Язык зоны: Научная ошибка: действительно ли на языке есть зоны вкусов?

Содержание

Научная ошибка: действительно ли на языке есть зоны вкусов?

  • Клаудиа Хаммонд
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Много лет нас учили, что рецепторы вкуса на языке расположены на определенных участках, и поэтому вкус горечи мы ощущаем преимущественно задней частью языка, а сладкого — его кончиком.

Эта теория оказалась абсолютно ошибочной.

Вы, наверное, помните схему из школьного учебника анатомии — розовый язык, на котором обозначены разные зоны восприятия вкуса.

Задняя часть языка — чувствительная к горькому, кончик — к сладкому, боковые поверхности впереди — к соленому, а ближе к задней части — к кислому.

Помню, как мы делали растворы из сахара и соли и наносили их пипеткой на разные участки языка, чтобы проверить правильность схемы.

Тогда все это казалось вполне правдоподобным, но, как оказалось, этот процесс намного сложнее.

Известную «языковую схему» печатали в школьных учебниках на протяжении десятилетий. Ее авторство обычно приписывают немецкому ученому Давиду Паули Хенигу, который описал ее в своей диссертации в 1901 году.

Исследователь капал растворы с разными вкусами — соленым, сладким, кислым и горьким — на разные участки языка людей. И таким образом выяснил, что чувствительность вкусовых рецепторов отличается в разных его частях.

Хениг обнаружил, что кончик языка и его боковые зоны являются чувствительными, но он не утверждал, что они лучше воспринимают какой-то один определенный вкус.

Автор фото, Toa Heftiba

Підпис до фото,

Долгое время ученые считали, что вкус сладкого можно ощутить только кончиком языка, но это оказалось ошибкой

Однако когда он изобразил чувствительность языка на схеме, она создавала впечатление, что разные участки соответствуют разным вкусам.

Стивен Мунгер, ведущий исследователь восприятия вкуса из Университета Флориды, считает, что ответственность за ложную интерпретацию диаграммы несет психолог по имени Эдвин Боринг.

Он сделал ряд довольно бессмысленных исследований. В ходе одного из них, которое он провел в соавторстве со своей женой, исследователи будили людей ночью через разные интервалы времени и просили их угадать, который сейчас час.

К сожалению, авторы не говорят, как им удалось уговорить людей принять участие в этом эксперименте. Его результаты, однако, показали, что большинство участников называли время достаточно точно, с погрешностью в 15 минут.

Эдвин Боринг также написал книгу о восприятии и ощущениях, содержащую также схему вкусовых зон на языке, похожую на те, которые печатают в современных учебниках.

Сегодня известно, что мы распознаем вкусы разлными участками языка, а вкусовые рецепторы расположены не только на языке, но и на небе и даже в горле.

Кроме четырех основных вкусов, которые каждый вкусовой сосочек может различить, есть и недавно обнаруженный пятый вкус, который получил название «умами». Это вкус белковых веществ, например, пармезана, а также мяса.

Мы не воспринимаем все эти вкусы одинаково. Долгое время считалось, что рецепторные клетки внутри сосочков могут различить любой вкус.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Известную «языковую схему» печатали в школьных учебниках на протяжении десятилетий, но она оказалась неправильной

Но эту идею опроверг исследователь Чарльз Цукер, который возглавляет лабораторию в Калифорнийском университете в Сан-Диего.

В течение многих лет он и его команда пытались идентифицировать рецепторные клетки для каждого из пяти вкусов.

Исследователи обнаружили рецепторы сладкого, горького, кислого и умами, и только соленый вкус долгое время не подвергался исследованию.

Наконец в 2010 году им удалось определить и этот рецептор.

В нашем организме есть около 8000 вкусовых рецепторов. Каждый из них содержит комплекс рецепторных клеток, которые могут выделить любой из пяти основных вкусов.

Сигнал о вкусе движутся к мозгу двумя черепно-мозговыми нервами, один из которых расположен на задней части языка, а другой — на кончике.

Когда исследователи с помощью анестезии «выключали» фронтальный нерв, человек все равно мог распознать сладкий вкус, что и опровергает идею об отдельных вкусовых зонах языка.

Еще одна загадка заключается в том, как мозг расшифровывает сообщения, передаваемые через черепные нервы.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Разные участки языка способны распознавать все пять вкусов

В 2015 году команда ученых из Колумбийского университета выяснила, что в головном мозге мышей, например, есть специальные клетки, которые отвечают каждому вкусу.

Таким образом, теория об отдельном «оборудовании» для определения каждого вкуса, все же имеет смысл.

Но речь идет не о зонах вкусовых рецепторов на языке, а о специализированных клетках с соответствующими нейронами в головном мозге. Каждая группа этих клеток настроена на определенный вкус.

Разные участки языка способны распознать все пять вкусов.

И хотя некоторые его части немного более чувствительны к определенным вкусам, по мнению Стивена Мунгера, эта разница незначительна.

Вкусовые зоны языка

Пользователи также искали:

рецепторы языка функции, рецепторы языка острое, вкусовые рецепторы это, вкусовые рецепторы у детей, вкусовые зоны языка миф, рецепторы, Вкусовые, вкусовые, языка, зоны, вкусовые зоны языка миф, рецепторы языка острое, вкусовые рецепторы у детей, вкусовые рецепторы это, рецепторы языка функции, Вкусовые зоны языка, человека, работают, острое, детей, функции, вкусовых, сосочков, реагируют, вещества, которые, как работают вкусовые рецепторы, вкусовые рецепторы человека, рецепторы вкусовых сосочков языка не реагируют на вещества которые, вкусовые зоны языка,

. ..

Феня или «язык зоны» | HoliMolli

Два шпанюка способны полностью обсудить рядом стоящего арестанта: статья, срок, размер сапог и даже историю его болезни, при этом обсуждаемый не поймет настоящего смысла, хотя может принимать активное участие в общении. Познающие воровское зачастую использует этот язык в своем общение, чтобы их не понимала масса или, чтобы оставить что-то недосказанным между собой, а значит не за что будет предъявить, в случае чего.  То, что становится постепенно известно массе, перестает использоваться в преступном мире при серьезном общении познающими воровское. Многие слова и выражения из фени устаревают либо меняют значение согласно времени, но некоторые выражения остаются актуальны во все времена, к примеру, «васек, я тебя засек» используется до сих пор.  «Васек» — это обращение к подельнику во время делюги, это выражение очень старое, и его применяют при кражах, разбоях и т. д. Во все времена в преступном мире появляются новые выражения, новый блатной сленг, и большой «вклад» в эту динамику изменений происходит со стороны молодежи, то есть молодых людей с воли. Раньше язык карманников называли — «рыба», он достаточно шифровался и изменялся, чтобы эффективно применять его при воровстве. Если в деле использовали женщину (бикса), то ее долго обучали, только потом отправляли к клиентам. Обученная бикса общаться «по рыбе», могла при клиенте рассказать: где у него бумажник, сколько там денег и  даже какими купюрами. При этом клиент ничего не понимал, а рядом находящийся подельник уже все знал, даже куда они направятся и как лучше выбить лопатник. Сейчас «поколение пепси» или «поколение чупа-чупс» внесло много изменений в феню в преступном мире, начиная с 90 годов прошлого века,  да и не только в криминальном сообществе, послушайте их общение на свободе. Феню многие путают с муркой, но это разные вещи.

Масть —  по воровскому укладу масти всего две — это вор и мужик. Вор в законе — идеал преступного мира, кристально чистый человек.

Мужик — это опора вора в законе, воровского мира.

Воровская идея — заключается, прежде всего, в отрицании всего красного, мусорского. Воровской ход – по вольному часто звучит как черный Поставленный закон для зэков колоний, где, прежде всего, учитывается интерес мужика — это главное. Еще одна суть воровского хода, это противостоять «мусорскому беспределу».

Бешеный ход — если можно так сказать развитый воровской ход, где все соблюдено по воровским понятиям.

Образ жизни — образ жизни арестанта принято говорить об отрицательных элементах (отрицало). Так же есть образ жизни мужика. Каждый должен соответствовать своему образу жизни.

Людской ход  — по лагерным понятиям , где налажено воровское, решают «люди» (босота, шпана, братва) — это и есть людское, людской ход. Вора в законе может и не быть в колонии. Налажено общение с лагерями, со свободой. Людской ход от воровского может отличаться некоторой мягкостью, но только для мужика, которую не могут позволить себе сами «люди» (шпана, бродяги, воры в законе).

В людском — акцент делается больше на интерес мужика, чтобы он не знал проблем ни от администрации, ни от братвы и особо не зависел от воровской мурки.

Феня — это замаскированный, зашифрованный, обладающий определенной динамикой преступный язык. Раньше говорили «по фене ботать», и многие думали, что это просто сленг, но это не совсем так.  Феня развивается согласно времени, некоторые слова и выражения имеют двойное или даже тройное значение, для того, чтобы скрыть или подчеркнуть что-то и всегда применяется арестантами. Понимать полностью феню, тем более современную, можно только постоянно общаясь в таких кругах.

Глава II Зоны и территории

Глава II

Зоны и территории

Много книг и статей было написано на тему о том, как животные, птицы и рыбы устанавливают свою сферу обитания и охраняют ее, но только недавно было обнаружено, что и у человека есть свои охранные зоны и территории. Если мы их изучим и поймем их смысл, мы не только, обогатим наши представления о своем собственном поведении и поведении других людей, но и сможем прогнозировать реакцию другого человека в процессе не-посредственного общения с глазу на глаз.

Американский антрополог Эдуард Т. Холл был одним из родоначальников в области изучения пространственных потребностей человека, и в начале шестидесятых годов он ввел термин «проксимика» (от слова proximity — близость). Его исследования в этой области привели к новому пониманию наших взаимоотношений с другими человеческими существами.

