверхность слизистой оболочки.Этот эксперимент был повторен дважды с очень похожими результатами.

    Анализы, основанные на выздоровлении, демонстрируют клиническую неэффективность терапии фторхинолоном

    Задача валидации значимых тестов на чувствительность in vitro, соответствующих результатам лечения антибиотиками in vivo, началась с исследования результатов чувствительности in vitro с использованием анализов, которые исследуют рост бактерий после выздоровления ( т.е. после терапевтической конечной точки). Во-первых, PAO1 был использован в устройстве Calgary Biofilm Pin Lib Device для оценки восприимчивости посредством уменьшения биопленки.Мы определили значения минимальной концентрации уничтожения биопленки (MBEC) и концентрации бактерицидной биопленки (BBC), соответственно ( 20 ). Эти результаты сравнивали с анализом толерантности к антибиотикам in vitro, основанным на культурах, содержащих бактерии поздней стационарной фазы ( 21 ).

    Десятидневные биопленки P. aeruginosa PAO1 подвергали воздействию двукратных серийных разведений офлоксацина. После удаления антибиотика на 1-дневное восстановление роста было разрешено воздействие постантибиотика.Провокация фторхинолоном привела к дозозависимому снижению биопленок PAO1 с MBEC 1,5 мг / мл (> 1000 раз; минимальная ингибирующая концентрация офлоксацина для планктонных клеток), самая низкая концентрация, которая снижает рост биопленок ниже предела спектроскопическое обнаружение [OD 650 (оптическая плотность при 650 нм) менее 0,1; Рис. 4A]. Когда офлоксацин уменьшал бактериальную биопленку до уровня ниже предела обнаружения в анализе MBEC (концентрации офлоксацина 1,5 и 3 мг / мл), затем количественно определяли BBC.Рост бактериальных клеток (в среднем 2,7 × 10 4 КОЕ / мл) наблюдался после извлечения лунок, зараженных офлоксацином (1,5 мг / мл), выявляя значительное снижение ( P <0,0001), но все же определяемый уровень биопленки. клетки после обработки (рис. 4Б). Напротив, 3 мг / мл офлоксацина уничтожили клетки PAO1 из 10-дневной культуры биопленки (неопределяемые КОЕ, P <0,0001; фиг. 4B).

    Рис. 4. Чувствительность P. aeruginosa в анализах на основе восстановления.

    P. aeruginosa был протестирован против офлоксацина в анализе биопленки Calgary Biofilm Device (CBD) на минимальную концентрацию уничтожения биопленки (MBEC) и бактерицидную концентрацию биопленки (BBC) в стационарном фазовом анализе на толерантность. ( A ) Оптическая плотность на этапе восстановления для MBEC в анализе биопленки CBD. Пунктирная линия указывает предел обнаружения спектрофотометрическим методом. ( B ) BBC офлоксацина против установленных 10-дневных биопленок P.aeruginosa PAO1 в анализе биопленки CBD. Результаты выражаются в виде количества жизнеспособных бактерий (в логарифме 10 КОЕ / мл) после 24-часового воздействия офлоксацина. ( C ) Бактерицидная активность офлоксацина в стационарном фазовом анализе толерантности. PAO1 обрабатывали офлоксацином (3 мг / мл) в течение 24 часов перед удалением антибиотика для изучения возобновления роста после лечения. Восстановление биолюминесцентных бактерий было обнаружено через 24 часа и наблюдалось его увеличение через 48 часов. * P <0.05; *** P <0,001; **** P <0,0001

    Затем мы выполнили анализ толерантности с культурами поздней стационарной фазы. Высокая доза офлоксацина не только не уничтожила бактерии PAO1 в 24-часовой момент восстановления (в среднем 4,3 × 10 3 КОЕ / мл), но также, с 24 до 48 часов, наблюдалось постепенное увеличение КОЕ на миллилитр выживших бактерий на той же чашке (рис. 4С). PA14, обработанный офлоксацином (3 мг / мл), выделил 5,8 × 10 2 КОЕ / мл в анализе на переносимость.

    Непокорность CSOM после терапии фторхинолоном

    Учитывая, что за последнее десятилетие не было разработано ни новых, ни улучшенных препаратов для CSOM, мы задались вопросом, подходит ли эта модель на мышах для оценки терапевтической эффективности при устойчивой инфекции биопленок. После согласования хронической инфекции и барабанной перепонки статус перфорации был подтвержден для разработки модели хронической инфекции и CSOM; было проверено, может ли лечение с использованием текущего стандарта лечения офлоксациновым отическим раствором (офлоксацин 0.3% Floxin Otic, Daiichi Pharmaceutical Corp., Montvale, NJ, USA), приведет к искоренению патогена. После начального курса лечения офлоксацином два раза в день (BID) в течение 14 дней в моделях PAO1-инфекции окклюзии евстахиевой трубы и перфорации барабанной перепонки наблюдается значительное снижение количества бактерий после лечения (сигнал ниже предела обнаружения IVIS, P = 0,0003; рис.5, А и Б). В CBA / CaJ средний сигнал IVIS до лечения составлял 4,698 п / с. Бактерии не наблюдаются с помощью IVIS после лечения, что указывает на невозможность обнаружения метаболически активных бактерий.

    Рис. 5 Непокорность CSOM после терапии фторхинолоном.

    P. aeruginosa протестировано против обработки офлоксацином in vivo на CSOM мышей. ( A ) Мышей CBA / CaJ и C57Bl / 6J с окклюзией евстахиевой трубы и перфорацией барабанной перепонки инфицировали люминесцентным PAO1. Офлоксацин вводили через ушной канал дважды в день в течение 2 недель. Репрезентативные изображения IVIS мышей в последний день лечения (день 14, вверху) и 3D после прекращения лечения (день 17, внизу) показаны для инфекции PAO1 у мышей CBA / CaJ и C57Bl / 6J ( n = 10 животных на группу). .Рецидив инфекции среднего уха наблюдался через 3 дня после окончания местного лечения офлоксацином (3 мг / мл; показаны репрезентативные изображения). ( B ) Количественное определение данных IVIS до, во время и после лечения мышей CBA / CaJ, инфицированных PAO1. Измерения IVIS проводили через 2 дня после бактериальной инокуляции (-8 день), до начала лечения офлоксацином (день 0), в последний день лечения (день 14) и через 3 дня после прекращения лечения (день 17). ** P <0,01; *** P <0.001. не имеет значения. ( C ) Зависящая от времени бактериальная люминесценция PA14 во время курса лечения хронической инфекции среднего уха у мышей C57BL / 6J. Измерения люминесценции бактерий показаны для отдельных мышей (в каждом столбце) с течением времени ( n = 5). Слева ось и — день измерения; правая ось и — интенсивность люминесценции за вычетом фона (log 10 п / с) для отдельных мышей в зарегистрированный день; зеленый цвет указывает на снижение, а красный — на более высокую бактериальную нагрузку.Мышей C57Bl / 6J инфицировали PA14 за 10 дней до начала лечения. День 0 — это предварительное измерение, соответствующее первому дню лечения офлоксацином, доставляемым через слуховой проход два раза в день в течение 2 недель. Пунктирная линия указывает на окончание лечения (14 день). Через 14 дней лечения лечение было прекращено. На третий день после прекращения лечения (17 день) измерения IVIS были выполнены снова. Инфекционный ответ PA14 на офлоксацин заметно отличается от инфекционного ответа PAO1.

    Через 3 дня после прекращения лечения бактериальная нагрузка восстанавливается, и ее снова можно измерить с помощью IVIS (в CBA / CaJ средний сигнал IVIS составил 5.141 p / s после обработки) и аналогичен уровням до лечения (NS; рис. 5B). Уровни конечных точек после лечения были значительно увеличены по сравнению с последним днем ​​терапии офлоксацином ( P = 0,0011). Офлоксацин, 10 мкл, вводимый дважды в день в течение 14 дней в соответствии с протоколом клинического исследования, в целом оказался безуспешным в искоренении патогена ни у одного из животных, испытанных с использованием моделей инфекции PAO1 у мышей CBA / CaJ и C57Bl / 6J ( n = 20). Бактерицидная эффективность офлоксацина в отношении клеток биопленки переоценена стандартными анализами MBEC и BBC на основе биопленок.Чувствительность P. aeruginosa PAO1 к офлоксацину наиболее точно имитируется in vitro в отношении культур в стационарной фазе в тесте на толерантность.

    Реакция на лечение в моделях инфицирования CSOM PAO1 отличается от ответа на лечение CSOM PA14, который обнаруживался в течение всего курса лечения офлоксацином (рис. 5C). Средний уровень постобработки РА14 по IVIS у мышей C57Bl / 6J находился в пределах 5% от уровней до обработки. На рис. 5С прослеживается люминесценция с помощью IVIS для пяти мышей C57Bl / 6J, инфицированных PA14, в модели перфорации барабанной перепонки без окклюзии евстахиевой трубы, с отслеживанием во времени в ответ на терапию фторхинолоном.

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Новая модель усилий по открытию лекарств в CSOM

    Мы подтвердили, что наша модель воспроизводит состояние человека CSOM в бактериологии, используя человеческий биопленкообразующий патоген P. aeruginosa , а также хроническое заболевание и непокорность. к фторхинолоновой терапии. Использование люминесцентных репортерных штаммов позволяет отслеживать инфекцию в режиме реального времени и в ответ на терапию. Наша модель показала, что IVIS имеет высокую корреляцию с количеством бактерий ex vivo, что позволяет предположить, что нашу модель можно использовать для документирования количества бактерий in vivo и, следовательно, отслеживания реакции in vivo на лечение.Как и в клинических условиях, наша модель CSOM часто показывала «стерильные» культуры выпота в среднем ухе, но бактерии по-прежнему наблюдались под микроскопом и / или выращивались в условиях аэрации. В настоящее время клиницисты используют отрицательный посев, чтобы указать на искоренение болезни, и мы показываем, почему это неточно и почему у пациентов наблюдается рецидив заболевания.

    Антибиотики лечат обострения, но могут вызывать хроническое течение CSOM

    Мы продемонстрировали способность офлоксацина успешно устранять метаболически активные P.aeruginosa в CSOM, но после прекращения терапии количество бактерий восстановилось до уровней, существовавших до лечения. Возможно, что очень небольшая фракция метаболически активных бактерий (ниже предела обнаружения IVIS) повторно заселяет среднее ухо; однако при разработке нашей модели мы обнаружили, что более низкие дозы P. aeruginosa легко выводятся. Мы предполагаем, что более вероятно, что небольшое количество неметаболически активных клеток-персистеров и адаптивно устойчивых клеток, не обнаруженных с помощью IVIS, повторно заселит среднее ухо после терапии.Это обеспечивает экспериментальную основу для наблюдаемой клинической неэффективности лечения офлоксацином у CSOM человека. В случае хронических бактериальных инфекций клетки-персистеры и потенциальная индукция адаптивной резистентности являются важными препятствиями для терапевтического развития ( 22 ).