Каждая страна представляет собой застолбленную территорию с четко очерченными границами и пограничными войсками, охраняющими эту территорию.

Внутри каждой страны имеется еще одно территориальное деление в виде штатов или графств. Эти территории в дальнейшем делятся на еще меньшие, называемые городами, внутри которых имеются районы, состоящие из улиц, которые сами по себе представляют собой замкнутую территорию для тех, кто живет на них. Обитатели каждой территории объединены невидимым чувством приверженности своей территории, и истории o известно немало примеров, когда начинаются кровавые войны и убийства ради защиты своей территории.

Под территорией понимается также пространство, которое человек считает своим, как будто это пространство является продолжением его физического тела. Каждый человек имеет свою собственную личную территорию, которая включает пространство, окружающее его собственность, например, его дом, окруженный забором, машину во дворе, его собственную спальню, его личный стул и, как обнаружил доктор Холл, он имеет также четко обозначенное воздушное пространство вокруг своего тела.

В этой главе будут преимущественно рассматриваться вопросы, связанные с этим видом территории, и с тем, как люди реагируют на попытки нарушить ее.

Личная Территория. Физическое тело большинства животных окружено определенной пространственной зоной, которую они считают своей собственной личной территорией. Насколько далеко простирается эта территория зависит, главным образом от того, как густо населены места, в которых. это животное проживает. Лев, выросший на просторных территориях Африки может иметь сферу обитания радиусом в 31 милю и более, в зависимости от плотности населения львов на этой территории, он метит свою территорию испражнениями и мочеиспу-сканием. Но если лев вырос в клетке со многими другими львами, его личная территория может ограничиваться буквально несколькими футами, что является прямым следствием перенаселенности сферы обитания.

Подобно другим животным, человек обладает своей собственной воздушной оболочкой, окружающей его тело, ее размеры зависят от плотности населения людей в месте его проживания. Следовательно, размеры личной пространственной зоны социально и национально обусловлены. Если представители одной нации, например, японцы, привычны к перенаселенности, другие предпочитают широкие открытые пространства и любят сохранять дистанцию. Однако, мы будем вести речь в основном о территориальном поведении народов западных стран.

Социальное положение человека может тоже быть значимым при описании расстояния, на котором человек держится по отношению к другим людям, и этот вопрос будет обсуждаться ниже.

Зональные Пространства. Размеры личной пространственной территории человека средне обеспеченного социального уровня в принципе одинаковы независимо от того, проживает ли. он в Северной Америке, Англии или Австралии. Ее можно разделить на 4 четкие пространственные зоны.

1. Интимная зона (от 15 до 46 см). Из всех зон эта самая главная, поскольку именно эту зону человек охраняет так, как будто бы это его собственность. Разрешается проникнуть в эту зону только тем лицам, кто находится в тесном эмоциональном контакте с ним. Это дети, родители, супруги, любовники, близкие друзья и родственники. В этой зоне имеется еще подзона радиусом в 15 см, в которую можно проникнуть только посредством физического контакта. Это сверх интимная зона.

2. Личная зона (от 46 см до 1, 2 метра). Это расстояние, которое обычно разделяет нас, когда мы находимся на коктейль — вечеринках, официальных приемах, официальных вечерах и дружеских вечеринках.

3. Социальная зона (от 1, 2 до 3, 6 метров). На таком расстоянии мы держимся от посторонних людей, например, водопроводчика или плотника, пришедшего заняться ремонтом в нашем доме, почтальона, нового служащего на работе и от людей, которых не очень хорошо знаем.

4. Общественная зона (более 3, 6 метра). Когда мы адресуемся к большой группе людей, то удобнее всего стоять именно на этом расстоянии от аудитории.

Языковые зоны мозга. Изучение языков [Love Soft]

Спорный тезис: мы думаем образами. К каждому образу у нас есть лексические понятия на каждом конкретном языке. Если вызвать в воображении образ стола, то происходит активация разных зон мозга, отвечающих разным языкам (???)

Как меняется твой мозг, когда ты учишь иностранный язык? — YouTube

Новое исследование, которое ученые провели на базе университета в Хайфе (University of Haifa, Израиль), проливает свет на то, как в головном мозге происходит процесс запоминания родного и иностранных языков. Внимательное изучение уникального и единственного в своем роде случая, проведенное доктором Рэфиком Ибрагимом (Raphiq Ibrahim), показало, что зона родного языка и зоны дополнительных располагаются в коре мозга в разных местах. — на основе одного случая травмы (???)

Стол — абстрактное, собирательное понятие. Чем больше думаешь о столе, тем больше возникает в воображении разных столов — на четырех ножках, на трех ножаках, письменных столов без ножек на опоре, туалетных столиков, детских столов для кормления и т.п. Вот и активируются разные зоны мозга.

Может, дети до двух и лет и думают образами, взрослые люди думают словами. На каком языке вы думаете? еще никто не ответил — картинками.

Тезис: постоянно происходит выбор одного языка и подавление остальных. Если активно используется два языка, то второй язык не подавляется и получается суржик, программистский язык с постоянными вставками английских слов.

Термин на русском языке тяжелее вспомнить (находится «ниже» в долговременной памяти) или вообще нет русского эквивалента, так как читал мануал на английском. Поэтому человек выбирает то слово, которое легче вспомнить. На подавление второго языка нужны дополнительные усилия. Что и свидетельствует в пользу того, что разные языки находятся в одной зоне мозга или очень близко и возбуждаются одновременно.

Тезис: Если человек владеет двумя и более языками, то он становится более косноязыким в своем родном языке, у него понимается скорость прохождения тестов, например, назвать максимум слов на одну и ту же букву за минуту. Билингвы показывают хуже результат. Неудивительно — в памяти больше слов, больше времени уходит на поиск слова.

Думаю, что есть понятия, с которыми в мозгу ассоциирована группа синонимов с небольшими отличиями в семантическом облаке.

Когда учим аглийские слова по словарю, они выстраиваются ассоциации с русскими словами и их семантическими облаками. Что верно лишь для части слов, и плохо работает для многозначных слов, поскольку набор смыслов в русском и английском почти всегда разный. Например ключ и key — много общего, но есть и отличия. Книга и книжка — почти одно и то же, но есть небольшие отличия. С чем связана сложность литературного перевода — нет точных эквивалентов по смыслу, а даже если и есть в каких-то случаях, то исчезает фонетика, ритм и т.п.

Если бы разные языки были в разных зонах мозга, то изучение параллельно двух иностранных языков давалось бы значительно проще. Рекомендуют сначала довести один язык до хорошего уровня, на котором он уже не откатывается до нуля, и только потом учить второй иностранный язык.

В то же время обучение игре на фортепиано не мешает языковым или математическим способностям.

Мозг и изучение языков

Мозг и изучение языков. – Elena Markova – Medium

Благодаря нейропластичности наш мозг сегодня не похож на наш вчерашний мозг: нейронные взаимосвязи постоянно меняются, оптимизируются, укрепляются или разрушаются, и так всю жизнь. Каждый день.

в отдельных случаях, если пораженная область не может быть восстановлена, какие-либо навыки (чаще всего моторные) при повторном овладении могут быть перемещены в неповрежденные области. Более того, есть научные подтверждения того, что даже в случае афазий — нарушении областей, связанных с навыками понимания (рецептивная афазия) или создания речи (экспрессивная афазия), — билингвы восстанавливаются быстрее людей, которые владеют только одним языком. Самое удивительное, что есть случаи, когда афазия затрагивала родной язык, но при этом сохранялись речевые навыки на том иностранном языке, который человек учил.

есть исследования, которые показывают, что мозг человека, который изучает второй язык как иностранный, меняется: увеличивается количество серого вещества (отвечает за когнитивные навыки, сенсорное восприятие, эмоции, за нашу человечность) и целостность белого вещества (связывает полушария между собой и отвечает за скорость нервных реакций), и такие изменения наблюдаются у детей, молодых людей и пожилых. (то есть никогда не поздно начинать учить)

Еще две причины такой необходимости в постоянности обучения — синаптический прунинг и синаптическая пластичность.

Первое — это способность мозга оптимизировать синаптические связи путем сокращения их числа: мозг заменяет старые связи более качественными, способными поддерживать более сложные ментальные функции. Чем глубже и лучше вы осваиваете что-либо, тем более качественными становятся эти связи, при этом старые, более простые связи перестают существовать.

Второе — это способность связей усиливаться/ослабляться с течением времени. Эта способность нашла прекрасное выражение в английской пословице use it or lose it (“используй или потеряешь”).

То есть, если постоянно повторять и вспоминать какую-то информацию, то она заносится в долговременную память; также меняется структура мозга, и создаются нейронные связи, которые также нужно поддерживать и укреплять. И хотя физически это увидеть без специальной техники невозможно, но только представьте: силой мысли вы действительно изменяете физическую структуру своего мозга!

Следующий важный аргумент в пользу постоянного повторения: мозг — не компьютер и не диск, на который можно за раз записать всю информацию; ему нужно время на пересортировку и перекладывание полученной информации. И самое лучшее время для перегруппировки полученной информации — сон. Днем мы получаем информацию и новый опыт, а ночью (во время фазы медленного сна) происходит переоценка полученного опыта и сортировка новых знаний. Мозг разбирается без нашего ведома, что следует сохранить, а что выкинуть, поэтому у повторяемой через какое-то время информации есть шанс, что мозг посчитает ее достаточно важной и сохранит.

Learn and sleep. Repeat.

Писать от руки — не только моторный (двигательный) навык, но к сожалению мало кто об этом задумывается: такая деятельность тренирует веретенообразную извилину (обычно на английском она называется Fusiform gyrus; в этой области мозга визуальные стимулы преобразуются в буквы и слова) на распознавание написанного слова, и чем чаще вы будете это слово писать сами, тем больше вероятность того, что ваш мозг распознает его правильно, когда просто встретит в тексте при чтении.