    Сейчас мы начинаем понимать, что антибиотики не только не способны убить клетки-персистеры, но также вызывают переход бактерий, которые не убиваются, в состояние клеток-персистеров ( 12 , 22 ).Повреждение сублетальной ДНК в клетках-персистерах было связано с устойчивостью как к исходному антибиотику, так и к неродственным антибиотикам, поскольку позволяло получать гены устойчивости из чужеродной ДНК с использованием пути горизонтального переноса генов, опосредованного SOS-ответом ( 11 , 23 ). Когда эти клетки-персистеры повторно заселяются метаболически активными бактериями, они сохраняют тот же уровень чувствительности к провокации антибиотиками ( 11 , 23 ). К сожалению, это создает парадокс клинического лечения, когда единственное доступное лечение дает ложное ощущение излечения, но может способствовать хроническому заболеванию.Дальнейшее разочарование вызывает наш вывод о том, что лечение фторхинолоном может усугубить инфекцию у мышей CBA / CaJ, поскольку бремя имело тенденцию к снижению, если бы они вообще никогда не получали лечения.

    Существующие стандарты терапевтической оценки хронической бактериальной болезни, вызванной биопленками, неадекватны

    Многие инфекционные бактериальные заболевания являются инфекциями биопленок, но никаких антибиотикопленочных препаратов не разработано ( 24 ). Ранние стадии формирования биопленок, включая прикрепление и образование микроколоний, наблюдались в течение 1 дня после инокуляции.Это похоже на другие данные об образовании биопленки in vivo в течение 1 дня после инокуляции P. aeruginosa ( 25 , 26 ). Новые препараты, нацеленные на хронические бактериальные биопленки, включают тестирование на MBEC и BBC, но эти тесты на эрадикацию еще не коррелируют с клинической полезностью ( 20 ). Мы обнаружили, что чувствительность биопленок in vitro, основанная на этих анализах, не коррелировала с эффективностью in vivo и, таким образом, не должна служить единственной основой для прогнозирования преклинического успеха.Офлоксацин свободно диффундирует через матрикс биопленки, и нарушение диффузии не является причиной неспособности уничтожить биопленку ( 21 ). Использование толерантности in vitro для прогнозирования неэффективности лечения антибиотиками in vivo вызывает сомнения, учитывая, что рецидив бактериальной инфекции связан с переносимостью лекарственного средства in vivo ( 23 ). Эти тесты на уничтожение биопленок полезны в качестве первого прохода, но не принимают во внимание другие факторы, включая адаптивную резистентность, стойкие бактериальные клетки и хроническое воспаление хозяина, которые ухудшают способность иммунной системы взаимодействовать с антибиотиками ( 24 ).

    Мы показали, что отсутствие эффективности in vitro против бактерий в стационарной фазе, но не в экспоненциальной фазе, было лучшим предиктором неэффективности антибиотиков in vivo. Это может быть связано с тем, что механизмы, лежащие в основе отказа, могут различаться в этих двух ситуациях. Бактерии в стационарной фазе демонстрируют даже большую толерантность к многим антибиотикам, чем биопленка, что может отражать увеличение популяции персистеров ( 21 ). Толерантность к офлоксацину in vitro в стационарной фазе показала, что отрастание персистирующих клеток происходит в фазах после прекращения лечения офлоксацином, при этом количество клеток заметно увеличивается с 24 до 48 часов.Эти причины оправдывают исследование устойчивости in vitro для понимания неэффективности антибиотиков in vivo. Вместе наша модель in vivo и тестирование толерантности in vitro имеют отношение к доклинической разработке терапии CSOM.

    Модель CSOM, воспроизводящая болезнь человека

    Наша модель изменила парадигму патогенеза CSOM, показав, что бактериальный штамм, состояние и доза являются ключевыми для развития хронического заболевания. Ранее считалось, что окклюзия евстахиевой трубы и ингибирование заживления ран барабанной перепонки являются необходимыми предшественниками CSOM ( 27 , 28 ).Дисфункция евстахиевой трубы, вероятно, создает нишу для развития хронической инфекции, но не является необходимой для развития CSOM. Ключом к хронизации CSOM была инокуляция среднего уха правильной дозой и штаммом бактерий. Слишком низкая инокуляция привела к отсутствию или непостоянству инфекций; слишком высокий уровень привел к ранней токсичности внутреннего уха, неврологической заболеваемости и смертности. Кроме того, уникальные бактериальные штаммы были оптимальными в разных линиях мышей. Хотя мы знаем, что CSOM связана с сенсорной потерей слуха, мы еще не понимаем, как и почему ( 1 , 29 , 30 ).Мыши CBA / CaJ — это современный золотой стандарт для исследования механизмов сенсорной потери слуха ( 19 ). Создание этой модели в рамках этого штамма позволяет продолжить терапевтические разработки, направленные на предотвращение сенсорной потери слуха у CSOM.

    Основа создана для тестирования доклинических кандидатов для CSOM

    Ограничения этого исследования включают неопределенность относительно того, насколько верно оно отражает ситуацию с человеческими болезнями. Факторы болезни, специфичные для пациента, у инбредных мышей не учитываются.Дальнейшие исследования фенотипических изменений P. aeruginosa для смягчения проблемы антибиотиков необходимы для понимания основных механизмов ухудшения исходов у пациентов с хроническими и рецидивирующими заболеваниями биопленок. Наша текущая работа по характеристике хронической инфекции по мере ее развития у отдельных животных может помочь выявить законсервированные механизмы, относящиеся к заболеванию человека.