Для всестороннего закрепления также полезно артикулировать (произносить) слова, даже про себя, чтобы соединить в мозге визуальную и звуковую составляющие слова.

Где в мозге находится язык

Где в мозге находится язык и для чего он вообще нужен

Инструменты управления речью находятся в левом полушарии, их функция — передавать речь к мышцам языка. Но за распознавание и понимание речи отвечает весь мозг. Так, если у человека повреждения в правом полушарии, то у него будут проблемы с восприятием звуков. Ему сложно понять, что означает звук открывающейся двери или рев мотора, но речь он понимает. Если повреждены такие же зоны в левом полушарии, то человек может совсем не понимать смысла сказанных слов. В таком случае он будет правильно строить предложения, но говорить полную чушь.

Биологи считают, что мозг разбивает все объекты на категории, а речевая система дает доступ к этим объектам. Когда мозг подбирает нужное нам слово, он сначала анализирует фрейм (ситуацию), в который вы находитесь, а потом уже ищет в этом контексте нужное по смыслу и фонетическому значению слово. Эту теорию подтверждает следующий эксперимент.

Одна группа людей приняла ЛСД, а вторая — плацебо. После этого им стали показывать картинки с объектами. Цель участников — отгадать, что на них изображено, ведь картинки открывали постепенно (сначала показывали несколько черточек, потом больше детализировали объект).

Результат

Обе группы называли предметы с одинаковой скоростью. Только те, которые под ЛСД, часто угадывали неверно, но ошибались они в пределах одной категории. Например, если на картинке изображен автобус, то человек мог назвать его мотоциклом или машиной, но никогда деревом, шкафом или другими объектами, не связанными с транспортом. ЛСД резко усиливает и нарушает активацию мозга, так его разделенные участки становятся более связными, но даже в такой ситуации человек не выпадает из контекста. У него смещается узнавание только в пределах определенной категории.

Эта теория плотно связана с другой — «Эффектом Буба-Кики», она принадлежит психологу Вольфгангу Кёлеру. Его эксперимент заключался в одной маленькой задачке:

На Землю прилетели два инопланетянина — Буба и Кики. Они изображены на картинках. Угадайте, кто из них Буба, а кто Кики.

Кёлер обнаружил, что с вероятностью 90% люди называют Бубой первую фигуру, но обосновано объяснить свой выбор они не могут. Примерно это звучит так: «Буба должна быть мягкая и пушистая, а Кики – колючая».

Это значит, что звучание слов связано с характеристиками объекта. Некоторые люди могут видеть цвета или слышать звуки букв и цифр. Так мир видят маленькие дети, но потом эта способность пропадает, и только у единиц остается на всю жизнь. Это пример избыточной сенсорной информации, когда в мозгу возникают перекрывающиеся связи, которые нам не нужны.

Таким образом, базовые слова, которые появились 60-80 тысяч лет назад, были четко связаны с какими-то признаками объектов. Потому некоторые слова на многих языках звучат похоже.

[а не потому, скажем, что они отпочковались от одного протоязыка]

С нейрологической точки зрения речь состоит из трех больших блоков.

  • Набор синтаксических правил (каким образом в речи должны быть расположены слова)

  • Моторика (восприятие и воспроизведение речи)

  • Превращение внутренних образов в речевые конструкции

Эта концепция противоречит гипотезе лингвистической относительности, над которой работали ученые в 20 веке. Они утверждали, что язык определяет мышление, т.е. стиль мышления меняется в зависимости от языка, на которым мы говорим. Каждый год в мире исчезает 50-200 языков, и ученые пока не могут понять, пропадают ли из-за этого какие-то особенные способы мышления.

Но эту теорию подверг критике лингвист Ноам Хомски. Он считал, что в основе любого языка лежит универсальная врожденная грамматика. Весь синтаксис языка построен на универсальных конструкциях. Например, если в языке нет жесткого порядка слов, значит в нем будут окончания и падежи. Сейчас эта теория доминирующая, она объясняет возникновение языков.

Во всех языках

  • есть гласные и согласные звуки;

  • имена собственные;

  • люди говорят предложениями.

Теорию Хомски подтвердил ученый Дерек Бикертон, который исследовал возникновение новых языков. Многие из них образовались в 19 веке. Ведь в то время рабовладельцы часто сгоняли на одну плантацию рабов из разных племен. Получалось, что на одной территории находились люди, у которых не было общего языка, тогда происходила лингвистическая адаптация.

Сначала формировались пиджины — это попытки соединить два языка. Получались примерно такие фразы:

Моя твоя два яблока.

Эту речь нельзя назвать языком, ведь в ней нет синтаксиса и определить смысл сложно. Это может означать «я даю тебе два яблока» или «дай мне два яблока».

Но у потомков этих переселенцев автоматически сформировался новый язык (креол). Один из официальных языков в Новой Гвинеи является креолом.

Не стоит путать пиджины и русско-украинский суржик. Это смешанный язык, но синтаксис в нем есть.

Разница между родным и иностранным языком

Родной язык дети осваивают очень рано. Но после четырех лет способность к изучению языков резко падает. Так что если к этому возрасту ребенок не освоил родной язык, то сделать это ему будет намного тяжелее. Причина в том, что усвоение фонетики происходит в раннем возрасте. Так мозг всех японцев фонетически не распознает звук «р», вместо него они слышат «л». В возрасте 6-8 месяцев японские дети еще различают слоги «ра» и «ла», а после года эта способность снижается.

Если в раннем возрасте ребенка учить еще какому-то языку, то мозг его будет воспринимать как родной. Так у человека может быть несколько родных языков. Но есть ситуации, когда мозг не может освоить и один родной язык. Так, в Англии есть семья, где по наследству передается мутация в одном из генов, и эти люди не способны выучить родной язык. Они его учат так, как мы иностранный. Если они хотят сказать какую-то фразу, им нужно вспоминать, как построить предложение, в какую форму поставить глагол. Но проблем с мышлением у них нет.

У одних людей есть способность к языкам, а у других — нет. Это не миф. Если вам язык дается легко, это не означает, что другие не могут выучить его из-за лени и отсутствия желания.

Ученые проверили, как работает мозг у китайских детей, которых в раннем возрасте (до 2 лет) усыновили французские семьи. Эти дети знали только французский язык, но учили его после 12 месяцев.

Результат

Оказалось, что когда они слышали французскую речь, у них активация мозга была не такой, как у французских детей. Все из-за того, что язык они учили уже после 12 месяцев и усвоить его им было тяжелее, чем французам.

Доказано, что от изучения языка меняется плотность нервной ткани мозга. Учить иностранные языки очень полезно, особенно во взрослом возрасте.

О морали и языках

Когда речь идет о моральном выборе, то на иностранном языке люди принимают более рациональное решение, чем на родном.

Левша и правша

Нейролингвистика позволяет «увидеть» язык — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

У нас есть две важные зоны мозга, отвечающие за речевую функцию. Одна находится в лобной доле и вовлекает известную зону Брока — она активируется при порождении речи. А другая находится в задней части височной доли и отвечает за обработку полученного сигнала, то есть понимание речи. У правшей центры, отвечающие за речь, как правило, расположены в левом полушарии, а у левшей — считалось — они должны быть в правом. Но не все так просто. Данные функциональной МРТ (красные и желтые пятна, показывающие активные зоны мозга в момент выполнения человеком речевых заданий) говорят о том, что действительно часто у левшей речевые центры расположены в правом полушарии, но бывают и в левом, как у правшей, а иногда билатерально — то есть, и в левом, и в правом.

Я переученная левша и мне было интересно самой пройти этот эксперимент, прежде чем тестировать других. Оказалось, я как раз редкий случай, когда язык распределен в мозге билатерально — оба полушария задействованы в речи».

….

Есть работы, которые показывают, что мозговые функции человека обогащаются из-за особенностей языка, на котором он говорит. Например, у носителей жестового языка лучше развито пространственное мышление. Глухие люди разговаривают с помощью жестов, и для них пространство жестикуляции — это ментальное пространство, в котором они работают».

«Рабочая гипотеза такая — в зависимости от направления письменности в языке люди по-разному картируют в своем ментальном пространстве время, которые выражается в глаголе, — говорит Ольга. — Мы предполагаем, что в нашем (русском) ментальном пространстве время разворачивается слева направо: прошлое, настоящее, будущее. В эксперименте испытуемому на слух предъявляется глагол в форме прошедшего или будущего времени (написал/напишет), а мы записываем движения его глаз. Когда человек, пишущий слева направо, как, в частности, в русском языке, слышит глагол в прошедшем времени, его глаза совершают микродвижение влево (как бы назад), а когда в будущем времени — то вправо. В иврите же пишут справа налево, и мы хотим посмотреть, будет ли наблюдаться у носителей этого языка прямо противоположный по сравнению с русскоязычными испытуемыми эффект. А японцы пишут двумя способами: либо слева направо, либо в классической традиции — сверху вниз. Значит ли, что эффект будет «ловиться» по вертикальной оси или, может быть, по диагонали? Надеюсь, в ближайшее время у нас будут ответы на эти вопросы».

Мы исследуем, как по-разному мозг реагирует на разные типы ошибок в предложении — семантические, синтаксические и др. Например, реакции мозга на предложение «бабушка сделала кашу из бетона с маслом» и «бабушка сделала кашу из овсянки с маслом» будут различаться. И это то, что меня завораживает в нейролингвистических исследованиях — язык, который мы привыкли воспринимать как что-то неосязаемое, на самом деле имеет физиологическую сторону и связан с материей, с чем-то, что можно пощупать и посчитать.