    Эта платформа in vivo хронической и стойкой инфекции позволит открыть новые терапевтические средства не только для CSOM, но и для других слизистых оболочек P.aeruginosa заболеваний биопленки, таких как хронический тонзиллит, хронический ларингит или инфекция носовых пазух, а также респираторная инфекция при муковисцидозе, диабетических язвах ран и многих других хронических инфекциях биопленок ( 31 ). Эту модель CSOM на животных также можно использовать для скрининга потенциальных методов лечения барабанной регенерации ( 32 ). CSOM — серьезная проблема для здоровья во всем мире и основная причина постоянной потери слуха в развивающихся странах. Разработанные здесь модели животных CSOM дают возможность получить представление о лечении человека и позволяют тестировать перспективные терапевтические препараты in vivo.

    МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

    Животные и одобрение этических норм

    Все процедуры на животных были одобрены Институциональным комитетом по этике животных (IACUC) Стэнфордского университета. Руководства IACUC соблюдались со всеми животными. Мышей (самцы CBA / CaJ и C57Bl / 6J в возрасте от 6 до 8 недель) были приобретены или выведены из поголовья, приобретенного в лаборатории Джексона, и размещены в учреждении по уходу за животными Стэнфордского университета с неограниченным доступом к пище и воде. Эвтаназию проводили углекислым газом с последующим вторичным методом шейного вывиха.

    Конструирование биолюминесцентных и флуоресцентных

    штаммов Pseudomonas

    биолюминесцентных штаммов P. aeruginosa PAO1.lux и PA14.lux были сконструированы с использованием системы вставки mini-Tn7. Вкратце, плазмиду pUC18T-mini-Tn7T- lux -Gm (промотор P1 управляет конститутивной экспрессией генов luxCDABE ) соэлектропорировали с плазмидой-помощником pTNS2 (500 нг каждая) в PAO1 и PA14 соответственно, как описано ранее ( 33 35 ).Успешные трансформанты, определяемые по сильной люминесценции, отбирали на планшетах 2xYT с гентамицином (50 мкг / мл) и дополнительно проверяли на правильность хромосомной вставки с помощью ПЦР ( 36 , 37 ). Для экспериментов по флуоресценции использовали помеченный зеленым штамм PA14, несущий ген усиленного зеленого флуоресцентного белка (eGFP) на плазмиде pUCP23.eGFP ( 38 ). Флуоресценцию измеряли при возбуждении 478 нм и эмиссии 510 нм. Для хромосомы тега PAO1 с геномом флуоресценции, mCherry амплифицировали из плазмиды PMCH-23 ( 39 ) с помощью праймера mCherry Fwd-NsiI (ATCATGCATGGTGAGCAAGGGCGAGGA) и mCherry_rev_t0-KpnI (CATGGTACCGGGCCCTGGACTCACAAAGAAAAAACGCCCG GTGTGCAAGACCGAGCGTTCTGAACAACGCCAGGGTTTTCCCAGTCA), в результате чего обратного праймер имел t0 транскрипционные последовательность терминатора включена.Затем промотор P1 был вырезан из pUC18T-mini-Tn7T- lux -Gm через Bam HI и Pst I и клонирован на pUC18T-mini-Tn7T-Gm ( 37 ). Амплифицированный ген mCherry был переварен Nsi I / Kpn I и клонирован в pUC18T-mini-Tn7T-Gm, расщепленный Pst I / Kpn I (Pst I и Nsi I имеют совместимые концы), давая pUC18T-mini-Tn7T- mCherry -Gm. Конструкции проверяли с помощью флуоресценции (возбуждение / испускание, 580/610 нм) с помощью планшет-ридера Synergy h2 (BioTek Instruments Inc., Winooski, VT, USA) и отправили на секвенирование. Хромосомную вставку mCherry в PAO1 выполняли, как описано выше.

    Бактериальный препарат

    Замороженные исходные глицериновые смеси наносили штрихами на агаре Лурия-Бертани (LB) и выращивали в течение ночи при 37 ° C. Затем все организмы культивировали в LB из отдельных колоний при 37 ° C, встряхивая при 200 об / мин. Культуры пересеивали на чашки LB. Выделенную колонию из второго субстрата отбирали и выращивали в течение ночи при 37 ° C в LB при встряхивании в аэробных условиях.

    Рост контролировали с помощью спектрофотометра при оптической плотности 600 нм (OD 600 ). Для стационарных культур бактерии выращивали в течение> 1 дня при 37 ° C и 200 об / мин. Экспоненциальные культуры выращивали до OD 600 0,5 из стационарной фазы, разведенной до OD 600 = 0,05, или непосредственно из изолированных колоний. Все культуры были разделены на аликвоты по 1 мл и центрифугированы при 8000 g в течение 7 мин. Супернатант сливали, бактерии промывали трижды в 0.9 мл стерильного физиологического раствора с фосфатным буфером (PBS) и ресуспендировали до конечной концентрации для инокуляции. Кривые роста бактерий OD 600 во времени (часы) использовали для расчета стандартной кривой для КОЕ на миллилитр от OD 600 . В различные моменты времени бактерии разводили и высевали из расчета КОЕ на миллилитр.

    Тестирование лекарственной чувствительности in vitro

    MBEC и BBC для P. aeruginosa определяли с использованием 96-луночных планшетов с крышками для посева биопленок (Nunc Immuno TSP Lids, Thermo Fisher Scientific).Планшеты засевали ночной культурой, разбавленной до OD 0,1, и выращивали без аэрации при 37 ° C. Бактериальный рост в 96-луночных планшетах в бульоне подтверждался OD 650 . Колышки планшетов промывали в 150 мл стерильного Milli-Q H 2 O, а затем обрабатывали только бульоном Мюллера-Хинтона (MHB) или двукратными разведениями офлоксацина из 3 мг / мл. Аналитический стандарт офлоксацина (Sigma-Aldrich, Миссури, США) использовали для экспериментов in vitro и растворяли в LB или MHB. После контрольного заражения планшет дважды промывали, как описано выше, и обрабатывали ультразвуком в новом планшете со стерильным MHB в течение 15 мин при комнатной температуре для переноса биопленки с колышков в бульон для восстановления в лунках.Затем планшеты восстанавливали в течение 1 дня при 37 ° C. OD 650 подтвердил рост биопленки в среде для восстановления для лунок с положительным контролем, а MBEC был определен как самая низкая концентрация лекарственного средства ниже предела обнаружения для спектрофотометра (SpectraMax M2e, Molecular Devices, Сан-Хосе, Калифорния, США). BBC определяли как самую низкую концентрацию соединения, которая полностью предотвращала видимый рост клеток при посеве из расчета КОЕ на миллилитр. Для обработки культур в стационарной фазе в исследованиях толерантности бактерии в стационарной фазе (выращиваемые в течение> 1 дня) получали, как для инокуляции, описанной выше.Через 24 часа обработки лекарственным средством лекарственное средство удаляли пятикратной промывкой в ​​PBS, как описано, и высевали для извлечения на агар LB.

    Трансцервикальная окклюзия евстахиевой трубы

    Операция была выполнена на мышах, как описано ранее ( 18 ). Вкратце, под общей анестезией был использован трансцервикальный доступ для идентификации костной евстахиевой трубы, расположенной медиальнее барабанной буллы. Его вскрыли прижиганием и использовали гуттаперчу (Meta-Biomed Co., Республика Корея) для окклюзии евстахиевой трубы.Перед инокуляцией среднего уха мышей восстанавливали в течение 24 часов.

    Транстимпанальная окклюзия евстахиевой трубы

    Транстимпаническая окклюзия евстахиевой трубы у мышей выполнялась под общей анестезией [внутрибрюшинное введение кетамина (65 мг / кг) и ксилазина (5 мг / кг)]. После создания субтотальной перфорации с помощью иглы Розена было идентифицировано отверстие среднего уха евстахиевой трубы. Гуттаперча (Meta-Biomed Co., Республика Корея) была вставлена ​​для закупорки евстахиевой трубы.Мышей прививали одновременно, как показано ниже, или выздоравливали в течение 24 часов перед заражением среднего уха.

    Посев бактерий

    Под анестезией 3% изофлураном бактерии были инокулированы (10 мкл) в булл среднего уха через открытые раны барабанной перепонки, и мыши отдыхали на вентральной стороне до выздоровления. Контрольные мыши получали равные объемы стерильного PBS. Для P. aeruginosa воспроизводимые хронические инфекции были получены с инокулятом 1,64 × 10 7 КОЕ.

    Отслеживание инфекции в реальном времени

    За прогрессированием заболевания следили путем получения изображений с открытым излучением с помощью LagoX IVIS (Spectral Instruments Imaging, AZ, США). Используя изофлуран, мышей помещали в правое боковое положение, чтобы обнажить левое ухо через несколько дней после инокуляции. Изначально изображения были получены при выдержке 60 с со средним биннингом. Если сигнал не был обнаружен, мышей повторно анализировали при 300-секундной экспозиции с высоким интервалом. Люминесценцию количественно оценивали с помощью программного обеспечения Aura (Spectral Instruments Imaging, AZ USA).Фоновый люминесцентный сигнал вычитался из сигнала, приходящего из области вокруг уха. Хроническая инфекция определялась как наличие инфекции через 14 дней после инокуляции. Прогресс отслеживали с помощью IVIS, как описано, после инокуляции и ежедневно в течение 2 недель. В течение нескольких месяцев после инокуляции мониторинг IVIS был сокращен до еженедельного.

    Обработка фторхинолоном

    Floxin Otic (0,3% раствор офлоксацина, Daiichi Pharmaceutical Corporation, Нью-Джерси, США) или носитель (PBS) вводили непосредственно в среднее ухо после подтверждения открытой раны барабанной перепонки на 10-й день после бактериальной инокуляции.Для инфекции PAO1 в C57Bl / 6J барабанную перепонку реперфорировали перед лечением антибиотиками. Лечение антибиотиком или носителем проводилось два раза в день в течение 2 недель, позволяя мыши лежать на вентральной стороне в течение 5 минут после лечения, а затем выздоравливать после анестезии (от 2 до 3% изофлурана), имитируя дизайн клинического исследования офлоксацино-отика ( 40 ).

    Классификация инфекции in vivo

    Характеристики раны и инфекции CSOM были охарактеризованы, как на рис. 2. Клинический отолог, не знающий инфекционного статуса животного, оценил мышей через 14 дней после инокуляции с помощью хирургического микроскопа (Leica Microsystems M320 , Германия).Исследователь был не осведомлен о статусе инфекции у животного, чтобы уменьшить систематическую ошибку обнаружения. Краткое описание экспериментального метода и временной шкалы для перфорации барабанной перепонки, окклюзии евстахиевой трубы, инокуляции бактерий, лечения фторхинолоном и отслеживания во времени с помощью LagoX IVIS показано на рис. 1.

    Оценка бактериальной нагрузки

    Барабанная булла и другие органы собирали для определения количества бактерий. Для определения бактериальной нагрузки посредством серийных разведений ткани измельчали ​​в 1 мл стерильного PBS, ткани оставляли встряхивать более 2 часов при 4 ° C и высевали на агар LB для расчета КОЕ на миллилитр.Предел обнаружения прироста 10 2 КОЕ / мл.