Как изучение иностранного языка влияет на наш мозг

Как изучение иностранного языка влияет на наш мозг? | Lingualeo Блог

То есть когда ты учишь новый язык – это не значит, что ты выучил большое количество переводов уже известных слов. Такой подход к изучению языка как раз будет очень трудным и не принесет желаемого результата. Изучение языка обогащает твои способности к анализу и восприятию окружающего мира, потому что ты начинаешь в нем просто (тупо) видеть больше вещей.

Наш мозг – очень сложная система, состоящая из множества частей. До сих пор далеко не все из них изучены, с точки зрения того, за что они отвечают. Кроме того, мозг – это система взаимосвязей, то есть эти части еще образуют множество комбинаций, включающих у нас решение принять то или иное действие, оценку ситуации, эмоции, рефлексы и т. д. Сквозь эти части проходят нейропути (например, норадреналиновые или дофаминовые), по которым движутся гормоны, большей частью нейромедиаторы, и включают те или иные области мозга или активируют нейронные связи. Есть еще ряд механизмов, которые, в зависимости от ситуации, включают и выключают активность разных частей головного мозга.

Но за рациональные мысли, обучение, креативность, то, с чем мы привыкли ассоциировать человека, отвечает кора головного мозга, и в большей степени – префронтальная кора, передняя часть коры головного мозга.

Здесь находится самое большое количество нейронных связей, синапсов. Их у человека настолько много, что большая часть их в каждый момент времени не занята, не вовлечена в процесс выживания организма. Например, мозг мыши фактически весь подчинен функциям выживания и рефлексов. А наши же неиспользованные синапсы в любой момент времени доступны тому, чтобы заняться чем-то новым и перестроиться.

Обучение – это формирование новых нейронных связей, синапсов, и изменение уже существующих. Американский нейрофизиолог Айра Блэк определял знание – как архитектуру сети между определенными нейронами, а обучение – как модификацию этой архитектуры.

Синапс – это точка соединения нейронов. Как они соединяются? Химически. Их связывают через рецепторы аксонов и дендритов определенные химические вещества – лиганды, большая часть из них – известные нам нейромедиаторы, например, эндорфин или дофамин. Нейробиолог Кэнденс Перт назвала их даже informational substance – информационное вещество. И каждый раз, когда мы узнаем что-то новое, возникает новая цепочка или меняется старая. Нейромедиаторы – это как буквы алфавита, а цепочки – это набор слов, которыми мы владеем.

Новый язык – прямо в буквальном смысле, физически, рождается в нашем мозгу в виде новых синапсов.

У человека более 100 миллиардов нейронов, каждый соединен с сотнями других нейронов синапсами в количестве от 1 до 10 тысяч. По расчетам ученых, понадобилось бы около 32 миллионов лет, чтобы сосчитать все синапсы в нашей коре головного мозга. Представляете, какая у нас потенциальная мощность по формированию новых цепочек, а, значит, нового знания?

если говорить именно про обучение языку, то этот процесс локализуется в левом полушарии – в перисильвиевой области.

Передняя часть этой области – центр Брока – отвечает прежде всего за грамматику и синтаксис, в то время как задняя – центр Вернике – за звучание слов и их понимание. Например, если у человека поврежден центр Брока, он не сможет говорить, а если центр Вернике – он перестанет понимать услышанное.

о механизме запоминания языка…

Вильям Левельт, директор Института по психолингвистике Макса Планка, Нидерланды, идентифицировал три системы, которые участвуют в процессе запоминания и использования слов в ежедневной речи: лексическая, синтаксическая и фонетическая.

Первая, лексическая система, активируется, когда мы только хотим что-то сказать, она отвечает за значения, определения, не слова, а их смыслы. Поэтому, когда мы хотим найти слово, мы сначала знаем, прямо чувствуем другими органами чувств его значение. Мы активировали смысл и дальше уже будем искать подходящее ему слово.

Синтаксическая система применяет синтаксические правила языка говорящего (спряжение глаголов, падежи, роды) к значению. Именно этот центр отвечает за известный феномен – «на кончике языка», когда мы уже почти готовы произнести слово, но оно еще до конца не поймано. В этот момент мы уже знаем значение и синтаксическая система включила выбор слова, предлагая словоформы используемого языка. В этот момент у нас всплыли привычные грамматические конструкции и слова соревнуются в том, чтобы быть выбранными.

И наконец третий центр – фонетическая система – это применение звуков к значению. Когда она включается – вуаля – мы произносим слово. Это помогает понять ситуацию, что иногда, когда мы забываем слово, мы пытаемся вспомнить звук – «слово на с», «слово шипящее», мы перебираем звуки и вспоминаем слово.

То есть у нас есть три картотеки: значения и ассоциированные с ними звуки и правила родного языка. Все три картотеки взаимосвязаны.

(спорно — почему лексика а не семантика? я могу читать/писать на английском, но при этом не знаю как произносиятся некоторые слова. Думаю, что мыслить на языке без моторики можно, особенно если есть трудности с говорением (травма рта и т.п). Точно также как глухие люди могут говорить, не слыша себя. Если человек обучен, а затем утратил способность говорить/слышать, он продолжает быть носителем языка, может выражать свои мысли на бумаге. Глухонемые не думают на языке жестов, а на обычном языке, которому его научили люди. Дети-маугли не думают — не научили языку, нет механизма, образами или чувствами думать нельзя — только самые примитивные фразы — я голоден, хочу, дай, хороший и т.п. как животные).

Теперь понятнее становится, почему так непросто знать иностранный язык как родной? Язык – это не просто единица слова, все его части (значение, форма, звук) – складированы в разных частях мозга. Каждый раз, чтобы выучить иностранный язык, ты на самом деле учишь 3 разные системы или языка.

Это же и объясняет, почему некоторые однобокие подходы в изучении языка – или только от говорения, или только от грамматики – не работают.

Левелт считает также, что мы не теряем способность и скорость запоминания языков с возрастом, просто увеличивается количество ассоциаций и карточек в наших трех системах, и поэтому требуется значительно больше времени для обработки имеющейся информации.

Эту его мысль подтверждают и эксперименты с «билингвами», людьми одинаково свободно владеющими несколько языками на уровне родного. Их скорость обработки одного слова обычно медленнее, чем у людей, свободно говорящих только на одном языке. Но поскольку скорость, в данном случае, понятие относительное – мы способны полностью формировать в секунду 2-3 слова из 10-15 слогов суммарно и, в среднем, у нас уходит 71 тысячная секунды, чтобы найти слово для обозначения какого-то смысла – для обычного человеческого восприятия билингвы не думают медленнее.

Принимать в жизни более правильные решения

Как известно, у людей есть 2 системы принятия решений, интуитивная и рациональная. Рациональная принимает решения в очень редких случаях. Обычно мы выбираем решение интуитивной – на основе эмоций, физиологического состояния или предзаданных шаблонов, которые сохранены в нашем мозгу для ускорения обработки процессов. Эти шаблоны называются когнитивными искажениями, и они заставляют нас принимать глупые решения, игнорируя реальную ситуацию.

Многочисленные исследования доказали, что когда человек думает или формулирует какую-то ситуацию на иностранном языке, он принимает более рациональные решения.

Почему? Наши шаблоны сохранены на родном языке.

Второе, наша рациональность выключается при любой эмоции, хорошей или плохой. С родным языком у нас связано много эмоциональной памяти, и много контекста.

Так что, когда ты сформулируешь жизненную ситуацию или профессиональную проблему на чужом языке и на нем же попытаешься найти решение, оно будет более рациональным, принятым нашей рациональной умнейшей системой, а не эмоциональным или когнитивно-искаженным. Но для этого надо хорошо знать иностранный язык, чтобы вместо принятия решений не заниматься подбором слов.

Быть более счастливым

Как ты помнишь, вся деятельность, связанная с языком, находится в левом полушарии, в Перисильвиевой зоне. А активность в левом полушарии обычно совмещена с вызовом позитивных эмоций, например, ощущения бодрости или желанием вести себя открыто, доверчиво по отношению к окружающим, в противоположность избегающему поведению, сопровождающему активность в правом полушарии.

Поэтому процесс «поболтать», «а поговорить» вызывает у нас позитивные эмоции, мы чувствуем себя счастливее. Когда ты активируешь центры говорения, чтобы что-то сказать на иностранном языке, ты испытываешь прямо физиологическое удовольствие.

Языковая аттриция

Языковая аттриция — Википедия

языковая регрессия, утрата языка, разрушение языка, англ.  language attrition

процесс разрушения системы родного или хорошо освоенного языка, наблюдаемый у людей, живущих в условиях двуязычия или многоязычия, а также у страдающих разными языковыми патологиями (см. афазия). Языковая аттриция может наблюдаться как у конкретного носителя языка, постепенно забывающего язык в результате разных причин, так и на уровне целых языковых сообществ, иммигрантских и традиционных, постепенно переходящих на новый язык и сокращающих употребление родного, в результате чего в последнем накапливаются характерные черты языкового распада.

Языковое поведение лиц, говорящих только на одном языке (монолингвов), несколько отличается от использования языка лицами, владеющими двумя или несколькими (в том числе билингвами и мультилингвами). У последних знание одного языка может оказывать влияние на производство и понимание речи на другом, причем это влияние может быть двояким: родной язык может в той или иной форме препятствовать усвоению второго языка (англ. L1 interference), однако и язык, усвоенный вторым (например, в результате долгого проживания в среде его носителей), может подавлять родной язык индивида (англ. L2 interference). Нарушение баланса языков в компетенции носителя в ту или иную стороны — достаточно распространённый феномен, в то время как сбалансированное двуязычие или многоязычие — довольно редкое и нестабильное явление.