    Микроскопия

    Флуорофор, экспрессирующий P. aeruginosa , был идентифицирован в выпоте в среднем ухе мышей CBA / CaJ в модели транстимпанальной окклюзии евстахиевой трубы с перфорацией барабанной перепонки после 14 дней бактериальной инокуляции под микроскопом. Выпот мышей, инфицированных в среднем ухе PAO1.mCherry ( n = 3) и PAO1.eGFP ( n = 3), фиксировали 4% параформальдегидом и промывали PBS.Затем их помещали на предметное стекло и закрывали покровным стеклом. Изображения P. aeruginosa были получены на конфокальном микроскопе Zeiss LSM 700 (Carl Zeiss). Для PAO1.mCherry использовали возбуждение 590 нм и испускание 617 нм; возбуждение 499 нм и излучение 519 нм использовали для PAO1.pUCP.eGFP. Отрицательные контроли ( n = 3) не показали бактерий ни при одной длине волны флуоресценции.

    СЭМ и обработка образцов

    Образцы среднего уха фиксировали в 2% глутаровом альдегиде / 4% формальдегиде в натрий-какодилатном буфере (pH 7.3) в течение 24 часов при комнатной температуре, а затем хранить при 4 ° C. Мы добавляли 1% OsO4 с последующей последовательной промывкой этанолом 50, 70, 95 и 100%. Для удаления этанола и сушки образца использовали гексаметилдисилазан, а затем давали ему высохнуть на воздухе. Сушилка для критических точек использовалась для удаления оставшегося этанола. Затем образец прикрепляли к 12-миллиметровому отрезку с помощью двойной стержня из углеродной проводящей ленты и покрывали золотом / палладием (Au / Pd) в соотношении 60:40. С помощью двухлучевого СЭМ FEI Strata 235DB были получены изображения P.aeruginosa — инфицированная слизистая оболочка среднего уха. Бактериальные клетки отмечены оранжевыми стрелками для облегчения просмотра. Репрезентативные SEM-изображения поверхности слизистой оболочки показывают, что P. aeruginosa интегрируются с нативной тканью и воспалительным инфильтратом при электронном луче 5 кВ.

    Статистический анализ

    Статистические данные выполняли с использованием GraphPad Prism 7.0 или 8.0 (GraphPad Software Inc., Ла-Хойя, Калифорния, США). Значения P были рассчитаны с использованием двустороннего критерия t с поправкой Велча или двустороннего критерия Манна-Уитни с данными, считающимися значимыми, когда значения P были ниже 0.05, как указано. Pearson r использовался для определения корреляции.

    Благодарности: Мы благодарим Т. Дойла из Стэнфордского университета SCI3 за поддержку анализа IVIS, Дж. Перрино из Центра клеточных исследований Стэнфордского университета за подготовку SEM, П. Секора из Университета Монтаны за помощь с протоколами бактерий и С. • Гралапп для научных иллюстраций. Финансирование: Мы хотели бы поблагодарить следующие источники финансирования: Стэнфордскую инициативу по лечению потери слуха щедрым подарком от Фонда Билла и Сьюзан Оберндорф, Департамент отоларингологии, хирургии головы и шеи, Стэнфордский университет, и Action on Hearing. Потеря гибкого гранта П.L.S.M .; NIH LRP от NCATS до K.M.K .; Стэнфордский научно-исследовательский институт здоровья матери и ребенка и Стэнфордская программа трансляционных исследований SPARK в P.L.S.M., K.M.K., L.A.B. и A.X .; Стэнфордские нано-общие объекты (SNSF), поддерживаемые NSF в рамках соглашения ECCS-1542152, выданного S.M.M .; и Фонд Майкла Смита для исследований в области здравоохранения, Канадские институты исследований в области здравоохранения грант FDN-154287, кафедра исследований в Канаде, а также звание профессора Киллама UBC для R.E.H. Эта работа была частично поддержана отделом погашения ссуд NIH от NCATS к К.М.К. (присуждена в январе 2018 г.). Вклад авторов: K.M.K., P.L.B. и P.L.S.M. задумал исследование, а также разработал и интерпретировал эксперименты. K.M.K., L.A.B. и P.L.S.M. написал рукопись. K.M.K., A.K., A.X., L.A.B. и S.M.M. провели и проанализировали эксперименты. Д.П. создали важные инструменты для этого исследования. Д.П. и R.E.H. отредактировал рукопись. D.P., W.H., J.M.S., R.E.H. и P.L.B. предоставил критические идеи и советы. Конкурирующие интересы: K.M.K., L.A.B., P.L.B., D.P., J.M.S., R.E.H. и P.L.S.M. являются авторами патентных заявок на новые лекарства против P. aeruginosa (№№ 15/219 073; 62/027721; 62/027698; 63/024 963; и 62/873 717). Авторы заявляют, что у них нет других конкурирующих интересов. Доступность данных и материалов: Все данные, необходимые для оценки выводов в статье, представлены в статье и / или дополнительных материалах. Дополнительные данные, относящиеся к этой статье, могут быть запрошены у авторов.

    • Copyright © 2020 Авторы, некоторые права защищены; обладатель исключительной лицензии Американской ассоциации содействия развитию науки. Нет претензий к оригинальным работам правительства США. Распространяется по некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution 4.0 (CC BY-NC).