Аттриция родного языка может проявляться в обеднении словаря, использовании синтаксических и интонационных моделей, позаимствованных из языка окружения; на поздних этапах — в упрощении или распаде морфологии, появлении акцента и т. д. Факторами, определяющими утрату родного языка, являются, с одной стороны, развитие навыков коммуникации на новом языке, языке окружения (L2), с другой — снижение интенсивности контактов на родном языке, разрушение привычной языковой среды, постепенный переход к менее насыщенному информацией на родном языке коммуникативному пространству

useful/psy/lang. txt · Последние изменения: 2020/12/24 10:46 — kc

Зоны других органов на языке

Язык как зеркало организма.

Так, кончик языка «следит» за сердцем и легкими, его средняя часть — за желудком и поджелудочной железой (эти зоны расположены на срединной складке языка), а также печенью и селезенкой. По корню языка можно судить о состоянии кишечника, а по боковым участкам — почек. Срединная складка языка отражает состояние позвоночника.

Расположение этих зон на языке схематично повторяет размещение соответствующих органов в нашем теле, от кончика — верхней части туловища и до корня — нижней части туловища. У здорового человека язык бледно-розовый, без налета, с ровной складкой, хорошо выраженными сосочками. Если летом сосочки языка имеют красноватый оттенок и немного увеличены, то осенью и весной они слегка желтоватые или светлые. На состоянии языка могут сказаться и съеденные продукты, например черника и свекла, и чрезмерно горячая еда, и принятые лекарства, и конструкция зубных протезов, и состав композита, из которого сделана пломба. Об этом следует помнить, оценивая свое здоровье по языку, чтобы не принять след от съеденной морковки за тяжелый недуг.

Цвет языка: · Язык бледный — истощение. · Красный — нарушения в сердечной и легочной системах, заболевания крови, инфекционные болезни. · Темно-красный — недуги те же, что и при красном цвете, но положение больного гораздо серьезней. · Блестящий гладкий — анемия. · Фиолетовый — серьезные заболевания крови и легких. · Синий — нарушения в сердечно-сосудистой системе, легких, неполадки в почках.

Складка, идущая по его середине, точно отражает состояние позвоночника человека: так, искривление складки у кончика языка сигнализирует о шейном остеохондрозе, в середине — о проблемах в грудном отделе, у корня — о поясничном остеохондрозе. А отпечатки зубов на языке, если только вы нечаянно не прикусили его, говорят о нарушениях в пищеварении.

 Сигналы болезней на языке:

1. Возбужденное состояние организма (утолщенная ровная срединная складка). 2. Искривление позвоночника в поясничном отделе. 3. Искривление позвоночника в грудном отделе. 4. Искривление позвоночника в шейном отделе. 5. Хронический энтероколит, диспепсия (отпечатки зубов на боковых поверхностях языка). 6. Тиреотоксикоз, неврастения, алкоголизм (дрожание языка). 7. Хронические заболевания толстого кишечника (много мелких переплетающихся складок). 8. Плохо работают почки. 9. Нарушение функций толстого кишечника. 10. Интоксикация толстого кишечника. 11. Интоксикация желудочно-кишечного тракта. 12. Слабость сердечной деятельности. 13. Хронический бронхит. 14. Двусторонняя пневмония (коричневый налет). 15. Эмфизема легких.

Налет.

Тонкий налет — признак начинающегося заболевания, толстый — хронического. Утолщение налета говорит о прогрессировании заболевания, а просветление и уменьшение внушает оптимизм: здоровье пошло на поправку. Язык принял желтый цвет — вероятны нарушения в работе органов пищеварения, болезни печени, хронический холецистит. Плотная белая окраска — свидетельство интоксикации, запоров. Коричневый — заболевания легких и органов желудочно-кишечного тракта. Темный цвет говорит о тяжелых хронических нарушениях функций органов пищеварения, сопровождающихся обезвоживанием. Если налет обложил основание языка, врач может заподозрить нарушение работы кишечника и почек. Покраснение кончика — признак слабой сердечной деятельности, возможно начинающейся ишемической болезни. А коричневый налет по краю языка (симметрично по отношению к срединной складке) сигнализирует о двусторонней пневмонии.

  • Белесоватый налет на средней трети с трещинами по краям сигнализирует: вероятен гастрит, язва желудка и двенадцатиперстной кишки.

  • Белесоватый налет у корня — энтероколит.

  • Белый налет по краям и на передней трети — заболевания легких.  

  • Пенообразный налет по краям и на передней трети — хронический бронхит. 

  • Белый налет по краям задней трети — заболевания почек. 

  • Белый налет по всей поверхности — дисбактериоз, молочница, стоматит. 

  • Белые и красные пятна (так называемый клубничный язык) — скарлатина.

  • Налет голубого цвета — тиф, дизентерия. 

  • Сухой язык, многочисленные трещины — лихорадка, диарея, диабет, анемия.

  • Жжение — перенесенный стресс, вегетоневроз, шейный остеохондроз.

  • Опухание и покраснение справа — гепатохолецистит.

  • Опухание и покраснение слева — заболевания селезенки.

  • Тремор (дрожание) языка — проявление неврастенического синдрома, вегетоневроз, тиреотоксикоз.

  • «Географический» язык (неравномерное слущивание и регенерация эпителия) — нарушения в работе желудочно-кишечного тракта, глистные инвазии, диатез, токсикоз беременных.

 Еще один признак неполадок в организме — снижение вкусовых ощущений. Если человек перестает ощущать сладкое, кислое, соленое или горькое, вероятны заболевания нервной, эндокринной систем. Передозировка лекарств, особенно антибиотиков, тоже может отразиться на языке. На языке могут появиться налет, трещины, эрозии, герпетические высыпания, но чаще всего молочница.

Представляем книгу «Русский язык: “горячие точки”

   В 2021 году в Москве в издательстве «Флинта» вышло научное издание «Русский язык: “горячие точки” и “зоны безопасности”». Автор научной работы – член правления Российского общества преподавателей русского языка и литературы, Председатель ревизионной комиссии Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, заведующий кафедрой русского языка как иностранного Кубанского государственного университета, доктор филологических наук, профессор Валерий Петрович Абрамов.

   Книга избранных трудов заслуженного деятеля науки РФ В.П. Абрамова состоит из нескольких тематических блоков: о русском языке в современном мире; язык художественной литературы; о чтении художественной литературы; текст как многомерный феномен современности; лингвистика; ономастика; русский язык как иностранный; доклады; интервью. В каждой из этих частей автор поместил отдельные статьи, заметки, рецензии, интервью, доклады на конгрессах, ассамблеях и конференциях по русскому языку и литературе в России и за рубежом из того большого пласта своих публикаций советских, российских и иностранных журналов и газет, которые увидели свет в 80-е – 90-е годы XX в. и нач. XXI века.

   Часть статьей были опубликованы ранее в ведущих отечественных научных журналах «Русская речь», «Русский язык за рубежом», «Мир русского слова»; в научно-образовательном журнале Кубанского государственного университета «Филология – Philologica»; в «Педагогическом вестнике Кубани»; в литературно-историческом журнале «Родная Кубань»; в сборниках научных трудов в России и за рубежом. Также публикуются тексты выступлений на различных конференциях, симпозиумах, конгрессах, ассамблеях, где В.П. Абрамов выступал и как докладчик, и как рецензент, и как модератор.

   Первые статьи и книги были написаны и опубликованы много лет назад и были актуальны для своего времени. Однако теперь их также интересно прочитать, чтобы увидеть, как формировались научные представления, связанные с определенной эпохой, какой путь прошла наука о языке за эти годы. Сегодня многое было бы сказано по-другому. Но этот недостаток компенсируется тем, что давние работы хранят колорит эпохи и определенные взгляды на русистику именно в тот период, когда автор публиковал свои первые труды.

   Книга проиллюстрирована фотографиями, отражающими участие ученных в конгрессах и ассамблеях, конференциях в России и за рубежом.

   Материал книги может быть интересен языковедам и преподавателям русского языка и русского языка как иностранного, а также студентам, магистрантам, аспирантам филологических факультетов российских вузов, в том числе иностранным обучающимся, журналистам и всем тем, кто интересуется русским языком.

Узнать больше о зонах

Красная зона используется для описания чрезвычайно повышенных состояний бдительности и сильных эмоций. Находясь в Красной зоне, человек может быть в приподнятом настроении или испытывать гнев, ярость, опустошение или ужас.

Желтая зона также используется для описания повышенного состояния бдительности и повышенных эмоций, однако, когда они находятся в желтой зоне, у них больше контроля. Находясь в Желтой зоне, человек может испытывать стресс, разочарование, беспокойство, возбуждение, глупость, шевеление или нервозность.

Зеленая зона используется для описания спокойного состояния бдительности. Находясь в Зеленой зоне, человека можно описать как счастливого, сосредоточенного, довольного или готового учиться. Это зона, где происходит оптимальное обучение.

Синяя зона используется для описания низкого состояния бдительности и подавленности, например, когда человек чувствует себя грустным, усталым, больным или скучающим.

Зоны можно сравнить с дорожными знаками. Когда ему дают зеленый свет или когда он находится в Зеленой зоне, человек «готов к работе».Желтый знак означает «будьте осторожны» или «будьте осторожны», что относится к желтой зоне. Красный свет или знак остановки означает остановку, и когда вы находитесь в красной зоне, это часто имеет место. Синюю зону можно сравнить со знаками зоны отдыха, куда нужно отдохнуть или набраться сил. Все зоны естественны для восприятия, но структура фокусируется на обучении студентов тому, как распознавать свою Зону и управлять ею на основе окружающей среды и ее требований, а также людей вокруг них. Например, играя на детской площадке или в активной / соревновательной игре, учащиеся часто испытывают повышенное внутреннее состояние, такое как глупость или волнение, и находятся в желтой зоне, но, возможно, не нужно управлять этим.Однако, если среда будет изменена на библиотеку, где ожидания отличаются от игровой площадки, учащиеся могут по-прежнему находиться в желтой зоне, но им придется управлять ею по-другому, чтобы их поведение соответствовало ожиданиям библиотеки.