    Гной: типы, причины, лечение, профилактика

    Гной — это густая жидкость, которая образуется в результате воспалительной реакции организма на инфекцию. Он состоит из скоплений дегенерирующих лейкоцитов, мертвых или живых бактерий (или других микроорганизмов) и остатков тканей.Гной обычно непрозрачного бело-желтого цвета, но может иметь коричневый или даже зеленый оттенок. Обычно он не имеет запаха, хотя некоторые виды бактерий выделяют гной с неприятным запахом.

    Медицинский термин для обозначения гноя — гнойный экссудат. Его также иногда называют гнойным дренажом, а жидкость иногда называют ликвором.

    Небольшое количество гноя, например, из прыщей, обычно не является поводом для беспокойства, но гной на месте раны, хирургического разреза или глубокого внутреннего расположения может потребовать медицинского вмешательства.Лечение гнойных инфекций может включать прием антибиотиков, дренажные процедуры или хирургическое удаление инфицированных тканей.

    Гной — это густое белое вещество, которое обычно является признаком инфекции. Медицинский термин для обозначения гноя — гнойный экссудат. Его также иногда называют гнойным дренажом; жидкость иногда называют ликером пури.

    Функция

    Гной — это признак того, что ваше тело начало бороться с инфекцией, посылая в эту область клетки, борющиеся с инфекцией.

    Гной часто является частью абсцесса, скоплением гноя в полости, образовавшейся в результате разрушения инфицированных тканей. Абсцессы могут возникать непосредственно под кожей или в любом месте тела и обычно возникают в результате проникновения бактерий, таких как Streptococcus или Staphylococcus , в ткани, например через небольшое отверстие в коже.

    Грибок или паразиты также могут привести к абсцессам. Как только бактерии или другие микроорганизмы начинают размножаться, они выделяют токсины, разрушающие клетки.Это вызывает иммунный ответ, при котором лейкоциты (белые кровяные тельца) направляются к месту, чтобы убить и поглотить бактерии и разрушить мертвые ткани. Во время этого процесса белые кровяные тельца также разрушаются и умирают, образуя гной.

    Типы

    Гной может быть виден на поверхности кожи или образовываться внутри как осложнение инфекции или травмы.

    Кожная инфекция

    Типы кожных заболеваний, для которых характерно появление гноя на поверхности кожи или непосредственно под ней, включают:

    • Угри: Поры, забитые маслом и мусором, образуют прыщи или пустулы на поверхности кожи, содержащие гной.
    • Фолликулит: Небольшие прыщи на инфицированных волосяных фолликулах
    • Фурункулы или фурункулы: Болезненные узелковые образования на инфицированных волосяных фолликулах, которые обычно вызываются Staphylococcus aureus
    • Карбункулы: Группа связанных фурункулов
    • Поверхностная инфекция области хирургического вмешательства (SSI): SSI находится только на уровне кожи, где вдоль разреза может образовываться гной, который может стать красным и болезненным при прикосновении.
    • Травматические раны: Гной и желтая корка на месте раны, возникшие в результате травмы или физической травмы, могут сопровождаться болью или отеком.

    Внутренняя инфекция

    Гнойные абсцессы могут образовываться внутри, например, во рту или рядом с внутренними органами. Это может быть результатом хирургического осложнения, травмы или невылеченной бактериальной или грибковой инфекции. Существует множество типов внутренних абсцессов и состояний, которые могут привести к гною, в том числе:

    • Абсцессный зуб : Зубная инфекция в корне зуба или около него
    • Глубокий SSI: Инфекция может возникать внутри мышц и других тканей или может образовываться в органе или зоне операции
    • Перитонзиллярный абсцесс : Пятна гноя в задней части глотки или за миндалинами могут образовываться как симптом ангины или ангины
    • Эмпиема : скопление гноя в плевральной полости между легкими и грудной клеткой стенка, которая может быть осложнением бактериальной пневмонии или операции на легких
    • Абсцесс головного мозга : Редкое гноение в головном мозге, которое может быть вызвано бактериальной или грибковой инфекцией
    • Септический артрит : серьезная инфекция суставов которые могут образовываться после того, как бактерии попадают с кровотоком в сустав

    Причины

    Проколы, царапины, царапины или другие отверстия на коже могут позволить бактериям, живущим на коже, проникнуть в организм и вызвать инфекцию.Сюда входят хирургические разрезы. Также могут быть глубокие внутренние инфекции с гноем, возникающие после операций, травм или болезней.

    Существуют определенные факторы и основные состояния, которые могут подвергнуть вас риску инфекций и гнойных осложнений:

    • Плохая гигиена, например, не мыть руки перед прикосновением к ране
    • Диабет
    • Пожилой возраст
    • Курение
    • Тяжелое ожирение
    • Нарушение иммунной системы, ВИЧ-инфекция или рак
    • Лекарства, снижающие активность иммунной системы, такие как кортикостероиды или иммунодепрессанты
    • Паралич или ограниченная подвижность
    • Низкая температура тела
    • Длительные операции и госпитализация
    • Экстренные процедуры

    У людей с ослабленной иммунной системой гной может никогда не образовываться в инфицированной области, но большинство обнаружит, что инфекция приводит к выделениям из этой области, а также к возможности покраснения, боли или болезненности, отека и лихорадки.

    Лечение

    Большинство ИОХВ и кожных ран лечат пероральными антибиотиками или мазями. Антибиотики важны, потому что они помогают организму быстрее заживать и могут предотвратить обострение инфекции.

    Лаура Портер / Веривелл

    Ваш врач может собрать дренаж из раны и отправить его в лабораторию, чтобы определить, какой тип бактерий вызывает инфекцию. Этот процесс, называемый тестом на культивирование и чувствительность , может использоваться для определения того, к какому антибиотику чувствительны бактерии и которые могут убить бактерии наиболее эффективно.

    В случае послеоперационного гноя ваш врач может порекомендовать специальную программу ухода за надрезом и, возможно, захочет увидеть ваш разрез, чтобы убедиться, что нет основной проблемы.

    В некоторых случаях для устранения инфекции может потребоваться процедура дренирования абсцесса для удаления гноя или хирургическая обработка раны (удаление мертвой ткани).

    В случае сепсиса, опасного и опасного для жизни состояния, при котором инфекция попадает в кровоток и может распространяться по всему телу, потребуется госпитализация.

    Профилактика

    Есть простые вещи, которые вы можете сделать, чтобы снизить риск развития гнойной инфекции:

    • Осторожно промойте порезы и другие раны водой с мылом.
    • Следуйте инструкциям врача после операции или госпитализации при травмах.
    • Тщательно и регулярно мойте руки
    • Не выдавливайте гной из прыщей или нарывов. Вместо этого аккуратно прикладывайте теплый компресс несколько раз в день.
    • Не делитесь полотенцами или бритвой
    • Соблюдайте здоровую и сбалансированную диету
    • Будьте бдительны в отношении контроля уровня сахара в крови, если у вас диабет
    • Бросьте курить

    Агрессивная очистка инфицированной кожи может принести больше вреда, чем пользы, потому что раздраженная рана легче инфицируется, а также будет более нежной или даже болезненной.То же самое касается таких поражений, как прыщи или нарывы. Относитесь к любому состоянию кожи так же бережно, как к спине ребенка.

    Подготовка к операции

    По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, от 1% до 3% людей, перенесших операции, заболевают инфекцией. Есть шаги, которые вы можете предпринять до и после любой процедуры, чтобы снизить риск SSI.

    Перед операцией
    • В ночь перед операцией вымойте все тело с мылом в ванне или душе.

    • Не бриться рядом с местом проведения операции, так как это может вызвать раздражение кожи и повысить предрасположенность к инфекции. (Ваш врач может использовать электрическую машинку для стрижки волос непосредственно перед операцией, чтобы очистить область от волос.)

    После операции
    • Семья или друзья должны всегда мыть руки перед посещением и не прикасаться к ране, если только они не заботятся о вашей ране

    • Следуйте инструкциям по уходу за раной во время и после выписки из больницы

    • Всегда мойте руки до и после ухода за раной

    • Большинство хирургических инфекций происходит в течение месяца.В течение этого времени ежедневно проверяйте разрез на наличие признаков инфекции.

    • Не трите разрез, не смазывайте его мазью с антибиотиком и не очищайте спиртом или перекисью, если это не рекомендовано вашим врачом.

    Следите за тем, чтобы разрез оставался сухим и закройте его чистой повязкой. Вы можете оставить его непокрытым, но если дренаж протекает с участка, это может испачкать одежду и создать больше беспорядка, чем необходимо. В общем, делайте то, что рекомендовано в ваших инструкциях по уходу за разрезом после операции, если вам не сказано иное.

    Когда звонить врачу

    Всегда обращайтесь к врачу, если вы видите гной, особенно после физической травмы или операции, или у вас есть покраснение или боль в ране, поскольку все это признаки инфекции.

    Хирургический разрез с гноем нельзя игнорировать, но многие виды дренажа — это нормально. Прозрачная жидкость или жидкость с оттенком крови, которая в значительной степени прозрачная, считается нормой, если из раны не выходит большое количество.

    Если у вас мутный или бело-желтый дренаж, его следует немедленно осмотреть врач.Это не означает, что крошечное пятнышко белого дренажа должно привести к вызову службы экстренной помощи в 2 часа ночи, но нельзя игнорировать гной в течение нескольких дней. Игнорирование инфекции может привести к серьезным проблемам, более длительному выздоровлению и большему количеству рубцов. Вызов вашего врача или хирурга должен быть приоритетом.

    Если у вас есть рана или хирургический разрез и вы испытываете какие-либо симптомы гриппа, даже без гноя, обратитесь за неотложной медицинской помощью. Нелеченные инфекции могут подвергнуть вас риску серьезных или даже опасных для жизни состояний, таких как сепсис, и их нельзя игнорировать.

    Предупреждающие знаки

    Немедленно обратитесь за медицинской помощью, если у вас есть какие-либо из следующих симптомов ИОХВ или сепсиса:

    • Покраснение и боль в области раны или операции
    • Мутный дренаж из раны или разреза
    • Лихорадка
    • Путаница или дезориентация
    • Одышка
    • Высокая частота пульса
    • Дрожь
    • Сильная боль или дискомфорт или
    • Липкая или потная кожа

    Слово Verywell

    Одна из самых важных вещей, которые вы можете сделать, чтобы избежать заражения гноем, — это часто мыть руки.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Copyright © 2021 Новокузнецк. 654041, Новокузнецк, Кутузова 25
    Для инъекций Внутривлагалищный Пероральный Местный
    Клиндамицин фосфат инъекционный 6 мг / мл Клеоцинфосфат крем для инъекций Клеоцинфосфат крем 1 Клеоцинфосфат крем 2 1%
    Клиндамицин фосфат для инъекций 12 мг / мл Клеоцин суппозиторий
    100 мг
    Клиндамицин в капсуле 150 мг Клиндагель 1%
    Клиндамицин 9023 Клиндамицин фосфат в капсулах Лосьон Cleocin T
    10 мг / мл
    Клиндамицин фосфат для инъекций 150 мг / мл Гранулы гидрохлорида клиндамицина пальмитата 75 мг / 5 мл Раствор клиндамицина фосфата 1%