Округ пересмотрит изменения языка зоны Ag

Сбой во время виртуальной встречи запрещен общественный комментарий

Уполномоченные округа

планируют пересмотреть изменения зонирования, рекомендованные комиссией по планированию, которые ограничат жилищную застройку на сельскохозяйственных землях после того, как на заседании комиссии на прошлой неделе общественность не смогла прокомментировать это предложение.

Вопрос был передан для дальнейшего обсуждения, хотя не было ясно, будет ли он принят в том виде, в каком он был представлен. Комиссар Билл Райт предложил внести поправки в предложенную формулировку, в том числе добавить пункт о прекращении действия, чтобы в конечном итоге это изменение истекло, если члены комиссии не смогут договориться о более существенном исправлении.

Он сравнил предложение, представленное на прошлой неделе, с тем, что воткнуть палец в дамбу.

Данная формулировка направлена ​​на внесение поправок в таблицу использования и определения использования в Разделе 10 главы 25 Постановления о зонировании округа Миллард и в главе 1 раздела 11 Указа о территориальных единицах округа Миллард.Это изменение призвано остановить волну жилищного строительства в сельскохозяйственных зонах. В настоящее время сельскохозяйственные участки можно разделить на участки размером в один акр, на которых построены жилые дома, практически без надзора со стороны округа.

Комиссар

Эвелин Уорник заявила, что, хотя в настоящее время эта деятельность не подвергается давлению, внутри округа она происходит все чаще и чаще.

Предлагаемая новая формулировка по-прежнему позволит построить по крайней мере один дом на участке площадью 1 акр, отделенном от сельскохозяйственной зоны, но при этом будет создан процесс, при котором владельцам собственности потребуется получить разрешение на планирование округа перед разделением сельскохозяйственного участка далее в более чем один жилой участок.

В соответствии с постановлением о зонировании, например, владелец земельного участка площадью 60 акров может разделить его на 60 участков площадью 1 акр и построить 60 новых домов, даже не сообщая об этом своим соседям и не обращаясь за разрешением округа.

Постановление с внесенными в него поправками ограничит такое развитие, вынудит землевладельцев соблюдать установленный порядок и дополнительно защитит ограниченное количество сельскохозяйственных земель округа.

Адам Ричинс, планировщик округа, объяснил цель постановления.

«В большинстве мест запрещено строительство домов в сельском хозяйстве (зоны). Когда дом построен на сельском хозяйстве, очень трудно его когда-либо убрать », — сказал он. «И вещи, которые идут вместе с домами, обычно не … они, как правило, приносят с собой другие вещи, которые затрудняют дальнейшее ведение сельского хозяйства».

Ричинс сказал, что из-за легкости, с которой местные власти обращались с подразделением сельскохозяйственной зонированной собственности — единственное требование, по существу, чтобы она была разделена на участки размером в один акр — сделало для людей слишком легким изменение использование такой земли без особого надзора со стороны округа.

«Язык очень простой. В нем просто сказано, что новые земельные участки, создаваемые в районах сельскохозяйственного зонирования, не подлежат жилому строительству. Это предложение, — сказал он.

Позже Ричинс сравнил статус-кво с «нарушением наших собственных правил».

Райт сказал, что он нервничал по поводу принятия закона о том, как собственники осуществляют свои права собственности.

«Прямо сейчас я не чувствую, что у нас есть правильный баланс между продвижением вперед и, в частности, измерением прав собственности в отношениях с людьми, которые могут использовать свою собственность для более высокой ценности.Я думаю, что нам нужно быть очень, очень осторожными, когда мы начинаем не позволять нашим гражданам использовать свою собственность для получения более высокой ценности », — сказал он.

Он предложил поправку к предложенной формулировке, но согласился, что округу следует искать более долгосрочное решение. Его предложенное предложение изменить и добавить пункт о прекращении действия не получил ни секунды от других членов комиссии.

В конце концов Варник предложил положить предмет на стол. Она сказала, что хотела бы услышать больше от публики. Из-за сбоя в виртуальном заседании комиссии звонившие не пропускали до тех пор, пока не закончились публичные слушания, когда внезапно появились десятки звонящих.

Дрейпер встал со стула и поддержал движение Варника, чтобы положить предмет на стол.

«Поскольку у нас было такое большое количество звонящих и у нас возникли технические трудности, я выйду из кресла и поддержу движение, чтобы положить его на стол», — сказал он.

Райт проголосовал против предложения, но Дрейпер и Уорник согласились вынести этот вопрос на рассмотрение.

Дрейпер изучил предмет еще до того, как он был выставлен на продажу. Он сказал, что цель языка не в том, чтобы препятствовать строительству жилищ, а в том, чтобы позволить строить жилища в нужных местах.

«Это создание жилых домов в сельскохозяйственных районах, которые расширяют возможности округа по оказанию услуг. Требуется больше обслуживания и больше дорог. Это не ответственность округа, но для школьных округов требуются новые автобусные маршруты. Это часто влияет на кулинарные колодцы. Если у вас будет больше домов, построенных в определенном районе, уровень (воды) упадет », — сказал он.

Дрейпер сказал, что ему не нравится закат Райта.

В декабре, когда окружная комиссия по планированию рассмотрела этот пункт, многие жители вышли на публичные слушания, чтобы высказаться.

Многочисленные комментаторы тогда заявили, что опасаются посягательства округа на их права собственности. Другие заявили, что одобряют новые правила как средство защиты ограниченных сельскохозяйственных угодий. Даже два новых члена комиссии по планированию — хотя они еще не были официально назначены — встали и прокомментировали ситуацию.

Эрин Соренсон призвала комиссию по планированию быть осторожной и взвешенной, поскольку вопрос был сложным. Боб Роджерс сказал комиссии по планированию помнить о федеральных правилах, регулирующих сельскохозяйственные угодья, и о том, какое влияние жилые дома могут оказать на собственность.

В конце концов, предложенная формулировка была исключена из планирования 4–3 голосами комиссаров, которые рекомендовали отправить ее в окружную комиссию для дальнейших действий.

На вопрос, мешает ли предложенная формулировка каким-либо образом подать заявку на изменение зоны — например, с сельскохозяйственной зоны на определение жилого зонирования — должностные лица округа сказали, что измененное постановление не помешает этой возможности быть открытой для собственности собственники.

Краткий обзор темы 4: Зона ближайшего развития: позитивная перспектива в обучении ELL и ML

Щелкните здесь, чтобы получить версию для печати (в формате pdf) приведенного ниже краткого обзора темы

Эльза Биллингс и Аида Валки, WestEd

Что такое зона ближайшего развития?

«Зона ближайшего развития» (ZPD), возможно, является одним из наиболее часто используемых терминов в сфере образования.Тем не менее, как это часто бывает, мы используем терминологию с ограниченным пониманием задействованных концепций. ZPD была ключевой конструкцией в теории обучения и развития Льва Выготского (Vygotsky, 1978). Выготский определил ЗПД как:

«Расстояние между фактическим уровнем развития (учащегося), определяемым независимым решением проблем, и уровнем потенциального развития, определяемым путем решения проблем под руководством взрослых или в сотрудничестве с более способными сверстниками» (Выготский, 1978 , п.86).

Два критических элемента в определении ZPD Выготским — это понятие потенциального развития учащегося и роль, которую сотрудничество играет в процессе обучения.

Развитие потенциала студента

Концепция потенциального развития учащегося относится к пространству, выходящему за рамки текущих способностей и понимания учащегося. Это то, на что ученик способен, но еще не достиг. В случае изучающих английский язык (ELL) и многоязычных учащихся (ML) огромный потенциал, который они привносят в наши классы, состоит из их интеллектуальных, лингвистических и творческих сил, которые ждут своего часа. Наша ответственность как преподавателей — предоставить учащимся соответствующий опыт обучения и поддержку, чтобы помочь им реализовать свой потенциал развития. Цель обучения — способствовать автономии наших ELL и ML и их способности участвовать в деятельности, которая позволяет им применять и изменять то, что они узнали, в новых ситуациях.

Этот процесс влечет за собой педагогический баланс высокой задачи и высокой поддержки, при котором мы ориентируемся на перспективу обучения, ориентированную на будущее. Это означает, что мы осознаем, что при целенаправленной педагогической поддержке обучение происходит до того, как мы хотим развиваться.Таким образом, обучение предшествует развитию. Когда мы рассматриваем образование как ориентированное на будущее, мы одновременно учитываем опыт учащихся и одновременно рассматриваем их следующие уровни развития и новые возможности. Это пространство потенциального развития и есть ZPD, и это пространство, в котором происходит обучение, а значит, и место обучения. Для наших ELL и ML это означает, что нам не нужно ждать, пока их английский станет «идеальным», чтобы вовлечь их в интеллектуально стимулирующие и сложные задачи.Напротив, обучение может происходить только тогда, когда оно построено до разработки в ZPD.

Обучение как социальный процесс

Как происходит это обучение перед развитием? Сотрудничество является важным элементом продуктивной работы в ZPD, поскольку Выготский рассматривал обучение как социальный процесс. Поскольку обучение происходит в ZPD, области, выходящей за пределы уровня самостоятельных навыков или знаний учащихся, Выготский понял, что мы учимся через диалогическое взаимодействие с другими.Когда учащиеся выполняют в своих ZPD заданное задание, они обучаются и, следовательно, не могут выполнять задание самостоятельно. Им необходимо соответствующее руководство, моделирование и помощь, которые предоставляются в сотрудничестве со сверстниками или учителями. Таким образом, учителя должны сознательно выстраивать эти совместные структуры, гарантируя, что они приглашают студентов участвовать в полезной концептуальной и аналитической практике, в то же время развивая английский язык, необходимый для их выполнения. Таким образом, ученик проходит через зону ближайшего развития и в конечном итоге попадает в пространство интернализации и автономии, что является целью обучения. Это больше, чем простой процесс партнерства учащихся, обучение в этой зоне «строительства» происходит путем создания и принятия приглашений к взаимодействию при выполнении интеллектуально стимулирующих задач. Эти приглашения основаны на глубоком понимании наших студентов, что требует формативной оценки их, чтобы определить, где должны быть размещены следующие занятия, и в сочетании с осторожным и условным строением.Таким образом, строительные леса одновременно учитывают текущее понимание и интересы наших студентов, а также их будущий потенциал для развития.

Строительные леса

1

Scaffolding включает в себя как структурную, так и процедурную поддержку, которая направляет и позволяет учащимся работать в рамках их ZPD, чтобы они могли полностью раскрыть свой, но нереализованный потенциал. Структурный элемент строительных лесов относится к тем запланированным ритуализированным структурам, которые окружают учебные задачи. Примером структурных строительных лесов являются пошаговые инструкции, используемые в задаче «Думай, объединяй, делись» (TPS). 2 В задаче TPS есть три момента:

  • Think: Учитель задает ученикам один или два вопроса для рассмотрения. Чтобы увидеть, что думают учащиеся, а также при необходимости предоставить дополнительные основы, учитель просит учащихся записывать ключевые элементы своего ответа, используя слова или фразы, но не полные предложения. В зависимости от сложности вопросов учитель может дать ученикам от трех до пяти минут, чтобы они записали свои идеи.Тем временем учитель перемещается по классу, чтобы отслеживать и проверять, что написали ученики. Пустой лист бумаги может указывать на то, что ученику нужна дополнительная поддержка со стороны учителя.
  • Пара: Учащимся предлагается сформировать диады. Есть много способов сделать это, в зависимости от имеющегося времени, характера вопросов или даже от того, какое сейчас время дня (занятия сразу после обеда могут потребовать возможности для передвижения).
  • Поделиться: Диады устно делятся друг с другом своими ответами.Все учащиеся должны быть готовы — если потребуется — представить классу сначала ответы своего партнера, а затем свои собственные.

TPS предоставляет студентам структуру, позволяющую устно запрашивать идеи у партнера, выслушивать идеи своих сверстников, а также задавать вопросы и отвечать на них, тем самым внося свой вклад и открывая новые перспективы по рассматриваемой теме. В результате оба ученика получают возможность совместно конструировать смысл. Строительные леса должны поддерживать тщательный баланс поддержки учащегося, не будучи настолько жесткими или ограниченными, чтобы задушить учащегося.Они одновременно постоянны и гибки. Например, в рамках TPS структура остается постоянной, в то время как основная тема или вопрос задачи TPS является гибкой и меняется каждый раз. Таким образом, ELL и ML не испытывают когнитивной перегрузки из-за необходимости понимать и вводить в действие новую структуру для обмена идеями и могут мысленно стремиться к центральной теме или вопросу задачи TPS, позволяя им по-настоящему участвовать в задаче. После участия в TPS несколько раз студенты знакомятся с этой совместной структурой для обмена идеями, чтобы она стала автоматизированной.В конце концов, учитель может добавить гибкости самой структуре TPS с небольшими изменениями, такими как добавление рисунка или опции письма к шагам.

Процедурный аспект строительных лесов возникает через незапланированную поддержку, которая происходит в данный момент и в ответ на что-то новое, что учащийся привносит во взаимодействие в классе. Непосредственный характер процедурных строительных лесов делает их зависимыми от учащегося и конкретной ситуации, в которой это происходит. Это означает, что в дополнение к постоянному мониторингу понимания учащимися, учитель также оценивает их собственные структурные каркасы, чтобы иметь возможность быстро изменять их, чтобы поддержать продвижение учащихся к ZPD. Таким образом, именно через запланированную структуру вместе с случайным, текущим процессом создания строительных лесов учитель создает как обстоятельства, так и поддержку, которые позволяют учащимся участвовать в их ZPD и участвовать в них, и которые способствуют их автономии как учащихся. Мы должны полностью понимать, что наша цель — автономия учащихся. В конце концов, наши студенты должны пройти через свой ZPD к саморегулированию, при котором им больше не нужны строительные леса, которые мы предоставили ранее. В самом деле, если наши инструкции не развивают автономию, это непродуктивная работа в ZPD.

Революционный опыт — Penn State

TY — JOUR

T1 — Изучение второго языка в зоне ближайшего развития

T2 — Революционный опыт

AU — Lantolf, James P.

AU — Aljaafreh, Ali

PY — 1995

Y1 — 1995

N2 — В этой статье мы предоставляем эмпирическую поддержку на основе обучения L2 для утверждения Выготского о том, что развитие и производительность психических систем не является плавным линейным процессом, но одновременно влечет за собой движение вперед и регресс или что-то еще. Исследователи L2 называют отступничество.Рассмотрев специфику аргумента Выготского, мы показываем, что, поскольку обучение возникает в «зонах ближайшего развития», регресс проявляется не только в лингвистических характеристиках второго языка, создаваемого учащимися, но также в частоте и качестве помощи, как и других -регулирование согласовывается между учащимися и экспертами. Хотя другие исследователи L2 признали появление регрессии среди учащихся, мы предлагаем другой теоретический статус этого явления, чем это имеет место в настоящее время.

AB — В этой статье мы предоставляем эмпирическую поддержку на основе обучения L2 для утверждения Выготского о том, что развитие и производительность в ментальных системах не является плавным линейным процессом, но одновременно влечет за собой движение вперед и регресс или то, что некоторые исследователи L2 называют откатом назад. Рассмотрев специфику аргумента Выготского, мы показываем, что, поскольку обучение возникает в «зонах ближайшего развития», регресс проявляется не только в лингвистических характеристиках второго языка, создаваемого учащимися, но также в частоте и качестве помощи, как и других -регулирование согласовывается между учащимися и экспертами.Хотя другие исследователи L2 признали появление регрессии среди учащихся, мы предлагаем другой теоретический статус этого явления, чем это имеет место в настоящее время.

UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=0039342830&partnerID=8YFLogxK

UR — http://www.scopus.com/inward/citedby.url?scp=0039342830&partnerID=8YFLogx

U2 — 10.1016 / 0883-0355 (96) 80441-1

DO — 10.1016 / 0883-0355 (96) 80441-1

M3 — Артикул

AN — SCOPUS: 0039342830

VL — 23

SP — 619

EP — 632

JO — Международный журнал исследований в области образования

JF — Международный журнал исследований в области образования

SN — 0883-0355

IS — 7

ER —

Почему вы должны оставаться в своем комфорте Зона

Сегодня у нас есть гостевой пост (и с другой точки зрения!) От Пэта Гудриджа, который родом из Филадельфии, США.

Пэт — старший преподаватель Пенсильванского университета, где он изучает лингвистику и в свободное время работает на новом сайте по изучению русского языка, 3ears.com (инструмент, который, как я думаю, будет успешным). это отлично!).

Он любит изучать языки и ведет свою страницу в Facebook, посвященную лингвистическим специальностям, The Linguist Lattice. Носитель английского языка, он также свободно говорит на немецком и русском языках, активно изучал турецкий и имеет базовые знания испанского, венгерского и двух центральноазиатских языков (казахского и узбекского).

Перед вами, Пэт!


«Люди всегда спрашивают меня:« Китайский так сложно изучать, как ты это сделал? ». Они говорят: «Я пытаюсь выучить английский» или «Я пытаюсь выучить французский, и это так сложно, я провожу время, и это все еще слишком сложно», и я всегда отвечаю: «Ну, тогда потратьте больше времени». … .Это не секрет ».

Жюльен Годфруа, уроженец Китая, ведущий и ресторатор Пекина

Вхождение в «Русский мир»

Я вернулся домой после первого семестра колледжа в конце декабря 2012 года, пройдя через звонок первокурсника. .

Мои оценки были невысокими и не давали надежды на предстоящие более сложные курсы. Моя старая ситуация в общежитии была историей; Я переехал после первого семестра, чтобы сбежать от раздражительных соседей по комнате и социальных условий, лишенных учебы.

Я играл в братство, играл на вечеринках и больше сосредоточивался на погоне за девушками, чем на погоне за отличниками.

Но как чуткий, вдумчивый человек, занимающийся гуманитарными науками, в душе мне становилось все труднее находить хоть какое-то подобие принадлежности к элитной инженерной школе.Я устал, заблудился и был готов к переменам, которые придут ко мне.

Это было в самых неожиданных местах.

Просматривая на YouTube видео о холодной войне, теме в истории, которую я всегда находил интригующей, я наткнулся на видеокурс по русскому языку школьного округа Далласа 90-х годов. Он назывался «Русский мир» и поразил меня кинематографией в стиле видеомагнитофона, которую я любил видеть в старых документальных фильмах.

Ее хозяйкой была кроткая и тихая Вера Полякова-Норвуд.

Вера гордо родилась из Санкт-Петербурга, но годы техасской жизни придали ее акценту отчетливо мелодичный славяно-южный акцент.

Даже с учетом всех новейших обучающих материалов по русскому языку на Youtube и в других местах, что привлекло меня в «Русский мир», так это поразительная надежность курса; три года занятий, всего почти 100 часов!

Интересно, что именно сочетание моего одиночества и времени, проведенного наедине с этим курсом, сформировало мой ранний опыт изучения русского языка и культуры, а не какое-либо взаимодействие с носителем русского языка.

Это означало бы для меня не только введение в русский язык, но и более широкие, бесконечные ресурсы для изучения языка, найденные в Интернете.

Изучение русского языка той зимой было самым продуктивным, сложным и полезным процессом, который я когда-либо испытывал.

Это было самое полезное, потому что оно преподало мне самый важный урок об изучении языка: Чтобы глубоко понять язык, нужно больше сосредоточиться на учебе, сделанной самим собой, чем на речи, сделанной с другими.

Изучение языка как социальный процесс

Процесс изучения нового языка часто рассматривается как социальный процесс.

Подобно многим социальным процессам, таким как подход к привлекательному человеку в баре или выражение беспокойства начальству на работе, изучение языка требует традиционных представлений о выходе из «зоны комфорта».

А именно, это включает в себя погружение в новую иностранную культуру и общение с людьми из другого происхождения, используя второстепенные языковые навыки, которые будут некорректными в течение некоторого времени (часто до неприятного эффекта!).Чтобы достичь даже среднего уровня в незнакомом языке, не только требуется, чтобы человек подвергался неопределенности социального обмена, будь то среди сверстников в классе или с местными жителями на улицах иностранного мегаполиса, но и требует этого.

Фактически, он требует этого многократно.

Эти шаги по расширению круга знаний и понимания, несомненно, связаны с определенным уровнем дискомфорта, который имеет фундаментальное значение для всего, что так далеко от повседневной жизни большинства людей, как отработка навыков владения новым языком.

Хотя самовыражение на другом языке увлекательно, неуверенность и неуверенность в себе могут сделать это для некоторых прыжком веры.

Я помню, как в прошлом году мы с друзьями сидели в турецком ресторане во время визита в Принстон, штат Нью-Джерси.

Я обожал турецкую кухню, и мне не терпелось заказать мое любимое блюдо, манты (турецкие пельмени). Мои друзья, однако, были настроены более скептически: их поразила необычная смесь мяса и овощей на тарелках с фрикадельками из акчаабата и донер-кебабом.

Они с надеждой смотрели в окно на китайский ресторан через улицу, тоскуя по иностранной кухне, к которой они были более привычны.

Два моих друга проголосовали за меня, и мы решили уйти, прежде чем сделать заказ.

Хотя я не изучал турецкий язык несколько месяцев, я почувствовал необходимость искупить свою вину, поговорив немного по-турецки с персоналом.

Я повернулся к официантке, чтобы поблагодарить ее, и лихорадочно произнес «Мерхаба!», А затем посмотрел на ее неловкую улыбку в ответ.Я ушел, гордый своим культурным сочувствием, но сделал всего несколько шагов, прежде чем меня накрыла волна смущения.

Похлопав себя по лбу, я понял, что только что сказал «Привет» вместо «Спасибо».

Я не мог не чувствовать, что всего лишь тридцать секунд изучения основных приветствий и манер могли превратить этот момент в момент связи, а не в замешательство.

Языки — это марафон, а не спринт

Этот взгляд на изучение языка, социальный, упускает из виду то, что в моей языковой карьере было еще более важным элементом — учеба.

Именно в этой части исследования ключевым элементом является не дискомфорт, как в социальной, выразительной, рискованной стороне, а комфорт.

Это описание противоречит всему, что думают американцы об изучении языков: , что это скучно, утомительно и сложно.

Но я считаю, что при принятии ценности комфорта, постоянного чувства гармонии и удовольствия на протяжении всего процесса обучения, учащиеся могут достичь беспрецедентного успеха в изучении изучаемого языка — но не сразу.

Отсрочка удовлетворения и немедленных результатов становится менее модной в нашей культуре.

Это то, что отталкивает многих от простой мысли о составлении списков слов, поиске друзей по переписке или часах прослушивания непонятной иностранной речи, чтобы попытаться расшифровать закономерности («промывание мозгов», как это называет австралийский психолог Крис Лонсдейл) .

Хотя обучающие программы, которые обещают, что процесс займет от шести месяцев до двух месяцев или десяти дней, заставят нас поверить в то, что гонка за изучением языка — это спринт, он гораздо более похож на ультрамарафон.

Тот, кто наблюдает за бегуном Скоттом Юреком на дистанции 100 миль, не увидит лучшего в мире спринтера на длинные дистанции; скорее Скотт ходит, бегает трусцой и останавливается, чтобы сделать перерывы.

Он шагает сам, учится любить процесс и, прежде всего, делает все самостоятельно.

Известные изучающие язык, такие как Julien Gaudfroy , который посвятил пять лет тому, чтобы научиться говорить на китайском, как родной, могут засвидетельствовать, что овладение языком является долгосрочным делом, но тем не менее изучающий язык должен научиться любить.Годфруа был концертным виолончелистом в Париже, умел использовать целенаправленную практику, чтобы стать мастером мирового класса.

Когда он получил травму, завершающую карьеру в 20 лет, он решил посвятить свои слуховые таланты овладению китайским произношением.

Это привело его на десятилетний подъем к медийной известности Китая.

Если кто-то должен потратить годы на что-либо, будь то изучение языка или обучение рисованию, найти комфорт в этой задаче становится все более важным, поскольку для этого требуется все больше времени.

Длинные дороги делают поездку расслабляющей.

Важность длительного комфорта и расслабляющей атмосферы не станет сюрпризом для опытных ученых.

Любой примерный студент любой дисциплины знает, что одним из преимуществ обучения является свобода настраивать процесс так, чтобы он был наиболее приятным, продуктивным и, следовательно, комфортным.

Это создает своего рода зону для изучающего язык, похожую на то, что психологи называют «состояние потока».

Это достигается за счет учета трех наиболее важных компонентов изучения языка: долголетия , умственной выносливости и удовольствия .

Итак, чтобы по-настоящему хорошо говорить на любом языке, выходящем за рамки обычного повседневного использования, нужно овладеть вторым типом обучения, изучением . Самый большой успех, достигнутый этим типом учеников, не будет в кафе, разговоре с близкими людьми или даже в классных комнатах.

Скорее, они придут во время уединенного, целенаправленного изучения.

Они будут во время постепенного начала чтения, декламации и повторения, которые составляют настоящее, глубокое изучение языка. Хотя это может показаться нелогичным, учитывая пассивное овладение языком в детстве, полностью социальный процесс, на самом деле возможность активного обучения является огромным преимуществом для изучающих второй язык.

Это проблема, которая изучается в других языковых сообществах.

Независимо от того, является ли ваш предпочтительный метод изучения карточек, метод Золотого списка или просто чтение, установление комфорта как для тела, так и для разума — ключ не только к отличным языковым навыкам, но и к глубокому пониманию.

Итак, я бы посоветовал вам: сбавьте скорость , погрузитесь в и вернитесь в свою зону комфорта.

Как редактировать настройки языка и часового пояса — Справка NovoEd

Языковые настройки

Цель: Язык, отображаемый на платформе NovoEd и в уведомлениях по электронной почте, можно выбрать в соответствии с предпочтениями учащегося. Варианты языковых предпочтений включают английский (США), испанский, испанский (Испания), французский (Франция), португальский (Португалия), португальский (Бразилия), китайский, японский, корейский, русский, немецкий, арабский, иврит и польский языки.

Эта настройка изменит язык кнопок платформы, меток уроков и формат пользовательского интерфейса для языков с письмом слева направо, таких как арабский, иврит и японский.

Шаги по управлению языковыми настройками:

  1. Выберите аватар пользователя в верхнем левом углу, чтобы открыть меню настроек пользователя.
  2. Выберите Язык , чтобы перейти на страницу настроек «Язык и часовой пояс ».
  3. В разделе Language Preference выберите нужный язык из раскрывающегося меню.
  4. Настройки автоматически сохраняются при выборе выбора.

Настройки часового пояса

Цель: Время и даты отображаются на всей платформе NovoEd, например, в сроках выполнения заданий, обновлениях выпуска и обсуждениях. Отображаемые время и дата автоматически устанавливаются в соответствии с часовым поясом компьютера или устройства.Однако учащийся может выбрать предпочтительный часовой пояс.

Шаги по управлению настройками языка и часового пояса:

  1. Выберите аватар пользователя в верхнем левом углу, чтобы открыть меню настроек пользователя.
  2. Выберите Язык , чтобы перейти на страницу настроек «Язык и часовой пояс ».

  3. В разделе Настройка часового пояса выберите один из двух вариантов:
    1. Вариант 1: Автоматически обновлять мой часовой пояс на основе часов моего компьютера (рекомендуется)
    2. Вариант 2: Выберите часовой пояс.(При выборе варианта 2 выберите нужный часовой пояс в раскрывающемся меню.)
  4. Настройки автоматически сохраняются при выборе выбора.

Примечание: Выбор предпочтительного часового пояса означает, что платформа NovoEd всегда будет отображать предпочтительный часовой пояс, независимо от местоположения компьютера или устройства. Имейте в виду, что в сроках выполнения назначений всегда будет отображаться предпочтительный часовой пояс, даже при доступе к NovoEd из другого часового пояса.

Отрицательная обратная связь как регулирование и изучение второго языка в зоне ближайшего развития по JSTOR

Информация о журнале

Рецензируемая публикация The Modern Language Journal посвящена содействовать научному обмену между учителями и исследователями всех современных иностранные языки и английский как второй язык. В этом журнале публикуются задокументированные эссе, количественные и качественные исследования, ответные статьи и редакционные статьи, бросающие вызов парадигмам изучения и преподавания языков.Журнал современного языка предлагает 6 или 7 эссе или исследований. исследования в ежеквартальном выпуске, профессиональный календарь событий и новостей, список соответствующих статей в других журналах, ежегодный обзор докторских степени во всех областях, касающихся иностранного и второго языков, а также обзоры научные книги, учебники, видеокассеты и программное обеспечение. JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Modern Языковой журнал. Электронная версия The Modern Language Журнал доступен по адресу http: // www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте. Журнал современного языка также выпускает пятый номер каждый год. который чередуется между тематическим выпуском и монографией.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование. Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *